Выбор редактора ДК №12 Культура Свежий номер

Лев Богомолец — певец моря и неба

Это имя в истории русского изобразительного искусства стоит особняком. Мощный, независимый, далекий от советской жизни, Лев Богомолец сумел прожить свободным человеком в несвободной стране по собственному закону. Он был верен своим личным внутренним ценностям, отвоевав в то нелегкое время свое творческое пространство.

Текст: Владимир Кузнецов
Фото предоставлены автором статьи

Автопортрет. 1944 год.

«Учитесь у природы!»

Его творческая манера неподражаема, живопись выходит за пределы слов, сюжетов, названий и приводит зрителя к вечным темам — это море, небо, поле, камни, горы, цветы, а также природа и человек. Вот почему Богомолец был неравнодушен к Крыму: здесь он проникался особым чувством свободы и слияния с природой. И возвращался на полуостров снова и снова, вслед за великими тенями Волошина, Цветаевой, А. Толстого, Богаевского, Нестерова, Кандаурова, Паустовского и многих других деятелей почитаемого и боготворимого им Серебряного века.

В Крыму Богомолец был органичен, как «гений места» Максимилиан Волошин. Он, наверное, мог бы так же жить и творить в Крыму, наедине с ревущим морем и горами, если бы не Петербург, Ладога, Баренцево море, Балтика — неукротимый русский Север.

Впрочем, Крым занимал свое место в душе мастера и питал его творческие силы.

Лев Константинович Богомолец родился 11 января 1911 года в городе Бийске. Семья его часто переезжала и, наконец, после долгих скитаний осела в Новосибирске. Там будущий художник окончил школу и два техникума: ветеринарный, а затем радиотехнический. Успел поработать в совхозах Сибири и Урала, затем радиотехником в Уфе. Как и все молодые люди, выросшие в Советском Союзе, Лев Константинович отслужил срочную службу в Красной Армии. Все как у всех. Почти. Но в 1936 году Богомолец поступил в Ленинградскую академию художеств на отделение живописи.

Воспитанный в семье русских интеллигентов под наблюдением отца, учителя математики, мальчик с юного возраста был неравнодушен к окружающему миру, его разнообразию и необычным краскам. В отчем доме он выполнял первые рисунки и этюды. Он рисовал постоянно и упорно, вглядываясь, стараясь постигнуть суть и характер того, что его окружало.

В 1935 году состоялась судьбоносная встреча молодого художника с Михаилом Нестеровым. Сама эта встреча была маленьким чудом — ведь Нестеров редко принимал незнакомых людей. Тогда Богомолец показал старому признанному мастеру свои рисунки и этюды, копии эрмитажных картин. К Нестерову молодой художник заезжал раза четыре в году с 1935 по 1940 годы, по пути в Уфу и обратно.

«Нестеров стал для меня главным учителем и художником, — вспоминал Лев Богомолец. — С его мнением, вкусом и авторитетом я только и считался. Он был для меня основным источником знаний о живописи, но главным наставлением мастера было: работать, прежде всего, работать и глубоко осознавать живую преемственность великих свершений в искусстве».

Михаила Нестерова Лев Константинович считал своим учителем, но долго не решался познакомиться с великим живописцем: стеснялся и не верил, что знаменитый художник сможет уделить ему время. Но все-таки с Нестеровым ему удалось встретиться.

Советы, по признанию Льва Богомольца, носили очень общий характер, но молодой художник помнил их слово в слово и неукоснительно следовал им на протяжении всей жизни, открывая их истинный смысл. До сих пор в архиве Богомольца хранятся письма Михаила Нестерова. Вот фрагмент одного из них, написанного в 1939 году: «Займитесь обучением себя хорошо владеть формой и краской. Больше компонуйте на разные темы, а главное — всматривайтесь в жизнь, в ее смысл, в ее формы, так сказать, в природу Вас окружающих людей, событий. Не ходите за далеким, когда у Вас под носом хлещет жизнь, да еще какая интересная! Разрабатывайте (по этюдам)! А главное, учитесь учиться у Природы, она вас не обманет».

Вехи творчества

Обучение в Академии художеств длилось с перерывами до 1948 года. Несмотря на трудное и голодное военное и послевоенное время, Лев Константинович учился упорно и страстно, полностью отдаваясь любимому делу. Во время пауз в учебе он работал, в частности, экскурсоводом в усадьбе Ильи Репина «Пенаты». Во время Великой Отечественной войны находился в эвакуации в Уфе.

В горах. Крым.

Большое влияние на творчество Льва Богомольца оказали преподаватели: Б. Иогансон, И. Бродский, А. Любимов, А. Зайцев. Это были профессора, хранившие традиции знаменитой академии, воспитавшие не одно поколение выдающихся живописцев.

Для раннего творчества Льва Богомольца характерна способность в частном и малом увидеть и раскрыть глубинный мир жизни.

Его палитра расцвела именно в те годы — она полна звучных цветовых нот, для полотен характерны переливы серебристо-жемчужных тонов.

Крымский пейзаж.

Этим отличаются автопортреты того времени, пейзажи, рисунки, морские этюды Черного и Баренцева морей, Крыма, Сибири, Дальнего Востока, русского Севера и Прибалтики. Богомолец постоянно в пути, постигает тайны и многообразие мира.

«Пускайся в путь и в нем себя и постигни», — сказал поэт.

Невероятные маки

Золотые и красные маки
Надо мной тяготеют во сне.
Александр Блок

Льва Богомольца называют самым русским постимпрессионистом. Художник никогда не изменял себе и ради званий не работал в стиле соцреализма. Его часто упрекали: маков такой формы в природе не бывает.

Лето. (Маки). Часть триптиха, 1972 год.

Удивительной стороной пейзажной живописи Богомольца является необыкновенная симфония цвета и света, вызывающая у нас ассоциации с музыкальными произведениями. Своего рода визитной карточкой Богомольца стали маки — как лилии у Клода Моне. Он писал их в разное время года, на закате, восходе, в дождь и ветер. Его маки то «убегали вдаль», то щедро теснились на переднем плане. Это было не представление цветка зрителям, а самая настоящая поэтическая и декоративная гипербола.

Маки Богомольца — это средоточие переходящих состояний тревоги, восторга, трепета, нежности. Они то такие родные, хрупкие, грациозные, тоненькие — то огромные багряно-красные, фиолетово-синие. То легкие, высокие, белые, словно крылья ангелов, то неведомо чужие, странные, темно-фиолетовые, кобальтовые под стать сумеречному темнеющему горизонту, огромные ядовито-черные на холсте исполинских размеров.

Красные маки. 2002 год.

Тревожные, символ неожиданного прозрения, пророчества, таинственный посыл в будущее, дающий ощущение вселенской тревоги.

Конец ли дня, конец ли мира
Иль тайна тайн во мне опять.
Анна Ахматова

Маки и береза. 2004 год.

Серия «Маки» стала визитной карточкой художника. Цветы словно написаны солнечными лучами разных оттенков. Художник запоминал и переносил на холст всю палитру, которую давало освещение, писал маки утром, вечером, в разгар солнечного дня.

И если упомянутые лилии Клода Моне красивы, изящно упоительны, изысканно декоративны, то маки Богомольца непостижимы.

Морская стихия

Пожалуй, нет лучшего олицетворения свободы, чем море. Море Льва Богомольца потрясает своей силой и неукротимостью. Как мариниста Льва Богомольца нельзя сравнивать ни с Айвазовским, ни с Уильямом Тернером, его особым стилем. Богомолец предстает перед нами самым талантливым представителем северной школы маринизма. Его картинам свойственны мощь, страсть, нежность, таинственность.

Богомолец Л. К. Портрет работы А. Лактионова. 1936 год.

Могучие волны и бескрайнее небо создают живописную симфонию на таких полотнах, как «Волна», «Баренцево море», «Океан». Кстати, во время визита в Россию президента Франции Жака Ширака в Санкт-Петербурге, в резиденции на Каменном острове, состоялась торжественная передача в дар Франции картины «Океан». Это одна из лучших работ Богомольца, созданная в 1985 году в классической реалистической манере. Губернатор Петербурга от имени автора и города преподнес полотно французскому народу как знак памяти и восхищения талантом великого исследователя морей и океанов Жака Ива Кусто.

Пейзажи Льва Богомольца полны воздуха и простора. Художник писал море спокойным и бушующим, ухитрялся передавать «настроение» стихии.

Жак Ширак сердечно поблагодарил создателя картины и правительство города за этот дружественный жест. Потом совсем неофициальным тоном добавил: «Очень, очень тронут… Я ведь хорошо знал Кусто! Мы дружили, я даже присутствовал на его бракосочетании». Обращаясь к Льву Богомольцу, отозвался о подаренном произведении на русском языке, почти без акцента: «Прекрасно, просто прекрасно!»

Лев Богомолец подолгу жил в Крыму, много путешествовал по полуострову. И здесь часто «схватывал» морскую стихию и в умиротворенном состоянии. Таким, например, море предстает в работе «Вода и камень», «Гурзуф и камни», «Этюд камней», «Осень. Гурзуф», «Феодосия, улица Стамова» и других. В Крыму художник создал навеянное романтическими героями Александра Грина полотно «Алые паруса. Ассоль» — произведение страстное, эмоциональное, таинственное. Еще в советское время 29 работ мастера были безвозмездно переданы Феодосийской картинной галерее имени Айвазовского.

В разные периоды художник то уделял внимание миниатюрам, то работал над огромными полотнами. Самая большая картина его кисти — «Океан» — имеет размеры 160 на 340 см. Это полотно он подарил народу Франции.

Важную роль в творческой жизни Льва Богомольца сыграло увлечение парусно-моторным спортом. Многие годы он сам проектировал и строил катера и яхты, совершал на них длительные переходы по Финскому заливу, Ладоге, Онеге, Мсте. Его зоркий глаз постоянно отмечал тончайшие нюансы различных состояний водной стихии. Все это потом находило свое место в картинах.

Онежское озеро. Кижи. 1987 год.

Изобретения в живописи
Друзья называли Льва Богомольца «русским Леонардо да Винчи» — и вряд ли сами бы могли сказать: в шутку или всерьез. Многих поражал размах интересов Льва Константиновича, стремление попробовать свои силы в новом деле. И он никогда не бросал начатое незавершенным. Его упорство, терпение и настойчивость обязательно приносили плоды. Именно Богомолец, работая в Эрмитаже в 1940 году над копией знаменитой картины Веронезе «Пиета», разгадал и воссоздал тайну особого, утраченного даже в Италии, пурпурно-розового цвета. А еще он разработал и усовершенствовал технологию изготовления темперы и технику нанесения ее на холст. 

От акварелей до панно

Разнообразие творчества Льва Константиновича поражает. В последние годы жизни он стал чаще писать картины на религиозные сюжеты. Но завораживают и немногие ранние полотна, связанные с темой христианства: «Храм на Нередице», «Церковь святого Георгия», «Старая Ладога». Присутствие божественного начала особенно остро ощущается в его пейзажах. Например, мистически таинственное белое солнце висит над серебристо-палевым ландшафтом с оттенками лилового и нежно-розового. Световой поток, озаряющий небо и землю, напоминает крест и создает ощущение неземного возвышенного присутствия.

Впервые похвалы своим картинам Лев Константинович услышал на выставке в Уфе в 1942 году. Там зрителям представили работы художников Башкирии, Москвы и Ленинграда.

В 1945 году Богомолец написал шесть живописных панно для музея обороны Ленинграда. Они, к сожалению, не сохранились после ликвидации музея, но подтвердили талант Льва Богомольца как художника-монументалиста. Эта черта дарования будет впоследствии воплощена в таких композициях, как «Зоя» и «Реквием» (1964), «Хиросима» (1966), «Затмение» (1966), «Жертвы фашизма» (1974).

Полотно «Реквием» — это гимн непобежденному духу борцов с фашизмом, восхищение несгибаемой волей людей, составивших единое братство за колючей проволокой концлагерей. Манера исполнения этой картины напоминает скульптурный рельеф. Композицию формируют несколько групп людей, бурное движение одних фигур и кажущаяся статичность других усиливают их общую психологичность и публицистическую простоту. Этому служит и лаконичный призыв: «Помни!», помещенный в правом нижнем углу картины.

Молодого художника Богомольца можно было назвать пейзажистом. Тогда он определил для себя три главных темы: море, камни, цветы. Реализация любимых сюжетов шла у художника от частного к общему — от негромких камерных мотивов к их эпичному воплощению. Но шли годы — росло мастерство, проявлялись новые оттенки таланта.

Любимыми жанрами Льва Богомольца стали не только пейзаж, но и портрет, монументальные композиции. И в каждом из этих традиционных жанров художник открывал новые, подчас незаметные для привычных представлений особенности, как бы раздвигал границы жанровых возможностей картины. Работоспособность Льва Богомольца была удивительной. Кроме больших и даже громадных картин — таких, как «Океан», — он исполнил около двух тысяч миниатюр-этюдов, а также акварелей, показав себя и здесь тонким колористом. Богомолец был великолепным портретистом, еще в ранние годы создавал автопортреты, портреты жены, сына. Особое место среди ранних работ художника занимает портрет Дмитрия Шостаковича, написанный в 1943 году.

Лев Богомолец был хорош и в пейзажах, и в портретах, и в жанровых картинах. В музее Санкт-Петербурга, например, хранятся его работы «Прибытие первого поезда в Ленинград после блокады», «Петергофские руины после войны». А в Пушкинском Доме — портреты Максима Горького и Михаила Лермонтова. Он писал моряков, рыбаков, сейнеры, интерьеры домика Репина…

В разные годы были выполнены портреты чемпиона мира по шахматам Анатолия Карпова, женские портреты — художницы Николаевой, жены Татьяны. В поисках тайны непостижимой красоты Богомолец неоднократно обращался к изображению обнаженной женской натуры. В полотнах Льва Константиновича торжествуют совершенство, гармония живописной и идеальной природы человека. Таковы, например, «Сон», «Утро», «Обнаженная на зеленом».

Крымская улица.

Из выставок, которых за долгую жизнь автора было не так уж много, знаковыми, вероятно, были персональные выставки в музее Нестерова в Уфе в 1945 году, в Выставочном зале московского Манежа в 1992 году, в Санкт-Петербурге в 2000 году. Резонансными были ретроспективы художника в Русском культурном центре при посольстве РФ в Вашингтоне. Кстати, Феодосийская художественная галерея им. Айвазовского в 2014 году День России — первый после возвращения полуострова «в родную гавань» — отметила выставкой картин Льва Богомольца. Все 28 полотен, хранящихся в музее, стали своего рода гимном морю и удивительному художнику.

Картины Льва Богомольца находятся в музеях и частных собраниях многих стран мира. Они есть в Государственном Русском музее, в музее Арктики и Антарктики, в Пушкинском Доме и Центральном военно-морском музее. Но самое большое собрание живописи Льва Константиновича (28 полотен) находится в Крыму — в Феодосийской картинной галерее имени Айвазовского.

Мало кому удается прожить такую полную, яркую жизнь, до краев наполненную любимым делом. Казалось, что перед его талантом, страстью к живописи, упорством склонялось само время. Когда вокруг намекали на преклонный возраст — он брался за кисть, и самые суровые критики могли только удивляться свежести и энергии, которую выплескивали новые картины на зрителя. После болезни правая рука художника оказалась парализованной — он научился рисовать левой. Он ушел из жизни в 98 лет. И остался в своих картинах, в мире волн, облаков, чудесных маков. Его творения останутся вечной загадкой красоты и непостижимости бытия.

Лев Богомолец прожил долгую жизнь. Он видел, как страна крепла и восстанавливалась после войны, как менялись города, люди, убеждения как исчезало многое из того, что было ему дорого. Но он не переставал работать — искусство было его миром, его спасением и призванием.

Календарь публикаций

Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май   Авг »
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031