ДК №13 Культура Свежий номер

Олег Гаркуша: «Скоро открытие нового арт-центра «Гаркундель»

С неповторимым шоуменом, актером, телеведущим, поэтом и музыкантом, более всего известным работой с группой «Аукцыон», Олегом Гаркушей мы встретились в Ялте, в крымском представительстве компании «Прокси Центр». Гаркуша, которого называют «человек-шоу», приехал в Крым для участия в рок-фестивале под Симферополем — ​и заглянул в Ялту, чтобы обсудить возможности долгосрочных проектов в Крыму. В разговоре с «Деловым Крымом» он рассказал, как записывал новый альбом и почему именно его считает своим первым настоящим сольником; где в Питере будет новый уникальный арт-центр; что делал Пьер Ришар в расселенной питерской коммуналке, как умер режиссер Алексей Балабанов и что случилось с Колокольней Счастья из его фильма «Я тоже хочу».

Кто, где, когда

Олег Гаркуша. 57 лет.
Родился и вырос в Ленинграде.
В 1980 году окончил Ленинградский кинотехникум. Некоторое время работал киномехаником в ленинградских кинотеатрах «Современник» и «Титан». С 1985 года стал постоянным участником группы «Аукцыон». С этого момента и его жизнь, и имидж группы коренным образом изменились — ​выступления превратились в эксцентрические шоу, а Гаркуша стал не только самым узнаваемым участником коллектива, но и одной из самых известных фигур русского рока.
Наряду с другими участниками группы Гаркуша был автором текстов многих песен «Аукцыона». Издал две книги собственных стихов. С 1987 года сыграл более двадцати ролей в различных кинофильмах. В середине 1990-х оказался в США, где успешно излечился от алкоголизма. Является ведущим бесчисленного множества фестивалей по всей территории России, ведущим телевизионных шоу и телепередач. Активно занимается общественной деятельностью.

Текст: Дмитрий Смирнов
Фото: Андрей Семченко, ТАСС, из архива Олега Гаркуши

Все Гаркундели мира

— Расскажите историю вашего общественного фонда «Гаркундель». Или это клуб? Просто я разные версии встречал…

— В 2001 году, если я не ошибаюсь, был зарегистрирован Санкт-Петербургский общественный благотворительный фонд развития молодежной культуры «Гаркундель» — ​с уставом, составом и так далее.

А с 2000 года в Питере работал клуб «Гаркундель» в кинотеатре «Спартак» на Кирочной улице, мы там проводили концерты, которые были неформатны. Можешь читать стихи, можешь играть на гитаре, можешь играть альтернативу, фолк — ​без разницы. Короче, давали возможность выступить музыкантам, как правило, молодым. Там играли и те же «Ночные снайперы», и Billy’s band, и «Джейн Эйр», и Animal ДжаZ, когда они еще не были Animal ДжаZом. Но в 2001 году кинотеатр «Спартак», к сожалению, сгорел. А идея сохранилась, и мы стали приглашать музыкантов выступать в других помещениях.

С десяток площадок поменяли, а потом задумались, что надо бы постоянное какое-то помещение найти. Тем более что фонд наш — ​благотворительный, и по закону такие организации имеют возможность получить помещение на льготных условиях. И началась переписка с чиновниками, которая продолжалась около семи лет. Нам в итоге предоставили помещение, которое находится в городе Санкт-Петербурге, на 10-й Советской, 17-Б, это практически в центре города. Теперь там уже ремонт почти закончен, и скоро открытие нового арт-центра «Гаркундель».

Хочу поблагодарить Натэллу Шереметеву и директора компании «Прокси Центр» Сергея Лазуткина — ​они поддержали наш проект, как говорится, не словом, а делом. Так что скорое открытие культурного пространства — ​это, во многом, результат их помощи.

— Что там будет?

— В арт-центре «Гаркундель» предполагается не только музыкальная площадка, где будет что-то типа квартирников. Помимо этого — ​преподавание, мастер-классы по разным направлениям, благотворительные мероприятия для пожилых людей, для детей, для инвалидов. Репетиции — ​и театральные, и музыкальные, запись с живым звуком и прочее, прочее, прочее…

— Плюс фестиваль «Гаркундель»… Он жив еще?

— …и фестиваль «Окна открой!» — ​оба живы, все продолжается. Жизнь, в общем, кипит!

— Не терпится узнать и про новый сольный альбом. Это была очень интригующая новость.

— В нашем фонде есть замечательная девушка Алена Сологуб — ​жена Филиппа Сологуба, сына Вити Сологуба из группы «Странные игры». Есть у нее приятель — ​Антон Макаров, классный композитор, мульти-инструменталист, у которого однажды появилась мысль-мечта: сочинить песни на мои стихи, взятые из двух моих книжек: «Мальчик как мальчик» и «Ворона». В итоге мы летом 2018 года у меня в арт-центре «Гаркундель» записали с ним девять песен. И я там пою! Вот что удивительно-то! Только в одной из песен белый стих, речитатив. Во-первых, они очень мелодичные, во‑вторых, они друг на друга не похожи, в‑третьих, они не похожи на «Аукцыон» совсем. Одна вообще попсовая, я ее два дня потом напевал. Очень простая, но очень классная. (Действительно, удивительно было услышать от Гаркуши о том, что он в альбоме поет, ведь в «Аукцыоне» он — ​шоумен, работает на сцене, а в студии, с тем же «Аукцыоном», его привычная всем роль — ​бек-вокалы, подпевки, декламация, трещотки всякие, свистелки, гуделки — ​«ДК»).

«АукцЫон» — ​один из самых оригинальных и необычных коллективов России. Группу собрал в 1978 году, в Ленинграде, музыкант и композитор Леонид Федоров. Но название «Аукцион» появляется лишь в 1983-м, сначала именно через «и». А буква «Ы» в названии появилась в 1988 году, по ошибке, да так и осталась. На данный момент группа выпустила 10 альбомов, не считая «концертников» и записей с другими музыкантами.

Олег Гаркуша, по его словам, и на сцену, и в группу попал случайно. В 1985 году его попросили спеть пару фраз песни, стихи к которой он написал. Он спел, всем понравилось. Так и стал участником «АукцЫона».

— И когда выход?

— Пока было записано песен на 30 минут, но так как мы решили выпустить и CD, и винил, то для винила 30 минут маловато. Поэтому я попросил Антона сочинить еще некоторое количество песен, чтобы было в районе 40–45 минут. И в 2019 году свеженький первый альбомчик выйдет.

— Но был ведь уже один сольный альбом — ​«Гаркундель», в 1998 году? Кстати, что за словечко такое — ​«Гаркундель»?

— Это Лени Федорова словечко, когда он в хорошем настроении, он так называет меня (Леонид Федоров — ​лидер группы «Аукцыон» — ​«ДК»). Ну, от Гаркуши и Гаркундель. А тот альбом… Да, но там другое было, там были стихи вперемешку с песнями, которые я пою и которые я написал. Но там были и переклички с каким-то прошлым творчеством, с «Аукцыоном» тем же, а сейчас — ​полноценный сольный альбом. Кстати, была у меня еще интересная история с коллективом из Москвы под названием «Гидропроект». Несколько лет назад с этим проектом я пел на стихи Хармса. Мне очень понравилось, драйвовый материал. Но, к сожалению, о выходе этого альбома пока не слышно, хотя он записан и даже у меня есть. Кстати! Возможно, название сольного альбома будет «23». Это пока рабочий вариант, естественно. Это число за мной просто по пятам ходит. Альбом записывался 23 июля, это мой второй день рождения — ​день, когда я уже не употреблял алкоголь. А первый день рождения — ​23 февраля. Бабушка умерла 23-го, я женился 23-го, 23-го дедушка погиб. В «Доме на горе», где мы проводим мероприятия (реабилитационный центр «Дом надежды на горе» в деревне Перекюля Ленинградской области, связан с программами анонимных алкоголиков — ​«ДК»), это число нарисовано, хотя ни к адресу не имеет отношения, ни к чему-либо еще там. Однажды на дачу теща с тестем привезли откуда-то дверь, на которой «23» стояло… вот всякие такие моменты.

— Но это число уже гуляет, так сказать, легендарно. The KLF — ​это их фишка про «23»… (The KLF — ​британская группа, акционисты, известные, в частности, созданием реально действующего конспирологического культа).

— Я слышал об этом, да. Но это — ​моя собственная, личная история с этим числом.

Кино, вино и до минор

— Слышал о ваших съемках в каком-то фильме с Пьером Ришаром.

— Точно. Я снимался в фильме под рабочим названием «Куриная лапа», режиссер Нана Джорджадзе. Съемки — ​трудные и прекрасные — ​в Питере были, в не так давно расселенном доме на Петроградской стороне. Шикарнейший дом. Люди уехали, а следы их остались. Ходишь, смотришь, кто как жил… Потрясающе… Роль же моя достаточно проста. Это — ​человек, алкоголик, который для соседей, жильцов коммунальной квартиры, является неким «знаком», кем-то вроде домового. Он ничего не делает, ничего не говорит даже. Но мне нравятся такие роли. Сюжет таков. 90-е годы. В коммунальной квартире живет симпатичная девушка, за ней ухаживает парень. Однажды она вышла с помойным ведром или пакетом каким-то на улицу, а мимо идут французы, завязывается разговор, она их приглашает и влюбляется в одного из них. А у этого француза папа — ​Пьер Ришар, владелец виноградников. И она мечется от француза к парню, от парня к французу. Мелодрама очень красивая. Премьера ожидается в 2019 году. Фильм на всех фестивалях зарубежных и российских должен быть, потом прокат в кинотеатрах и потом телевидение — ​«Первый канал» российский. Мне самому интересно, что получится. Я еще ожидаю очень фильм под названием «Настя» режиссера Константина Богомолова. Года два назад, по-моему, под Псковом он снимал этот фильм. У меня там роль (драматическая пауза)… священника. Эпизодически-главная, так скажем. Но священник этот не настоящий. Он с таким хохолком, пейсы даже, кажется, у меня там есть, крест странный, без бороды и в армейских ботинках. Это фильм по рассказу Владимира Сорокина «Настя».

— Не читал…

— И не читайте. Я когда прочел, чуть со стула не упал. В рассказе сюжет такой: есть некое поместье, и там существует такая традиция — ​кушать девушек на 16 лет. И священник тоже в этом участвует, обгладывает там лодыжку… Деньги деньгами, это понятно, но все равно боженька-то все видит. И боженька увидел. Никаких обгладываний, когда фильм стал сниматься, и не произошло. Во как интересно! Переиграли. Завуалированно говорят, вот, мол, я съел, но чтобы грызть муляж или кровь пить — ​такого нет.

— Правда, что колокольня из фильма «Я тоже хочу» через 40 дней после смерти Балабанова упала? (Олег Гаркуша играл в фильме «Я тоже хочу», последнем фильме знаменитого российского режиссера Алексея Балабанова — ​«Брат», «Брат‑2» и др., — ​в котором герои направляются к так называемой Колокольне Счастья, где, по преданию, можно вознестись на небеса).

— Правда. Правда, что колокольня упала. И правда, что Леша (Балабанов — ​прим. «ДК») умер точно так же, как он умер в фильме. И портфель рядом стоял…

— А есть ли вообще эта колокольня? Ну вот если бы была не в фильме, а в реальности, вы бы поехали туда?

— Вот я сейчас скажу неприятную вещь. Я считаю, что этот момент в фильме — ​это халява. Ничего себе! Сели в машину и поехали к Колокольне Счастья! Дай мне то, дай мне это… Я верующий человек, но когда я вижу в церкви, как человек просит Бога «помоги мне с работой», «помоги мне с мужем», — ​я этого не понимаю. Да ты сделай сам что-нибудь для этого! Хотя, конечно, хорошо, когда благоволит удача.

Я уверен, что как бы ни был талантлив человек, коллектив, если в его жизни не появится Его величество Случай, то ничего может и не случиться, никто не узнает.

Как, например, история про БИ‑2. Если бы не Балабанов, не саундтрек к «Брату‑2» — ​разве узнали бы их так широко, стали бы они в одночасье звездами со своей «Варварой»? Большой вопрос. А так — ​фильм-саундтрек-хорошая песня-узнали-известность-карьера… То же самое и «Смысловые галлюцинации» — ​«Вечно молодой…». В этом фильме и «Аукцыон» есть, кстати, но там другая история. Балабанов с Козыревым (Михаил Козырев — ​российский журналист, бывший генеральный продюсер радиостанций «Максимум», «Наше радио» и «Радио Ultra», продюсер ночного эфира на телеканале «Дождь» — ​«ДК») за Леней Федоровым очень долго гонялись, чтобы «Дорогу» заполучить. Потому что группа «Аукцыон» никогда не стремилась быть известной. То есть у нас есть просто Леня Федоров, который просто занимается музыкой…

Арт-центр «Гаркундель» станет площадкой для концертов, мастер-классов и благотворительных проектов.

— Иногда кажется, что «Федоров» — ​синоним антишоубизнеса.

— Ему просто не интересно во всем этом. Ни Дибров, который звал на передачу лет пять, ни «Соль», ни Маргулис… Ему это не надо. Ему надо сидеть на кухне, сочинять песни. Все. И не потому, что он понтовый. Он вот такой есть. Конечно, на раннем этапе мы и клипы снимали, и в передачах на ТВ участвовали. А сейчас… Зачем? Может, мудрость пришла?

А может, потому, что третье поколение уже ходит к нам на концерты, и никакой рекламы, растяжек на столбах? Достаточно сказать, что «Аукцыон» там-то тогда-то играет, — ​и полный зал!

— Были ваши высказывания про молодых музыкантов, про молодые группы. Типа, играют круто, но нет харизмы, нет души, нет смысла… Это было три-четыре года назад…

— Ничего не изменилось. За год у меня через мой центр проходило 200–300 коллективов, из которых можно отметить… ну пять. И нет тусовки. Они почти никого с собой не приводят. И самое смешное, что бывают группы, которые слабо играют, ну вроде школьного ансамбля, у которых зрителей 20–30 человек, а бывают которые играют очень хорошо, и у них даже друзей нет. Возьмите любой старый известный коллектив. Была изначально тусовка. Неважно какая. Люди приходили, слушали, рассказывали об этом, и по цепочке так и шло… И мы старались, придумывали, жили этим. А сейчас музыкант опаздывает на концерты. Или вообще не приходит, жалуясь на здоровье. Мы — ​группа «Аукцыон» — ​играли без меня, без Федорова, без барабанщика, без всех. Когда кто-то по каким-то причинам не мог быть на сцене, даже на больших концертах. Люди пришли — ​и что нам, обижать людей? Ребята, извините, у нас тут кое-кого не хватает, мы не выступаем? Я смеюсь, когда мне говорят, мол, мы не можем выступать, у нас барабанщик заболел. Мы в такой ситуации — ​погремушки, перкуссия всякая, на максимум и эге-гей!! Вот как это нынешним объяснить?

— Это называется естественный отбор.

— Конечно. Именно так. Попробуй-ка все пройти. И огонь, и воду, и трубы эти…

— …и не знаешь, что будет потом: успех или провал.

— Да прекрасно известно, что будет дальше. Соблазны, зависимости, наркотики, алкоголь… Ох, поумирало людей… Кстати, в арт-центре «Гаркундель» будет на брандмауэре, картина — не картина… Мечта такая у меня — ​собрать вместе изображения людей, которых с нами нет. На нынешний момент, я подсчитал, 56 человек уже нет. Башлачев-Цой-Курехин — ​это понятно, плюс люди, которые для меня всегда были друзьями, — ​Гриша Сологуб, Слава Задерий и так далее, и так далее. Те, кого не так широко знали, как того же Летова или Янку.

— Вот я слушаю: фестивали, ведение концертов, записи, общественная работа, арт-центр, кино… Но что в этом всем — ​главное?

— «Аукцыон», конечно. Вот все, что вы перечислили, это все — ​бонусы к нему. Единственно, что мы не так часто стали играть.

— И последний альбом записан без вашего участия…

— Это ни о чем не говорит. Я объясню. Почему группы распадаются? Если там два лидера или больше, то обязательно распадается… Или люди устали друг от друга. Или материальная составляющая — ​кто больше зарабатывает, кто меньше. Так вот у нас и с лидерством проблем нет, и усталости нет, и дрязг, и трений. И все деньги поровну. От звукооператора до меня и Лени Федорова.

— Есть ли какие-нибудь вещи, предметы, которые все время с вами на сцене или каждый день с собой?

— Есть. Вот такая медаль, потерлась уже за много лет (показывает: желтая, металлическая, на кожаном шнурке; на одной стороне — ​дубовые листья, на другой — ​текст молитвы на английском красивыми буквами — «ДК»). Это когда я из Америки уезжал, мне дали как члену клуба анонимных алкоголиков. Всем выпускникам давали такие медали. Она меня бережет. И крестик, вот, небольшой серебряный. Сам освящал в Израиле. Да еще образок серебряный со Спасителем, друг подарил. Вот эти три всегда со мной.

 

Крыму нужен рок-фест

— Практически никакой информации нет про вашу семью. Просто: жена, сын — ​и все…

— И не будет. Я на этот вопрос по просьбе сына и жены не отвечаю. Это — ​табу. Как и про политику, кстати.

— И, насколько я понимаю, вы человек не интернетный.

— Совсем. Я вообще не знаю, что там в этом Фейсбуке происходит. Я знаю, как работать, искать, но… неинтересно.

— Еще встречал слова о даче с таким светлым предвкушением, мол, «вот поеду на дачу!» Вы дачник?

— Дачник.

— Неужели огород?!

— Огород. Я сошел с ума. Но нет! Вы не подумайте, картошки грядками — ​такого у меня, конечно, нет. Небольшая грядка лука-севка, зелень всякая, клубника, малина. В этом году очень хорошо, что яблок очень много, но их ТАК много! Я уже отдал столько! Уже всем, кому могу, отдаю, а они все не заканчиваются.

— У нас, в Крыму, тоже это лето чрезвычайно щедрое выдалось, просто валом всего, давно такого не было. Вы помните свою первую поездку в Крым?

— О, это было так давно. (Задумывается). Это было в далеких 80-х, очень смутно помню… Мы — ​«Аукцыон» — ​посещали и Симферополь, и Севастополь, и другие города какие-то. А еще раньше с супругой в Гурзуфе были. Знаете, я не люблю большое количество людей. На концертах — ​это понятно, это другое. А когда на отдыхе — ​не люблю. Я не умаляю достоинств Крыма: красиво, офигительно, море-горы, но дача мне ближе. Невская дубровка, река Нева, лес, тихо, спокойно.

— У вас есть или были друзья-знакомые крымские музыканты?

— Вероятно (смеется). Когда-то я пил, я пил со всеми, в том числе и с музыкантами, это понятно. С кем — ​не помню. Наверняка среди них были и крымчане.

— А вот эта история про создание группы «Кино» у моря, под Судаком? Легенда или быль?

— Ну, есть такая история, да. Цой, Рыба, кто-то с ними там еще был. Почему бы и не быть правдой? Обычная, нормальная история: молодость, драйв, музыка, лето.

— Кстати, о лете! Фильм «Лето» смотрели? Море неоднозначных рецензий и отзывов. И хвалебные, и ругательные, и скучно, и гениально… Хотя «старая гвардия», в основном, положительно отзывается…

— Я, начитавшись нехороших отзывов еще до выхода фильма, как-то предвзято отнесся. Я же там все и всех знаю, я был в этом времени. Опять же и Рома Зверь, ну как так можно… Но, думаю, посмотреть надо, все равно будут спрашивать. Посмотрел. Не скажу, что гениальный, и не скажу, что очень плохой. И меня в итоге крайне сильно удивил Рома Зверь. Он не актер, но прекрасно сыграл. И харизма есть, и драйв. Пусть на Майка не похож физиологически, но что-то есть. А вот актер, играющий Цоя, слабоват (корейский актер Тео Ю — «​ДК»). Он не наш. У меня есть информация, что про Цоя еще два фильма готовятся, и один из них снимает Леша Рыбин (вместе с Виктором Цоем создал группу «Кино» — ​«ДК»). Я думаю, если он будет снимать, это будет, может быть, правда.

— А сегодня можно ли сделать Крым таким южным островом российской рок-культуры, каким он был в 1980-е? Развить здесь фестивальное направление, оживить концертную жизнь, гастроли?

— Ну а почему нет? Интересно было бы попытаться. Здесь не хватает крупного рок-фестиваля в формате «Нашествия». Если от Крыма будут такие предложения, мы — ​в смысле арт-центр «Гаркундель» — готовы обсуждать, договариваться и участвовать.

Реклама

Календарь публикаций

Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт   Дек »
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930