ДК №13 История Свежий номер

Грандиозные и незаметные. Крымские аналоги Великой Китайской стены

Пожалуй, Крым — ​единственное в России место, где строители оборонительных сооружениий защищали не отдельные крепости или поселения, а всю подконтрольную территорию. Гигантские, протянувшиеся на многие десятки километров земляные валы ограждали земли античного Боспорского царства на нынешнем Керченском полуострове. И пусть эта система обороны была не столь величественной, как, скажем, Великая Китайская стена, функции она выполняла аналогичные. Напрашиваются аналогии и со знаменитым Адриановым валом, которым древние римляне перегородили Британию. В раннем Средневековье, когда южное побережье полуострова находилось под властью Византийской империи, подобная система обороны появилась на горных перевалах Крыма. Впрочем, обо всем по порядку…

Текст: Дмитрий Смирнов
Фото: Павел Миленин, Lori, Getty Images

Земляная цитадель

Боспорское царство защищало свою территорию с помощью нескольких гигантских валов

Защита в «чистом поле»

Во времена Боспорского царства, за несколько веков до нашей эры, на востоке Крыма появилась система многокилометровых высоких валов и глубоких рвов перед ними. В то время хозяевами земель, примыкавших к территории Боспора (нынешняя Керчь и окрестности), были скифы, а на другом конце полуострова жили греки-херсонеситы — ​вечные соперники боспорян. От чьих именно посягательств защищали укрепления — ​историки спорят. Но, скорее всего, в разные периоды — ​и от первых, и от вторых. А может, и еще от чьих-то военных набегов с материка.

Узунларский вал на Керченском
полуострове. Современное состояние.
Строительство оборонительных рубежей велось столетиями, а масштабы были поистине циклопическими. Похоже, было время, когда путь с запада на восток по Керченскому полуострову преграждал едва ли не десяток укреплений-валов.

Впоследствии эти сооружения постепенно исчезли. Кое-где «из-за времени» — ​валы осели, рвы заполнились землей; кое-где из-за распашки земель. И сегодня, проезжая по этим местам, почти невозможно (за исключением буквально пары мест) заметить даже их следы. Невысокие холмы среди степи — ​типичный пейзаж Восточного Крыма, и где среди возвышенностей остатки рукотворных валов, а где дело рук природы, совершенно непонятно без разъяснения археологов.

 

Граница двигалась на запад

Сначала боспоряне построили один вал, перегораживающий территорию от моря до моря — ​от Черного до Азовского, совсем рядом со столицей царства, Пантикапеем. Это был так называемый Тиритакский вал. Затем отодвинули оборонительную линию на запад от Пантикапея, сделав ее намного длиннее. Затем было еще несколько периодов, когда валы и укрепления появлялись еще западнее.

«Проще говоря, Боспор постоянно отодвигал свою сухопутную границу на крымской земле подальше от своего главного города, — ​рассказывает научный сотрудник Восточно-Крымского музея-заповедника Александр Масленников. — ​Остальной периметр Боспорского царства на Керченском полуострове омывался двумя морями и проливом».

Специалисты различают несколько боспорских оборонительных линий: Ак-Монайский вал; Узунларский; Тиритакский; Акташский; Чокракский; Элькенский; укрепленные хребты Узун-Сырт и Биюк-Янышар.

Вал со множеством имен

Самым огромным и наиболее сохранившимся до наших дней является вал, который сейчас называют Узунларским (у этого сооружения есть и другие названия, появлявшиеся в разное время на протяжении последних столетий, — ​Киммерийский вал, Аккосов вал, Ассандров вал). Он пересекал весь Керченский полуостров от Казантипской бухты на Азове до Узунларского озера на юге на протяжении почти 40 километров. Впрочем, скорее всего, боспоряне вначале копали ров длиной десятки километров, а вырытую землю пересыпали на вал, создавая таким образом общую оборонительную линию.

Сейчас в некоторых местах высота вала — ​шесть-семь метров, а глубина рва перед ним, с западной стороны, откуда боспоряне ждали противника, — ​метров пять. Перепад высоты — ​11 метров — ​даже больше, чем у Великой Китайской стены! Общая ширина преграды — ​примерно двадцать метров. Действительно впечатляет. Можно только представить, насколько выше был вал две с половиной тысячи лет назад. И какой гигантский объем работ был выполнен строителями укрепления, особенно учитывая немногочисленность тогдашних поселений в этих краях. По самым скромным подсчетам, строителям вала пришлось переместить не менее 600 тысяч кубометров грунта — ​и это без техники! Вероятно, Узунларский вал — ​это вообще самое крупное сооружение, построенное когда-либо на территории полуострова.

Главные врата Боспора?

На территории Керченского полуострова вот уже несколько лет идут огромные работы — ​прокладка газопровода «Краснодарский край — ​Крым», строительство трассы «Таврида»; все это позволило «перелопатить» целые районы, прежде недоступные археологам. Вот прокладка газопровода, в частности, и дала возможность в 2016 году сделать замечательное историческое открытие в полях недалеко от села Новониколаевка. Там нашли прекрасно сохранившийся античный мост, перекинутый через ров перед легендарным Узунларским рвом. Но не только мост! По остаткам кладки из обработанных известковых блоков толщиной до трех метров и высотой около пяти исследователи считают, что можно говорить о существовании здесь прежде массивных въездных ворот. И даже башен. «Положение этого моста говорит, что он может быть частью целого комплекса, большого, добротного сооружения, — ​рассказывает Александр Масленников. — ​То есть, помимо моста, были еще и ворота, стоявшие тогда на главной дороге, некий парадный въезд на Боспор. Ворота не сохранились, но в нескольких десятках метров от вала нашли фундамент строения того же времени. Скорее всего, военного укрепления. То есть мы имеем здесь целый комплекс — ​границу, таможню, оборонительный гарнизон; речь идет о целом оборонительном комплексе с пропускным пунктом».  

 

Страбон, Бларамберг и современность

Сообщения об Узунларском вале есть у знаменитого древнегреческого историка Страбона, рассказывавшего, что боспорский царь Асандр в І веке до н. э. построил некие каменные сторожевые башни вдоль защищавшего его царство вала через каждые два с лишним километра. Эти сооружения исчезли еще до того, как наука заинтересовалась местной историей, и сведения о них были, скажем так, полулегендарными. Но археологи все же нашли ряд подтверждений рассказа Страбона. Например, в районе села Марфовка, где проходил некогда главный вал, обнаружили остатки древних каменных сторожевых вышек, а в насыпи вала — ​давно «заплывший» землей проем, место, где раньше был переход через ров.

«Здесь же, на Узунларском валу, в 1827 году российский ученый Иван Бларамберг выяснил, что не везде вал имел чисто земляную структуру, — ​говорит археолог Александр Масленников. — ​В некоторых местах в основе сооружения лежит каменная кладка, укрытая грунтом».

Современные исследования также говорят о том, что, возможно, этот вал использовали, реконструировали, улучшали и ремонтировали на протяжении нескольких столетий. Очевидно, вал существовал некоторое время и после того, как Боспорское царство кануло в Лету в первые века нашей эры…

 

Исчезнувшее наследие Византии

Прибрежные районы Крыма защищали с помощью грандиозной оборонительной системы — ​«Длинных стен», перегораживавших горные перевалы.

Что такое «Длинные стены»?

Стокилометровый оборонительный рубеж, частью — ​рукотворный, частью — ​природный. Эта комбинированная система укреплений в Средневековье протянулась по горным перевалам от Фороса до Рыбачьего, от Батилимана до края Караби-Яйлы над ущельем Чигенитра. Некоторые участки стен были совсем короткими — ​менее сотни метров в длину, некоторые — ​более километра. В те времена пробраться из предгорного Крыма к берегу моря, не минуя перевалы, было практически невозможно. Таким образом, «Длинные стены» защищали самый лакомый (и тогда, и сейчас) кусок крымской земли — ​Южнобережье.

Кто их построил?

Основное и самое раннее историческое свидетельство о «Длинных стенах» в Крыму принадлежит византийскому историку Прокопию Кесарийскому, жившему во времена правления императора Юстиниана I (483–565 гг. н. э.). Вот что он писал, рассказывая о деяниях своего императора на территории полуострова, вернее — ​той его части, которая находилась в VI веке под властью Византии: «Так как казалось, что местность легко доступна для нападения врагов, то император укрепил все места, где можно врагам вступить, длинными стенами и таким образом отстранить от готов беспокойство из-за вторжения в их страну врагов».

Также есть версия, что «Длинные стены» были построены на основе уже существовавших более древних укреплений в крымских горах. И первыми авторами этих укреплений были тавры. В частности, известный краевед XIX века Мария Сосногорова относила стены к мегалитическим сооружениям, поскольку огромные размеры глыб в их основании и примитивность кладки наводили на мысль о глубокой древности. Речь о характерной для тавров, так называемой циклопической кладке насухо (без применения скрепляющего камни раствора) с использованием скальных выступов и обрывов и включением в стены отдельных каменных глыб, нагроможденных самой природой.

«Там есть самая разнообразная строительная техника: и кладка всухую, и на известковом растворе, и на глине, и из крупных камней, и из мелких… Есть и такие места, где на одном участке зафиксированы строительные приемы, характерные для разных периодов, — ​рассказывает кандидат исторических наук, декан исторического факультета Крымского федерального университета им. Вернадского Александр Герцен. — ​Похоже, это следы ремонта. Но остается открытым вопрос, какие участки ремонтировались — ​построенные при Юстиниане или существовавшие раньше. Дело в том, что там очень мало археологического материала, в первую очередь — ​керамики. Это и понятно, там, возле стен, на перевалах никто не жил постоянно. Дозоры, караулы…»

Адрианов вал — пример разумного отношения к истории

Аналог Узунларского вала — ​Адрианов вал — ​можно видеть на территории современной Британии. Причем именно видеть, в отличие, увы, от крымской старины…

В начале второго столетия нашей эры к востоку от реки Иртинг, примерно там, где сейчас проходит граница Англии и Шотландии, по указанию римского императора Адриана было построено оборонительное укрепление в виде земляного вала длиной около 120 км при ширине три метра и высоте около шести. На расстоянии одной мили друг от друга на валу соорудили небольшие укрепления. Военный век этого вала был относительно недолог, и после ухода римлян из Британии сооружение начало разрушаться. Большие участки были снесены при строительстве дороги в XVIII веке. Но в середине позапрошлого века этим сооружением, вернее, его остатками, заинтересовался Джон Клейтон — ​юрист и меценат. Он начал выкупать участки земли, где сохранились остатки вала, чтобы местные жители не растаскивали камни на свои постройки. Затем эти земли выкупил Национальный трест по сохранению исторического и природного наследия. Так и сохранили, что можно было сохранить. Сейчас вдоль линии Адрианова вала проходит пешеходный туристический маршрут.

 

Еще одна загадка…

Палласова стена

Кроме «Длинных стен», в Крымских горах, на полуострове было и другое аналогичное сооружение, также весьма масштабное. Так называемая Палласова стена. Многие путешественники, посещавшие в ХVIII–ХIХ вв. окрестности Севастополя, упоминали о мощной оборонительной стене, которая, как им казалось, в древности перегораживала перешеек Гераклейского полуострова и тянулась от Инкермана к Балаклаве на протяжении около десяти километров. Стена не сохранилась, и сегодня археологи отрицают ее существование, так как не находят даже никаких фрагментов. Но, во‑первых, о некой грандиозной стене в этом районе есть упоминание у древнегреческого историка Страбона, во‑вторых, академик Петр Симон Паллас, побывавший здесь дважды (в 1793–94 гг.), упоминает «очень слабые следы стены и несколько башен, частью — ​четырехугольных, частью — ​круглых, из которых большая доля камня, кажется, тесаного». Да и другой авторитетный исследователь Крыма, швейцарский ученый Дюбуа де Монпере, посетивший полуостров в 1834 году, упоминает в районе Балаклавы и Инкермана стену, «защищавшую местность от тавров: она запирала перешеек, на который указывает Страбон, — ​единственное место, где Херсонес был доступен с суши. Этой стены… давно уже не существует».

Как строили?

Александр Герцен, рассказывая об исследованиях «Длинных стен», порекомендовал нам обратиться и к соответствующим научным трудам историка Евгения Веймарна, возглавлявшего в 1950-е специальную экспедицию под эгидой Института археологии АН УССР. К тому же, как оказалось, за минувшие с тех пор десятилетия чего-либо существенного по этому вопросу и не прибавилось.

Итак, что же известно о внешнем виде, размерах и способе строительства «Длинных стен»?

На примере одного из исследованных Евгением Веймарном участков, который примыкает к западному отрогу горы Чатыр-Даг, можно сделать небольшую виртуальную реконструкцию. Эти стены были в основании шириной до двух с половиной метров, а в верхней части — ​до полутора метров. Высота колебалась от одного метра до двух. А поставлены они были так, что к противнику всегда оказывался обращен крутой склон.

Сооружались же укрепления следующим образом. На поверхность почвы клались на равном расстоянии друг от друга два ряда крупных, уплощенных, слегка обработанных камней, образующих два нижних панциря стены — ​внешний и тыльный. Затем пространство между этими рядами заполнялось крупным бутом. Далее на нижний ряд камней клался следующий ряд, который при этом слегка сдвигался внутрь. Пространство между ними также заполнялось бутом. Затем следующий ряд, и так далее, до тех пор, пока стена не достигала нужной высоты. После этого кладка накрывалась большой плоской плитой, которая скрепляла камни своим весом и служила верхом стены. По сути, это была не полноценная крепостная стена, а некая боевая ограда.

 

Кто такие тавры?

Тавры — ​народ, населявший в древности южное побережье и горную часть Крыма. Как и когда они оказались на полуострове — ​предмет научных споров, но археологи датируют их появление здесь, как минимум, четвертым тысячелетием до нашей эры. Они создавали загадочные, массивные каменные сооружения, самым типичным примером которых являются «таврские ящики» — ​погребальные, или ритуальные, конструкции по типу кавказских дольменов. Этническая принадлежность тавров до конца не ясна, хотя некоторые исследователи склонны относить их к индоевропейцам. Тавры упомянуты в трудах греческих и римских историков и географов (первые упоминания — ​VI век до н. э., последние — ​I век н. э.).  

 

Где находили следы?

Сейчас следы «Длинных стен» по некоторым приметам (особый развал камней, остатки фундаментов среди зарослей и т. д.) могут видеть лишь специалисты. «Почти все эти укрепления были или сильно повреждены, или вообще разрушены, разобраны на стройматериал местными жителями столетия назад, — ​рассказывает Александр Герцен. — ​Остались некоторые места, там, куда совсем уж трудно было добраться».

Наиболее существенные следы сохранились, в частности, на перевале Кебит-Богаз — ​путь из Альминской и Салгирской долин на южный берег Крыма; на перевалах между обрывами южнобережной яйлы — ​Байдарском, Бузлукском и Тарпанбаирском; над Гурзуфом; в районе горы Роман-кош; в районе Батилимана, на заброшенной дороге, ведущей из села Орлиное в Ласпи; в районе Ангарского перевала между массивами Демерджи и Чатыр-дага; над ущельем Чигенитра (на восток от Алушты); на перевале Таш-хабах-богаз на Караби-яйле.

От кого стены защищали готов?

Любопытны и исторические споры вокруг вопроса — ​от кого Юстиниан I хотел защитить крымских готов, своих союзников? Есть, например, мнение, что от неких кочевников, вторгавшихся на полуостров с севера. Но есть и версия, говорящая об угрозе, которую представляли для готов их соседи — ​население предгорного Крыма, состоявшее главным образом из скифо-сарматских племен. Дескать, именно на скифо-сарматов и нападали пришлые в Крым кочевники, вынуждая местных жителей покидать обжитые места и переселяться в горные долины, а потом и уходить в горы, даже пытаться перебраться на побережье. От этих беженцев и отгораживались при содействии Византии крымские готы. В пользу этой версии, в частности, говорит то, что современные созданию «Длинных стен» археологические материалы (главным образом — ​могильники), связанные со скифо-сарматской культурой, не заходят глубоко в горы, доходя только до южной стороны Внутренней гряды.

Реклама

Календарь публикаций

Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт   Дек »
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930