Выбор редактора ДК №11 Лица Крыма

Алексей Каспржак: «Моя цель — сделать «Артек» лучшим в мире»

Директор крупнейшего в мире детского лагеря — о ежедневном спорте, любимых писателях и будущем российской школы, которое формируется в «Артеке»

Текст: Максим Грознов, собственный корреспондент РИА Новости в Крыму
Фото: Александр Белокуров, ТАСС

В «Артеке» мы ищем новый формат школьного образования

— Ваш отец — известный советский и российский педагог, один из создателей программы гимназического образования. Повлиял ли его пример на Ваш выбор жизненного пути?

— Конечно, повлиял. Как было сказано в чьих-то мемуарах, «меня воспитала узкая полоска света из-под двери кабинета моего отца». Отец, Анатолий Георгиевич Каспржак, работал в московской школе, которая стала одной из трех первых гимназий в современной России. Люди из системы образования знают его как образец педагога. Я не очень люблю слово «династия», но, по большому счету, многие в моей семье обращались к образованию. Мой дед был заведующим кафедрой МЭИ, профессор, доктор наук, физик, занимался полупроводниками, а его отец был ректором Варшавского университета. В Варшаве существует улица Мартина Каспржака. И, конечно, не странно, что я сделал именно такой выбор профессии. Правда, я выбрал не педагогику, а управление в сфере образования.

— Один из Ваших дипломов о высшем образовании получен в шотландском университете Роберта Гордона. Каковы, на Ваш взгляд, основные отличия западной системы образования от российской?

— Вообще у меня несколько дипломов. В области педагогики, менеджмента, в том числе в сфере образования, экономики и управления народным хозяйством. С университетом Роберта Гордона меня связывает курс по специальности «менеджмент образования». Вообще учиться никогда не поздно. В этом смысле для любого человека важно менять роль. Если ты все время начальник, то может «крыша поехать» — не лишне сесть за парту и подумать, что есть кто-то умнее тебя.

Я изучал различные системы образования, разных стран. Мне интересны две основные школы, они не то чтобы конфликтуют, но соперничают друг с другом. Я приверженец англо-саксонской модели, в которой доверяют учителю и дают ученику достаточно свободы для самореализации. Эта система исходит из того, что ребенок уникален, что он учится, а не его учат. Учитель свободен в выборе методик, общество и государство ему доверяют.

Но есть плюсы и у другой системы образования — немецкой, которая использовалась в российской и советской школе. Она более технологизирована и предполагает меньшую степень свободы. Нужно умело совмещать преимущества обеих систем.

В «Артеке» мы как раз ведем поиск нового образа, нового формата школы. Без такой амбициозной задачи проект не был бы содержательным и интересным. Можно понастроить много красивых домиков, но главное, что привлекает детей, — это среда, которую получилось создать.

Вот мы с вами разговариваем, а мне звонят сотрудники, которые сходили на спектакль, посвященный Высоцкому. Спектакль поставлен в «Артеке», в нем участвуют и дети, и профессиональные актеры, приехал сын Высоцкого Никита, который его ведет. В аэропорту, где мы с вами беседуем, я встретил людей, которые занимаются музеем истории «Артека». В общем, у нас все время что-то происходит, дети участвуют в этом, учатся тому, что им будет нужно за пределами «Артека». Участвуют охотно — потому что не для школы, а для себя, для жизни.

«Если школа не меняется вместе с детьми — в ней учиться неинтересно»

— Можно ли утверждать, что проводимый на базе «Артека» эксперимент в образовательных технологиях будет расширен?

— Я не очень люблю в образовании слово «эксперимент». Я отец пятерых детей, и когда я представляю, что над моими детьми ставят эксперимент… Мне этого не хотелось бы. Именно поэтому система образования такая консервативная. Дети меняются, они совсем другие, иначе мыслят.

И если школа не меняется, а просто воспроизводит опыт прошлых поколений, в ней учиться неинтересно. Любой бизнес с течением времени меняется — или деградирует и вытесняется с рынка. И школа должна действовать так же, готовить ребенка не к тому, что было вчера, а к тому, что будет завтра.

И незыблемость организации — состав группы под названием класс, повторение из года в год одних тем, жизнь по монотонному расписанию — это отражение другой эпохи.

Конечно, пользоваться наработками «Артека» в образовательных программах можно и необходимо. Здесь есть несколько направлений. Можно пользоваться нашей технологией. Мы имеем несколько инструментов ее продвижения, в том числе образовательный форум, который мы проводим в сентябре-октябре. Ежегодно на него приезжают до двух тысяч педагогов, которые знакомятся с нашими методиками и решают, как применить их у себя.

Кроме того, мы занимаемся сертификацией образовательных программ. Наши специалисты оценивают образовательные программы других лагерей (и не только лагерей), дают рекомендации. На такие услуги есть спрос, нам за это готовы платить. Кроме того, через Артек проходит много молодых педагогов, они впитывают наши подходы и могут потом применять их в работе на территории Крыма и всей России.

«Артек» позволяет очень быстро применять новые подходы. Если ты работаешь в министерстве и направляешь предложения министру — могут пройти годы, прежде чем предложенная тобой или описанная в какой-то программе идея получит шанс быть реализованной. А в «Артеке» ты придумал — и через два часа можешь увидеть результат. К примеру, 9 марта мы закрывали в лагере смену. А я 7 марта возвращался из командировки в Ростов-на-Дону, там на улицах -мужчины с букетами, палатки с цветами, предпраздничная суматоха. И родилась идея, чтобы на финальной массовке все мальчики смены подарили всем девочкам цветы.

Это было очень красиво, вся дворцовая площадь была заполнена детьми, и все девочки подняли по одной розе вверх. Получилось поле — полторы тысячи роз. Одна сотрудница рассказала, что увидела плачущую 14-летнюю девочку, спросила, что произошло. А та сказала: вы знаете, это первая роза в жизни, которую мне подарили. Думаю, что она была не одна такая. А мальчики привыкнут к тому, что цветы надо дарить, и не только 8 марта. Эта история соприкасается с «Маленьким принцем», где уникальности розы отводится значимое место. Это история индивидуального подарка, где часть уникальности передается с подарком. Я думаю, это станет регулярной практикой закрытия каждой смены. Потом мне звонили из аэропорта Симферополя, рассказывали, что наши дети, девочки, регистрировались на рейсы, а в руках у них были розы в «артековских» бутылочках для воды, чтобы привезти их домой.

У нас много новых традиций появилось — и «12 месяцев» на новогодней смене, когда на сцене появляются живые подснежники, и подсветка скал-близнецов Адалары, и поздравления с днем рождения, когда в столовой повар выносит имениннику праздничный пирог, а все аплодируют и поздравляют.

— Вы возглавляете «Артек» уже 3,5 года. Расскажите, какая задача была перед Вами поставлена в 2014 году? Чью поддержку Вы ощущали при решении многочисленных проблем реконструкции лагеря?

— Задача очень простая, я ее сам себе поставил: сделать лучший лагерь в мире. По-моему, нам это удается. Был конкурс идей по развитию «Артека». Я написал текст, изложил свое видение и был признан победителем.

Что касается поддержки, то она постоянно ощущается. Это поддержка Ольги Юрьевны Голодец, которую в моей команде все называют мамой «Артека». Это не я придумал, это такой народный термин. Тем более, что она сама «артековка», была в лагере «Лазурный». Но слово «Артек» открывает любую дверь, нет человека, который бы отнесся плохо. Я не встречал.

Помогают все: чиновники, руководители корпораций, банки. Даже вот пример: если бы в лагере не побывал Геннадий Андреевич Зюганов — у нас не было бы пары объектов, он добился выделения средств на эти объекты. Помогают министры всех направлений: глава Минпром-торга Денис Мантуров — он, кстати, «артековец», министр транспорта Максим Соколов — благодаря министерству у нас катамаран появился. И дальше можно долго перечислять.

В 2017 году «Артек» принял 40 тысяч детей

— Расскажите, как Вы обычно проводите рабочий день в «Артеке» — какова загрузка, что приходится делать каждый день?

— Я встаю рано, часов в шесть. Сначала побежка: во-первых, я привык, во-вторых — смотришь, что где не так. У «Артека» большая территория, ее нужно проходить периодически. А еще это полезный пример — у нас уже многие сотрудники начинают бегать, периодически присоединяются дети. А если ребенок за 20 дней в «Артеке» привыкнет бегать, привыкнет активно начинать день — это же здорово! Особенно у нас, если надышаться с утра морским воздухом — жить будет лучше, точно.

А закончиться день может очень поздно. Если идет какое-то мероприятие, в 11 вечера или после полуночи. Плюс частые перелеты, в неделю приходится один-два раза летать. Между подъемом и отбоем — работа: постоянные встречи с людьми, с партнерами наших образовательных программ, работа над хозяйственными задачами, бюджет, стройка.

В прошлом году в «Артеке» отдохнули 40 тысяч детей. С запуском лагеря «Солнечный» в лагере за год смогут побывать более 50 тысяч детей. А начинали в 2014 году с шести тысяч.

— Когда в «Артеке» самая «жаркая» пора для руководства, когда нет ни минуты? Это активный курортный сезон или подготовка к нему, возможно — завершение финансового года?

— Нет у нас сезона. В «Артеке» мы считаем, что круглогодичной работой и отсутствием сезонности мы меняем стиль жизни в Крыму и представление о нем. Очень надеюсь, что у нас это получается. Стройки, финансы, организация мероприятий — это все круглый год.

— Сколько людей находится в Вашем подчинении?

— Две с половиной тысячи человек. Зимой чуть меньше. Дело в том, что территория большая, порядка тысячи двухсот сотрудников заняты эксплуатацией всего того, что на ней находится. Вплоть до охраны. Часть задач мы планируем передавать профессионалам, например клининг, работы по благоустройству территории.

Главный — ребенок

— Чувствуете обратную связь с детьми? Были ли эпизоды общения с «артековцами», которые Вас особо тронули и запомнились?

— Вспоминается история, которая произошла этим летом. Мы общаемся в формате, когда медиа-отряд берет у меня интервью, такая тренировка для будущих журналистов. Дети же спрашивают все, у них нет ограничений. Здесь нельзя лукавить, они сразу это поймут. И семнадцатилетняя девушка — ростом выше меня, занимается контактным видом спорта, боями без правил — разоткровенничалась и со слезами на глазах рассказала, как в «Артеке» поняла, что не хочет взрослеть, а хочет еще побыть ребенком. Она в последний раз в «Артеке» была, по возрасту. Это было такое искреннее переживание.

Я много времени провожу с «артековцами». Главная цель — своим примером показать, что в «Артеке» главные — дети. Я сотруднику, если ко мне обратились, могу сказать — потом, чуть позже. А ребенку — не могу, он должен получить ответ.

Он должен привыкнуть к тому, что он — важен, он — центр внимания. В этом наша задача. Если человек к этому привыкает, он потом начинает достигать чего-то, требовать и от себя, и от других.

— Как Вы выстраиваете отношения с теми, кто хочет использовать бренд «Артека», какие контракты по итогам года принесли центру наибольшую прибыль?

— Мороженое «Артек» — отличный продукт, самый удачный пример использования нашего бренда. Это компания Iceberry, мощности в Вологде, самый крупный производитель мороженого в России. По объему продаж мороженое «Артек» стало за полгода четвертым в линейке компании. Теперь они расширяют ассортимент — будет не только вафельный стаканчик, но и эскимо, рожок. Они уже в Израиль и в Китай его поставляют. Есть еще хоть один крымский продукт, который продается в Китае и Израиле? С надписью «Артек», с фотографией Крыма? Мы с каждого стаканчика получаем рубль в бюджет лагеря. Еще есть питьевая вода, одежда под брендом «Артек».

— Расскажите, каким Вы видите будущее «Артека»? Не только в ближайшие 3-5 лет, но и на среднесрочную перспективу — лет 8 -10?

— Планы к 2025 году принимать в «Артеке» 100 тысяч детей не изменились. Если раньше мы думали об этом гипотетически, то сейчас это четко сформулированная задача, зафиксированная в программе и в проекте планировки территории, вплоть до генплана Ялты, где зафиксированы транспортные развязки и инфраструктурные решения. Планы по развитию «Артека» включают в себя также увеличение в 10 раз числа детей, охваченных нашими образовательными технологиями. И еще одна амбициозная, но достижимая задача -стать лидером в мировом рейтинге образовательных программ. Вот это три основные задачи.

У нас шесть процентов от общего числа детей — это те, кто приезжает к нам из-за рубежа. Это сопоставимо с числом иностранных студентов, обучающихся во всей системе образования РФ. Это, по-моему, очень круто, потому что это в Крыму.

Многие, побывав в «Артеке», очень хотят приехать сюда вновь. При этом они должны в конкурсах участвовать, даже приезжая сюда по коммерческой путевке.

К нам приезжают детьми, а уезжают гражданами

— Бывали ли Вы в Крыму до 2014 года? Есть любимые места на полуострове?

— В Крыму в детстве я был дважды. В школьные годы я отдыхал на Тархан-куте, с родителями, в районе Черноморского и Оленевки. Я любил такой Крым -дикий. Один раз на машине приезжали, а еще поездом. Персики помню в ящиках, компоты потом родители закатывали. И вкус этого ананасного персика. Кукурузные поля, лов креветки на свет фонарика, мидии на металлическом противне.

Уже работая учителем, я водил детей в походы — из Бахчисарая в Ялту. Это было несколько лет подряд, примерно конец 90-х. Мангуп-Кале — мое любимое место. Уникальное, там чувствуется что-то неземное.

А в «Артеке» никогда не был, мы всегда его стороной обходили, уходили за Севастополь, жили в палатках возле аэродрома «Бельбек». Там пляжи, откос, и мы прямо на пляже стояли. «Артек» открыл для себя только сейчас — и до сих пор продолжаю открывать.

— Ваши дети тоже живут и учатся в «Артеке»? Оставляет ли работа время и силы на их воспитание?

— У меня две дочки и трое сыновей. Старшей тринадцать, младшему 3 года. Дети — четверо из пяти — живут со мной в «Артеке», двое ходят в детский сад, двое — в школу. Вот, к примеру, сегодня мы ездили с ними на рыбалку на одно из озер в предгорье. Они знают, что я делаю. Надеюсь, видят во мне образец. В этом смысле с работой мне повезло.

— Вы сказали, что бегаете по утрам, и в целом, судя по Вашей физической форме, уделяете достаточно много внимания спорту. Как удается сочетать спортивные нагрузки и напряженную работу?

— Не только пробежки — еще спортзал. «В здоровом теле — здоровый дух» -это действительно так. И для меня важно быть примером, я же работаю с детьми. Можно сколько угодно говорить о здоровом образе жизни, но если ты не выглядишь как человек, увлеченный спортом, — никто не поверит. Детям нельзя врать ни в чем, я даже пару месяцев назад курить бросил. Ничего сложного. Сегодня, в субботу, у меня было такое расписание: с утра бег, затем спортзал, потом совещание. Потом мы с детьми были на отдыхе, там же прошли две деловые встречи — они были на пруду, а я вместе с представителями города осматривал местность. Планируем организацию «артековского» туристического слета в районе Байдарской долины, это территория Севастополя.

— Удается ли найти время для хобби или просто посидеть с книгой или посмотреть фильм?

— Из хобби — горные лыжи. Книги я читаю специфически, я их изучаю. Хотя мне нравится Набоков, например. Или вот вчера был Леонид Филатов, «Федот-стрелец» — это отдых. А обычно читаю сложные тексты — футуристов, методологов. Кроме того, мне надо изучать то, что модно у детей. Например, современную поэзию. Яна Мкртчян — совсем молодая поэтесса. А еще Вера Полозкова. Непростая поэзия, мне нравится.
Я с детьми «Артека» открываю для себя многие вещи, о которых просто не знал. Благодаря работе в «Артеке» и общению с партнерами я понял, что у нас в России есть крутые молодые ученые. Например, мы хорошо сотрудничаем с НИЦ «Курчатовский институт». Эти вещи — молодую науку, молодую поэзию — можно сделать модными среди детей. И это будет влиять на выбор увлечений, профессии.

— Вам нравится то, чем Вы занимаетесь? Связываете ли Вы себя с дальнейшей жизнью лагеря?

— Да, конечно. Впереди еще миллион задач.

— Какую задачу считаете основной?

— Развитие образовательных программ в «Артеке». Мы начали их сильно менять, серьезно ими занимаемся. Они стали более лаконичными, технологичными. Хотим за 20 дней смены заложить основу гражданской идентичности, человека, гражданина нашей страны. Это важно: к нам они приезжают детьми, а уезжают гражданами. Многое узнают и пропускают через себя: про «Артек», про Крым, Россию, историю страны. И они это не проходят, как в школе, они это проживают.

Мы находим способ, как это сделать не пошло, естественно, чтобы детям было интересно.

Поэтому чем дальше — тем интереснее. Очень важно в жизни, когда что-то делаешь, думать о том, что, возможно, когда-нибудь ты покажешь результат своего труда сыну или внуку и скажешь: «Это я сделал». Это важная для мужчины история. Мне, наверное, повезло -где бы я ни работал, я могу сейчас, оглянувшись назад, увидеть результат и сам себе сказать: «Не без твоего труда это произошло!»

Календарь публикаций

Май 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар   Июл »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031