ДК №13 Инфраструктура Свежий номер

Гавани Крыма: в поиске новых грузопотоков

Пять портов Крыма и Керченская паромная переправа находятся в управлении государственного предприятия «Крымские морские порты». Его генеральный директор Алексей Волков рассказал «ДК» о развитии морских пассажирских перевозок, поставках зерна в Сирию и обмелении судоходного канала в Керченском проливе.

Текст: Виктор Василенко
Фото: РИА Новости, ТАСС

— Алексей Витальевич, существует ли стратегия развития крымских портов? Если да, каковы ее приоритеты?

— Стратегия есть и уже дает первые плоды. Приоритет, во‑первых, — ​восстановить международные и паромные перевозки. С 7 сентября началась поставка инертных грузов из Абхазии в Крым. Ведется отгрузка зерна в Сирию. Второй приоритет — ​наращивать объем перевалки грузов. В этом году менее чем за 9 месяцев мы уже превзошли объемы прошлого года и останавливаться на достигнутом не намерены.

Третье приоритетное направление — ​пассажирские перевозки. В этом туристическом сезоне впервые за четыре года нам удалось поставить в работу четыре пассажирских катера в Ялте. Они перевезли порядка 100 тысяч пассажиров, несмотря на жесткую конкуренцию и устаревший флот.

— Есть перспективы развития морского пассажирского сообщения в Крыму?

— Безусловно. В этом году успешно запущены скоростные морские перевозки между Севастополем и Ялтой. Судно на подводных крыльях «Комета» — ​это не только имиджевая история, но и доход для нашего предприятия. Мы продаем билеты на «Комету» в кассах Ялтинского порта.

Второй год подряд Крым соединяет с Краснодарским краем круизная линия. Лайнер «Князь Владимир» в этом сезоне уже перевез более 3 тысяч человек. Все довольны, есть заказы билетов на следующий сезон. У МСП есть большие планы по развитию перевозок.

— Что нужно для развития морских пассажирских перевозок?

— Нам хотелось бы расширить флот, получить новые, красивые лайнеры, «Кометы». Но таких возможностей сегодня нет. Есть только собственный флот, который мы можем восстановить, отремонтировать. Работаем над этим. Если в этом году в пассажирских морских перевозках мы задействовали пять судов, то к следующему лету рассчитываем вывести на линии 10–12.

Постараемся открыть маршрут Феодосия — ​Ялта. Также от коллег поступили предложения по маршрутам Ялта — ​Евпатория и Ялта — ​Севастополь.

В перспективе востребованным может быть маршрут, связывающий Керчь с материком. Сейчас анализируем маршруты Керчь — ​Анапа, Керчь — ​Тамань, смотрим их рентабельность, ищем партнеров.

Задействовать на этом направлении собственный флот мы, к сожалению, пока не можем.

— Есть ли необходимость модернизации портовой инфраструктуры?

— Пока перед нами стоят чисто управленческие задачи: оптимизация структуры, сокращение затрат, увеличение доходов и снижение убытков. Начата реорганизация предприятий. Зарплату выплачиваем вовремя — ​это ключевое. Средств на развитие портов недостаточно, но руки не опускаем. Износ основных мощностей портов — ​от 80 до 100 процентов. Заработать на модернизацию в нынешних условиях нереально, рассчитываем на поддержку федерального центра, правительства Крыма и частных инвесторов. Мы открыты для инвестиций, государственно-частное партнерство сейчас приветствуется.

— Порты, как известно, уже несколько лет работают в условиях санкций. Это полностью парализовало меж­дународные грузовые перевозки?

— Вовсе нет.

Мы знаем, как работать в санкционных условиях, как перерабатывать грузы и отправлять их на Европу. Знаем и делаем.

В том числе, иностранные суда принимаем, из многих стран.

Но санкции отразились на рентабельности и загрузке портов. Поэтому мы отрабатываем альтернативные возможности для роста и привлечения инвесторов. Их достаточно много.

— Что именно «Порты Крыма» могут предложить инвесторам?

— Крымские порты обладают серьезной инфраструктурой, как на основных прибрежных площадках, так и за пределами портов, в городах Крыма. Это строительные базы, складские территории, столовые, общежития. Много имущества, не профильного для нас, но потенциально интересного для инвесторов и бизнеса.

Кроме того, чтобы исправить ситуацию на предприятии, мы хотим выйти на крымский рынок нефтепродуктов. Подали документы, чтобы получить лицензию на перевалку нефтепродуктов в Керченском рыбном порту, у нас там своя небольшая нефтебаза. Будем принимать танкеры. Это даст возможность нарастить прибыльность нашего предприятия и снизить стоимость нефтепродуктов в Крыму.

Плюс мы работаем по нашему основному направлению, активно ищем партнеров и грузы. Анализируем, какие грузопотоки можно перенаправить через Крым. Вся команда этим занята.

— Нынешний объем перевалки грузов намного меньше технических возможностей крымских портов?

— На сегодня это всего лишь 5–15% от возможного. Керченский торговый порт сейчас переваливает около 200 тысяч тонн грузов в год, а раньше, пять лет назад, столько же в месяц. Не задействованы должным образом мощности Феодосийского порта. Ялтинский порт переваливал 15 тысяч тонн ежемесячно, а сейчас будет отлично, если мы достигнем этого показателя по итогам полугодия.

Керченский торговый порт переваливает около 200 тысяч тонн грузов в год — ​примерно в 12 раз меньше, чем пять лет назад. Снижение грузопотока побуждает порты Крыма искать альтернативные возможности для развития.

— Реальна ли перспектива открыть паромную линию с Турцией?

— С турецкими партнерами переговоры ведутся. В перспективе возможны паромные перевозки. Но сейчас это все на уровне обсуждений. Подписанных контрактов пока нет, но я думаю, что Крымский мост откроет новые возможности для международных маршрутов. С запуском железнодорожной части моста наши порты смогут конкурировать с Новороссийском и Таманью. У нас есть свой груз.

— Насколько активно крымские порты сотрудничают с Сирией?

— Из Феодосийского торгового порта ведется поставка зерна в Сирию. Уже отгрузили более 100 тысяч тонн. В обратном направлении грузы к нам пока не идут. Рассчитываем на увеличение перевозок в ближайшее время.

У сирийцев большой интерес к Крыму.

— Россия и Иран обсуждают создание торгового маршрута от крымских портов к Каспийскому морю через Волго-Донской канал.

— Как только нам поступят вводные и задачи, мы готовы включиться в процесс. С учетом санкций сирийское и иранское направления для нас очень перспективны.

— Что изменилось в работе Керченской паромной переправы с запуском Крымского моста?

— По мосту пошли легковые автомобили, и мы потеряли значительную часть доходов — ​порядка 35%. С 1 октября по мосту открыли грузовое движение — ​с этого момента мы практически полностью теряем паромное сообщение как источник дохода, что исключает нашу самоокупаемость.

— Что будет дальше с переправой и паромами? Есть ли в них вообще необходимость, когда открыт мост?

— Да, паромная переправа по сути перестанет работать в прежнем режиме. Крымские морские порты потеряют значительный объем доходов. Сейчас на переправе работают порядка деcяти паромов. Из них работу продолжат два наших парома — ​«Ейск» и «Керченский‑2». Остальные, принадлежащие частным компаниям, скорее всего, будут не востребованы. Мы получили письма от их владельцев, что они перестанут работать на переправе в ближайшие дни.

Попытаемся удержать клиентов, снижая стоимость переправы. Мост удален от портов, а паромные перевозки помогут сократить автотранспортное плечо. При условии привлекательных тарифов этот вариант может быть интересен перевозчикам. Ведем об этом переговоры с несколькими компаниями.

В планах — ​наладить поставки зерна из Краснодарского края для дальнейшей отправки через наши порты. Порт в Новороссийске перегружен, и маршрут через Крым может быть востребован. В целом, железнодорожная часть моста ощутимо повысит нашу конкурентоспособность, ведь портов на черноморском побережье не так уж много.

— В каком состоянии находится Керчь-Еникальский судоходный канал, связывающий Азовское и Черное моря?

— Он нуждается в реконструкции, которая практически никогда не проводилась. Помимо Керчь-Еникальского канала, как основного судоходного маршрута, есть проблемы и с подходными каналами. К примеру, за последние три года идет заиливание подходного канала к Керченскому торговому порту и Керченскому рыбному порту — ​он потерял три метра глубины. Некоторые специалисты связывают это со строительством Крымского моста. Теперь нужны колоссальные средства, миллиарды рублей, чтобы снова углубить канал. Сейчас возможности портов сужены, мы не можем принимать в Керчи суда с осадкой более 5 метров — ​то есть водоизмещением более 3–5 тысяч тонн.

Календарь публикаций

Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт   Дек »
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930