Обзоры

Почему сельское хозяйство в Крыму развивается столь медленно

Сельское хозяйство в Крыму так и не стало привлекательным для инвесторов, большинство проектов реализуется местными предпринимателями.

Несмотря на обещанную властями всеобъемлющую поддержку и открытие крымского моста, сельское хозяйство Крыма пока так и не стало сферой, привлекательной для серьёзных инвестиций с материковой части России.

Российский агробизнес от прихода в Крым удерживает ряд факторов, среди которых санкции далеко не на первом месте по значимости — главным препятствием остаются запутанные земельные отношения, а также сдерживающую роль играют проблемы с инфраструктурой и финансированием. В результате новые проекты в крымском АПК и пищепроме движутся совсем не теми темпами, как ожидалось, а реализуют их в основном местные инвесторы.

На бумаге и на самом деле

Сельское хозяйство заслуженно признаётся второй по своему потенциалу развития отраслью экономики Крыма и Севастополя после туризма, и если судить по объёму заявленных за пять лет в составе России инвестпроектов, то дела в этой сфере идут вполне успешно. Как сообщал в апреле прошлого года министр сельского хозяйства Республики Крым Андрей Рюмшин, с 2015 года между Советом министров РК и инвесторами было подписано 64 соглашения о реализации проектов, объём инвестиций по которым составит порядка 42 млрд рублей, причём только в 2017 году было заключено 25 соглашений на сумму более 22 млрд рублей.

Но если посмотреть на объём реально пришедших в отрасль вложений, то складывается совершенно иная картина. Тот же Андрей Рюмшин в июле этого года на круглом столе, посвящённом развитию сельских территорий, приводил такую статистику: объём инвестиций, приходящих в АПК Крыма, за последние пять лет увеличился практически в два раза: с 1 млрд 102 млн рублей в 2014 году до 1 млрд 990 млн рублей в 2018 году. Динамика, безусловно, впечатляющая, но в абсолютных показателях суммы реальных инвестиций в АПК Крыма всё так же невелики.

Для сравнения: в Кабардино-Балкарии, небольшой республике Северного Кавказа с динамично развивающимся сельским хозяйством, в 2017 году в эту отрасль пришло порядка 7 млрд рублей инвестиций, как следует из расчётов по данным региональной инвестиционной стратегии до 2034 года.

О том, что в крымском АПК на сегодняшний день в стадии реализации находятся главным образом небольшие инициативы, свидетельствует приведённый ниже перечень наиболее значимых на данный момент живых проектов в отрасли.

Самый крупный из них — строительство тепличного комбината «Белогорский» — стоит 3,9 млрд рублей (порядка 60 млн долларов по текущему курсу), хотя при подписании на Ялтинском международном экономическом форуме 2017 года соглашения с инвестором, московской группой компаний «Горкунов», стоимость инвестпроекта «Создание кластера по производству и переработке овощей закрытого грунта в Республике Крым» была заявлена в объёме 14 млрд рублей.

В других южных регионах стоимость крупных аграрных проектов существенно выше. Например, в опубликованном в январе порталом «Агроинвестор» рейтинге 25 крупнейших инвестпроектов в российском АПК значатся такие начинания, как строительство теплиц компании «Магнит» в Краснодарском крае стоимостью 12,6 млрд рублей, три очереди теплиц АПК «Сальский» (Ростовская область) стоимостью 6,5 млрд рублей, а также 300 га яблоневых садов компании «Эко-культура» в Ставропольском крае с объёмом инвестиций 5,6 млрд рублей. Проекты Крыма и Севастополя в этом топ-25 отсутствуют.

Примечательно, что в него не вошли два мегапроекта, соглашения по которым были подписаны в ходе ЯМЭФ-2016, — строительство животноводческого комплекса ООО «КрымИнвестСтрой» стоимостью 18 млрд рублей и мясоперерабатывающий кластер стоимостью 9 млрд рублей, заявленный Черноморской агропромышленной компанией. Скорее всего, составители рейтинга сочли эти планы не более чем бумажными декларациями.

В частности, по поводу второго проекта представитель его инициатора Эрнест Дошоян заявил в прошлом году порталу «Деловой Крым»:

«Сначала у нас был колоссальный энтузиазм. Нам казалось, что всё будет легко: удачный политический контекст, федеральный центр настроен поддерживать развитие региона. Но по факту в первый год было просто физически невозможно работать — слишком часто менялись чиновники».

В результате строительство первого объекта мясного кластера — птицефабрики на северо-западе Крыма — было приостановлено.

О реальном объёме средств, направляемых в крымский АПК и переработку сельхозпродукции, можно судить и по стоимости кредитных соглашений, заключённых между ведущим банком полуострова РНКБ и сельхозпроизводителями за последние пару лет.

Вот несколько примеров.

В октябре 2017 года АО «Крымская фруктовая компания», реализующее ряд крупных проектов по расширению своего производства, получила от РНКБ пятилетний кредит на 80 млн рублей для приобретения сельскохозяйственной техники и грузового автотранспорта. В июне прошлого года РНКБ возобновил кредитную линию в объёме 100 млн рублей на пополнение оборотных средств и финансирование текущей деятельности для ООО «Новатор» — ведущего производителя молочной продукции Крыма. В прошлом ноябре на аналогичные цели была открыта кредитная линия для ГУП РК «Крымхлеб» с общим лимитом на сумму 150 млн рублей на срок 12 месяцев. В апреле этого года кредитная линия в размере 280 млн рублей на срок 36 месяцев на пополнение оборотных средств, включая закупку виноматериалов, была открыта для ООО «Евпаторийский завод классических вин».

Иными словами, речь идёт не об инвестиционных кредитах, а о сравнительно небольших займах на поддержание текущей деятельности предприятий.

Особняком в этом смысле стоит заключенное на ЯМЭФ-2019 соглашение между РНКБ и группой компаний «Скворцово» по её проекту «Суперинтенсивное садоводство с мелиоративной системой по производству, хранению и переработке 40 тысяч тонн фруктов в год» в Симферопольском районе стоимостью 3,8 млрд рублей. До этого РНКБ уже кредитовал другие проекты холдинга — строительство комплекса по хранению и переработке зерна (800 млн рублей), а также животноводческого комплекса замкнутого цикла мощностью 100.000 голов свиней в год (более 1 млрд рублей).

Однако реальные проекты с сопоставимым объёмом инвестиций в Крыму пока можно пересчитать по пальцам. Более того, ряд громких деклараций по прошествии времени так и остаются на бумаге или сворачиваются их инициаторами.

Например, в июле стало известно о расторжении инвестиционного соглашения с ООО «Таврика Крым», близким к бывшему акционеру банка «Россия» Наталье Свитовой. Компания ещё в 2016 году планировала строительство винно-коньячного производства стоимостью 543,2 млн рублей, но к реализации проекта так и не приступила.

«Лишь единичные сельхозпроизводители Крыма могут сегодня уверенно утверждать, что они договорились с банками по финансированию их проектов. Нигде в мировой практике к реализации проектов в сельском хозяйстве не приступают без наличия кредитно-банковской системы, которая гарантированно поддерживает эту отрасль, поскольку сельское хозяйство — это производство с получением прибыли один раз в году. Рентабельность такого производства должна быть выше банковской ставки кредитования не меньше чем на 100% — в реалиях Крыма это не менее 25%. В предыдущие годы рентабельность сельского хозяйства в Крыму не превышала 20% при соблюдении всех требований и научно обоснованных норм, которые позволяют получать среднюю по республике производительность в отрасли. При этом фактические объёмы выдачи кредитов совершенно не обеспечивают потребности аграриев в финансировании. Для того чтобы инвестиционные процессы в отрасли были хорошо заметны, в неё должны направляться миллиарды рублей кредитных средств. Их отсутствие принципиально тормозит реализацию крупных проектов», — комментирует директор ФГБУН «НИИ сельского хозяйства Крыма», доктор сельскохозяйственных наук Владимир Паштецкий.

Именно поэтому, по его мнению, нельзя сбрасывать со счетов санкционный фактор — он напрямую влияет на то, что АПК Крыма уступает материковой части России по объёмам кредитования.

Мост погоды не сделал

Спустя год и несколько месяцев после ввода в эксплуатацию автомобильной части Крымского моста можно с уверенностью утверждать, что он, вопреки ожиданиям, пока так и не стал полноценным коридором для материковых инвестиций в Крым.

Сфера АПК в данном случае наиболее показательна, поскольку мост должен был стать принципиально значимым элементом логистики для продукции АПК и сельхозпереработки. Однако как практики аграрной отрасли, так и независимые эксперты констатируют, что открытие моста практически никак не сказалось на ряде других факторов, которые препятствуют притоку инвестиций с «Большой земли». В целом эти факторы относятся к такой тонкой материи, как инвестиционный климат.

Севастопольский винодел Павел Швец, один из инициаторов приоритетного проекта «Терруар — Севастополь», в котором на данный момент насчитывается уже 22 участника, говорит, что пока он не воплощается в том виде и объёме, как замышлялся изначально.

Задача властей по подготовке неиспользуемых земельных участков и передаче их инвесторам на специальных условиях, к сожалению, так и не была выполнена, поясняет Швец. Тем не менее, по его словам, за последние два-три года в Севастополе появилось более десяти новых проектов в области виноградарства и виноделия с объёмом инвестиций от 200 млн рублей. Инвесторы самостоятельно решили вкладываться в это направление, понимая, что севастопольский терруар способен рождать вина высокого качества, но они в основном покупают землю у частных владельцев.

«Благо, что по линии федерального Минсельхоза и городского департамента сельского хозяйства эти проекты получают приличные субсидии на закладку новых виноградников — это огромное подспорье: в других регионах России, кроме Севастополя и Крыма, таких субсидий просто нет», — констатирует Павел Швец. «Если громче об этом говорить, то, возможно, инвесторов будет больше. Но за это нужно благодарить федеральный центр. Что же касается местных властей, которые могли бы заняться выделением площадей под новые винодельческие проекты, то об особых условиях для инвесторов мне ничего не известно. За то, что уже делается, власти могут хорошо отчитаться, но захотят ли они улучшить ситуацию? Остаётся надеяться на нового губернатора Севастополя, который, на мой взгляд, неплохо представляет, что происходит в нашем „цеху”».

Если же анализировать ситуацию по отрасли в целом, то разрыв между объёмом заявляемых и реализуемых проектов связан в первую очередь с качеством их проработки, считает Павел Швец:

«Те „ коврижки”, которые власть посулила инвесторам — прежде всего преференции в рамках свободной экономической зоны и прочую всестороннюю поддержку, сподвигли многих обратить внимание на возможность реализации проектов в Крыму. Тем более, власти давали понять, что стоит поторопиться, иначе можно опоздать. Но когда инициаторы заявленных проектов начинали погружаться в местную бизнес-среду и наталкиваться на различные подводные камни, первоначальные сроки по их проектам стали сдвигаться. Особенно это касается сложных проектов, в которых предполагается участие цепочки предприятий: если один из её элементов выпадает, страдают и все остальные».

В качестве примера Швец напоминает о планах строительства в Севастополе стекольного завода, который обеспечивал бы бутылкой винодельческие предприятия — этот проект был анонсирован в 2017 году. Многие понадеялись на то, что это предприятие заработает, и просчитали свои бизнес-проекты с учётом шаговой доступности бутылки. В итоге строительство завода было свёрнуто, и это сделало другие показатели недостижимыми. На всё это накладываются другие факторы: колебания курса рубля, санкционные эффекты и т.д. — на всё это бизнес реагирует очень оперативно, корректируя инвестиционные планы.

«Власти, — резюмирует севастопольский винодел, — обещали построить в Крыму инфраструктуру и свои планы выполняют, но должно ещё пройти немало времени, чтобы Крым воспринимался как стабильная территория для инвестиций. Вскоре после присоединения Крыма к России здесь было немало „ джентльменов удачи”, которые рассчитывали, что здесь можно будет заработать лёгкие деньги, в том числе за счёт неких преференций от новых властей. Оказалось, что из этой первой волны „ эмиссаров быстрого реагирования”, которые прибежали на якобы свободное поле, почти никого не осталось — почти все значимые проекты реализует местный бизнес либо очень уверенные в себе компании и предприниматели из других регионов, которых немного».

Похожим образом видит ситуацию в крымском АПК московский отраслевой эксперт Илья Березнюк, управляющий партнёр компании Agro and Food Communications. По его словам, ситуация с инвестициями в сельское хозяйство Крыма остаётся сложной — многие инвесторы из материковой России просто опасаются входить в этот регион. Крупные агрохолдинги, в особенности ориентированные на экспорт, просчитывают малейшие риски санкций, и пока они сохраняются, на их появление в Крыму рассчитывать не приходится.

Но не торопятся в Крым и менее крупные игроки рынка, которые, впрочем, обладают вполне приличными финансовыми возможностями, — таких компаний в России десятки, если не сотни. Для них, подчёркивает Березнюк, основным камнем преткновения являются юридические проблемы, особенно всё, что касается земельного фонда. Мораторий на продажу и аренду земель сельхозназначения, находящихся в государственной либо муниципальной собственности, в Республике Крым был снят сравнительно недавно, в сентябре 2016 года, а инвентаризация земель сельхозназначения была завершена лишь в мае 2017 года. В Севастополе значительная часть земель сельхозназначения попросту не используется — в мае прошлого года директор департамента сельского хозяйства городского правительства Дмитрий Чумаков признался, что в экономическую деятельность вовлечена только половина из 21 тысячи гектаров этой категории земель.

«Переход от украинского земельного законодательства к российскому состоялся лишь недавно, остаётся множество противоречий и правовых коллизий, которые являются критическим препятствием для прихода инвесторов из других регионов», — говорит Илья Березнюк, «Отдельные сложности для потенциальных инвесторов составляют постройки, не соответствующие законодательству РФ. Сохраняются серьёзные проблемы с инфраструктурой, прежде всего в западной части Крыма, где большая часть земель требует искусственного орошения. Понемногу этот вопрос решается, но в целом ситуация с водоснабжением и орошением далека от оптимальной, что и показал прошлый год, когда погибла значительная часть урожая зерновых в Крыму. Иными словами, объём рисков слишком велик и пока не компенсируется появлением моста, упростившего логистику. Это останавливает инвесторов из других регионов, и основная часть нового агробизнеса, который появляется в Крыму, создаётся усилиями местных предпринимателей, причём многие из них работали ещё в украинский период. Возможно, некоторые из них привлекают партнёров и соинвесторов с материка, но о крупных проектах, инициированных инорегиональным бизнесом, почти не слышно. Все прекрасно понимают, что заходить в Крым с нуля, при отсутствии какого-либо административного веса достаточно рискованно».

 

Гораздо больше, чем ничего

И всё же следует признать, что за последние пять лет АПК Крыма даже в описанных выше непростых условиях показал очень приличные результаты, напоминающие об огромном потенциале отрасли.

По словам Владимира Паштецкого, внедрение современных технологий и использование нового семенного фонда за несколько лет позволили добиться очень существенных результатов в растениеводстве: даже при крайне ограниченных водных ресурсах урожайность зерновых в Крыму сейчас на 2,5 центнера с гектара выше, чем 20 лет подряд при наличии днепровской воды. Кроме того, отмечает Паштецкий, хорошо сработала программа по лизингу сельхозтехники.

Можно также отметить серьёзные успехи в развитии аквакультуры — только в Севастополе производство в этом сегменте АПК выросло с 41 тонны в 2015 году до 69 тонн в 2018 году.

«В производстве мидий и устриц Крым уже вышел на лидирующие позиции в России, наряду с Приморским краем» , — говорит Илья Березнюк, «Перспективы развития этого направления очень хорошие, особенно если налоговая и административная нагрузка на него не будет увеличиваться. Участков для развития аквакультуры в Крыму хватает, и я знаю немало бизнесменов, которые так или иначе думают об инвестировании в такие проекты, особенно связанные с моллюсками. Немалые возможности есть и для разведения теплолюбивых видов рыб».

Из уже реализованных инвестпроектов в АПК и пищепроме стоит упомянуть построенное группой частных инвесторов предприятие ООО «Первый Крымский Маслозавод» мощностью до 35 тысяч тонн продукции в год. В его создание было вложено порядка 400 млн рублей, поставлять крымское подсолнечное масло планируется как на внутренний рынок под брендом «Мой Крым», так и на экспорт — в Сирию и Иран.

В Красногвардейском районе Крыма на днях была запущена в эксплуатацию первая линия завода «Триа-Агро» по производству семян. Этот проект стоимостью более 227 млн рублей должен обеспечить потребность Республики Крым в качественном семенном материале на 75%.

Ещё в конце 2015 года в Первомайском районе Крыма открылся крупный молочно-товарный комплекс «Крым-Фарминг», в создание которого было вложено 600 млн рублей с перспективой доведения объёма инвестиций до 2 млрд рублей.

Компания «Фрукты Старого Крыма» в 2015–2018 годах реализовала инвестпроект по закладке 150 га яблоневых садов интенсивного выращивания. Этот список, разумеется, можно продолжить.

«В дальнейшем, — полагает Владимир Паштецкий, — основной акцент в развитии отрасли должен быть сделан на переработке сельхозпродукции, в том числе технических культур, таких как сорго — это наша, крымская культура, но мы не знаем, что с ней делать. Однозначно нужно уделить больше внимания овощеводству — Крыму необходимо ещё примерно два десятка гектаров теплиц, чтобы обеспечивать круглогодичную потребность в овощах, а также создавать мощности по их переработке. Большой потенциал есть в увеличении дойного стада и создании перерабатывающих молоко мощностей, в развитии овцеводства — 200–250 тысяч голов мало, в Крыму можно спокойно разводить до полумиллиона овец при наличии мясных пород и убойных цехов».

При этом, подчёркивает Паштецкий, для того чтобы в Крыму появился благоприятный климат для инвесторов, мало передовых технологий и создания зоны свободной торговли:

«На уровне правительства Крыма должна быть принята программа инновационного развития Крыма, найдены средства для её реализации и установлены правила игры, выгодные для инвесторов в долгосрочной перспективе. Стратегия социально-экономического развития Республики Крым до 2030 года — прекрасный документ, в нём говорится о подготовке к переходу экономики на инновационные рельсы, но пока это только декларации. Надеюсь, что предстоящее пятилетие и будет периодом, когда правила игры в этом направлении будут утверждены законодательно и будут найдены средства, чтобы потенциально высокоэффективные производства в сельском хозяйстве нашли инвесторов».

Автор: Николай Проценко

Календарь публикаций

Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031