Обзоры

Устрицы против бюрократов: трудности аквакультуры в Крыму

Развитию рыбохозяйственного комплекса на полуострове мешают сложности с испольованием акватории и недостатки законодательства

Олег Степанов

Аквакультура — относительно молодая отрасль агропромышленного комплекса Крыма. Тем не менее, сектор ежегодно демонстрирует хоть и незначительный, но стабильный рост производства. По данным Росрыболовства, в прошлом году крымские предприниматели произвели около 450 тонн аквакультуры, что на 30 тонн превышает уровень 2016 года. Большие надежды власти региона возлагают на осетровые, форелевые, мидийно-устричные и креветочные фермы. В то же время, фермеры Крыма сталкиваются с рядом проблем, в основном связанных с многочисленными административно-бюрократическими барьерами и нормативной неурегулированностью многих важных вопросов функционирования отрасли.

Динамика производства

По данным Росрыболовства, в минувшем году рост производства товарной аквакультуры в Крыму составил 7% по сравнению с 2016 годом. Так, производство устриц увеличилось практически вдвое (с 29,7 тонны до 57,6 тонны), а осетровых — в 60 раз (с 80 килограммов до 5 тонн). Вдвое выросло производство радужной форели, в семь раз — нильской тилапии.

При этом за первое полугодие 2018 года аквафермеры Крыма произвели 96,5 тонны устриц, что больше чем в четыре раза превышает результаты за первые шесть месяцев прошлого года. Кроме того, вдвое выросли показатели по карповым видам рыб (карп, толстолобик, белый амур) — до 95 тонн. Также увеличилось производство мидий — с 30 тонн до 33,6 тонны. Общий объем производства товарной аквакультуры в Крыму за первое полугодие текущего года составил 229 тонн — 120 тонн больше, чем год назад.

По информации Минсельсхоза РК, на сегодняшний день в республике действуют 45 предприятий, специализирующихся на разведении объектов аквакультуры. Из них 37 занимаются выращиванием пресноводных рыб (в основном карпа, толстолобика, осетра, форели), 8 ферм занимаются разведением мидий и устриц. В Севастополе работают девять аквакультурных хозяйств. С 2014 года количество предприятий, специализирующихся на выращивании рыбы и морепродуктов, выросло в два раза — и это несмотря на то, что Крым потерял более половины ресурсов пресной воды из-за прекращения поставок по Северо-Крымскому каналу. Фермеры, занимающиеся разведением пресноводной рыбы, были вынуждены бурить подземные скважины для наполнения своих прудов, некоторые предприниматели используют воду от таяния снегов и атмосферные осадки. Несмотря на это, число желающих разводить в Крыму рыбу и моллюсков только увеличивается. В частности, в прошлом году к работе приступили новые предприятия — ООО «Р-Строй» и «Русь Фиш Индастри» (Республика Крым), а также севастопольские ООО «Грань-1», «Центр морских пищевых ресурсов» и «Морской колокол».

Помимо российских компаний, интерес к открытию новых аквакультурных производств на территории полуострова выражают и иностранные инвесторы. В частности, посетившие Крым в конце прошлого года китайские бизнесмены выразили желание открыть в Крыму центр по производству морепродуктов в промышленных объемах. По словам Главы Республики Крым Сергея Аксёнова, встречавшегося с предпринимателями из КНР, китайские специалисты провели у себя на родине анализ проб воды, взятых из акватории Азово-Черноморского бассейна, которые подтвердили, что она «не просто пригодна, а идеально подходит для реализации указанных целей». Тем не менее, о дальнейших шагах в этом направлении крымские власти с тех пор не сообщали.

В ближайшие годы производство товарной рыбы и морских моллюсков в Крыму и Севастополе планируется увеличить на 40%. По прогнозам главы Росрыболовства Ильи Шестакова, Россия сможет в течение нескольких лет полностью заменить импорт мидий и устриц за счет выращивания этих моллюсков в Черном и Азовском морях в Крыму и Краснодарском крае. Достигнуть этих результатов планируется в том числе за счет финансовой поддержки предпринимателей из федерального и регионального бюджетов.

В текущем году Республика Крым направила на развитие рыбохозяйственного комплекса 12 млн рублей, в этом году — около 19 млн. Севастополь за два года выделил на эти цели вдвое больше — около 60 млн рублей.

 

Небыстро и недешево

Однако далеко не все производители разделяют оптимизм чиновников относительно дальнейшего развития этой отрасли на полуострове. По словам самих аквафермеров, выделяемые государством средства незначительны по сравнению с расходами, которые они несут при создании и поддержании работы своих хозяйств.

«Предоставляемые из бюджета компенсации не покрывают и десятой части наших затрат, — констатирует председатель Крымской ассоциации аквакультуры Сергей Грищенко. — Есть компенсации затрат на покупку молодняка устриц, на приобретение оборудования и так далее. Хорошо, что они есть, но они очень незначительные — на всех денег не хватает. При этом требования для их получения довольно жесткие. Мы не отказываемся от них — готовим и подаем документы. Но компенсации эти выплачиваются раз или два в год. Для отрасли было бы полезно, чтобы компенсации эти выплачивались чаще».

Аквакультурное хозяйство, в особенности мидийно-устричные фермы, — очень затратный бизнес и не всегда оправдывает ожидания тех, кто решил им заняться. Это не только затраты на аренду участков воды и суши, но и покупка и содержание судов и других плавсредств для обслуживания хозяйств, расходы на топливо, приобретение и установка специального гидротехнического оборудования. Инвестиции в создание предприятия окупаются в лучшем случае через 5 – 6 лет, а то и через 10 лет. Кроме того, климатические форс-мажоры, несущие риски урожаю, у аквафермеров случаются во много раз чаще, чем у сельхозпроизводителей на земле.

По словам Юрия Глущенко, директора крымского ООО «Альянс НТИ», которое выращивает мидии и устрицы, создание аквафермы среднего уровня требует инвестиций в сотни миллионов рублей.

«Суммы, которые выделяются из бюджета, настолько мизерные, что на них ничего не разовьешь. Вот в прошлом году выделили на весь Крым 12 миллионов. У меня такая сумма ежегодно уходит только на зарплату рабочим», — отмечает фермер.

Тендерное бремя

Основным препятствием на пути развития аквакультуры предприниматели называют бюрократизм, с которым аквафермеры сталкиваются уже на начальном этапе оформления морских и сухопутных участков под работу.

«Процедура выделения участков настолько сложная, что обычному человеку не осилить. Чтобы получить в пользование участок моря, нужно оформить огромную кучу всевозможных разрешений, пройти целый каскад различных процедур, да еще и заплатить огромный взнос за тендер. Человек еще толком не начал ничего делать, а ему уже нужно заплатить как минимум три миллиона, чтобы получить участок!» — объясняет Юрий Глущенко.

По его словам, положение производителя усугубляется и тем, что морской участок под ферму предоставляется не в постоянное пользование. Через некоторое время участок, на котором работает акваферма, снова выставляется на конкурс.

«Мы начали заниматься нашим хозяйством еще при Украине — в 2012 году. Уже скоро, в 2022 году, завершается срок пользования нашим водным участком. После этого его выставят на тендер, и нам нужно будет участвовать в торгах на общих основаниях. Я с ужасом жду этого срока, потому что мы не успеваем развить ту структуру, которую планировали, хотя вложены уже не десятки, а сотни миллионов. Прибыли мы еще не получаем, только вкладываем. Конечно, с таким подходом никакого развития отрасли не будет. Представьте, что компания строит многоэтажный дом, заселяет туда людей, а потом, через 10 лет, нужно снова пройти тендер, иначе дом снесут. Нормальная ситуация? Конечно, нет. Так почему такое отношение к нам?» — рассказывает фермер.

Со схожей проблемой столкнулся Сергей Кулик, владелец мидийно-устричного хозяйства «Яхонт» в южнобережном поселке Кацивели. Его ферма работает в Крыму с 2005 года. Еще во время пребывания полуострова под украинской юрисдикцией Кулик взял в аренду 5 га морской акватории. В 2015 году он планировал продлить договор и расширить производство, но получил из Росрыболовства отказ.

«Мне было сказано, что российский закон об аквакультуре, подписанный в 2013 году, относится к вновь создаваемым предприятиям, поэтому я должен на общих основаниях выходить на аукцион.

Но какие могут быть торги, если я уже вложил в этот участок 2,5 миллиона долларов, у меня там устрицы, мидии растут? А кто-то заплатит на пять рублей больше и заберет мой участок.

Я до сих пор сужусь с Росрыболовством», — поясняет господин Кулик.

Кроме того, предприниматель испытывает трудности с переоформлением земельных участков под береговую базу своего хозяйства. Арендованные им земли ранее находились в ведении Академии наук Украины. После принятия полуострова в состав России эти земли перешли сначала в собственность Республики Крым, затем — на баланс ныне уже расформированного Федерального агентства научных организаций. В перезаключении договора аренды земли Кулику отказали. Сегодня предприниматель продолжает судиться с властями и за эти участки.

Подобные случаи не единичны. По словам депутата Госдумы РФ Андрея Козенко, на данный момент больше половины предпринимателей в РК и Севастополе не могут переоформить права на пользование водными участками. «Из 281 водного объекта, используемого для рыбохозяйственной деятельности в республике, пользователи 182-х являются «проблемными» в смысле переоформления документов на право осуществления деятельности, что составляет 65% от общего количества», — констатирует парламентарий.

Решить проблему продления договоров пользования морскими участками в Крыму и Севастополе призван законопроект, который позволит добросовестным аквафермерам до 1 января 2020 года заключить договоры пользования участками без проведения торгов. В июле этого года документ был принят в первом чтении. По словам господина Козенко, уже в октябре-ноябре законопроект может быть утвержден во втором и третьем чтениях.

Нехватка портов и избыток браконьеров

По словам главы Крымской ассоциации аквакультуры Сергея Грищенко, даже при успешном оформлении водных участков начинающие фермеры далеко не всегда могут получить в аренду подходящий земельный участок под береговую базу. Иногда этот процесс может затянуться на годы. Также серьезной проблемой для многих производителей является пользование портами-укрытиями для плавсредств, обслуживающих деятельность аквафермы.

«У многих хозяйств таких мест укрытия нет, а если они и есть, то процедуры по его оформлению очень сложные. Многие причалы, например, на озере Донузлав, не аттестованы, их нельзя арендовать для стоянки. А ближайшие порты-укрытия — это Черноморское или Евпатория. Нашими тихоходными судами туда идти — это потратить целый день. В Севастополе эта проблема тоже существует, потому что порты либо морские, либо военные. Взаимопонимание с ними найти очень сложно. Мы работаем с морскими портами Крыма, но там высокие тарифы на перевалку грузов, неподъемные для малых хозяйств», — говорит господин Грищенко.

Еще одна проблема, на которой акцентируют внимание крымские аквафермеры, — деятельность браконьеров. Они вылавливают занесенных в Красную книгу крымских устриц и «диких» мидий, продавая моллюсков на набережных крымских городов или поставляя в местные рестораны. Маржинальность такого «бизнеса» в десятки раз выше, чем работ аквафермы. По словам председателя Крымской ассоциации аквакультуры, разгул «устричных браконьеров» обусловлен не только недостаточной активностью правоохранительных и контролирующих структур, но и позицией владельцев ресторанов.

«Покупая браконьерскую продукцию, рестораны провоцируют незаконный лов, — считает Сергей Грищенко. — Если бы рестораторы заказывали только нормальную сертифицированную продукцию у лицензированных производителей, то риск для здоровья клиентов был бы ниже, и природа быстрее бы восстанавливалась».

Кроме того, говорит Грищенко, высокая наценка ресторанов делает устрицы малодоступными для большинства жителей Крыма и посещающих регион туристов. Владельцы акваферм рассматривают возможность создания сети собственных торговых точек, в которых устрицы будут стоить не дороже 100 – 150 рублей за штуку. Одно из предприятий вынашивает идею запуска мобильных устричных баров на колесах.

Вкус как преимущество

Крымские производители устриц и мидий поставляют свою продукцию не только в местные заведения общественного питания и торговые сети, но и на материковую часть страны, в том числе в Москву, Краснодарский край и другие регионы. По словам владельцев хозяйств, после открытия автодорожной части Крымского моста поставки крымских морских деликатесов в материковые регионы выросли примерно вдвое. С устранением логистического барьера у аквафермеров полуострова появилась возможность работать не только с крупными оптовыми компаниями, но и с мелкими оптовиками и напрямую точками розничной продажи.

«В плане выхода на большие российские рынки перспективы у крымских предпринимателей очень интересные. Спрос на нашу продукцию есть, имеются уверенные и постоянные заказы на нашу крымскую устрицу, потому что она и вкуснее, и чище, чем атлантическая или дальневосточная. У нас море менее соленое — 16 – 18 промилле, в отличие от Атлантического или Тихого океана, где 32 – 34 промилле. Так что в этом аспекте у нас есть серьезное конкурентное преимущество», — отмечает Сергей Грищенко.

Реклама

РИА Новости Крым

Календарь публикаций

Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг   Окт »
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930