Выбор редактора ДК №11 История

Крымский исток русского православия

Виктор Васнецов. Крещение Руси. 1885-1896 годы.

Как князь Владимир в Крым на греков ходил, Корсунь осаждал и в купель окунался

Текст: Дмитрий Смирнов
Фото: Shutterstock, Lori, Alamy

Херсонес находился на торговом перекрестке, в городе жили представители практически всех народов, населявших в средневековье территорию Крыма.

Общепринятая версия

О походе на византийский город Херсон (в русской традиции — Корсунь) киевского князя Владимира Святославовича широко известно из разных источников. Например, из древнерусских летописей — об этом рассказывают и знаменитая «Повесть временных лет», и менее знаменитое «Житие Владимира особого состава». Из византийских же авторов об этом пишет современник событий Лев Диакон. Но источники, порой, противоречат друг другу, и историки спорят: и по поводу даты похода князя в Крым, и о предпосылках, и о деталях осады и захвата города, и даже о самом месте крещения Владимира (некоторые говорят, что крещение произошло в Киеве, до похода). Каждая из версий, так или иначе, аргументирована и имеет право на существование. Но мы будем исходить из наиболее распространенной, гласящей вкратце следующее.

Князь Владимир с дружиной отправился воевать в Крым летом 988 года.

Вместе с этим, незадолго до похода различные обстоятельства политического характера заставили киевского князя задуматься о породнении с византийским императорским домом и о принятии религии, которая могла бы стать государственной на Руси. Выбор пал на христианство византийского обряда.

Захват Херсона и угроза пойти войной дальше — на Константинополь — стали средством, принудившим Василия II к признанию внешнеполитических амбиций Руси. В итоге — сестра императора принцесса Анна прибыла в Херсон, Владимир крестился в этом городе, женился на Анне, произошло последующее распространение православия на Руси.

Город сильный, богатый

Каким же был город Херсон в конце Х века, когда перед его стенами появилось войско князя Владимира?

«Это был самый важный стратегический пункт Византийской империи в Северном Причерноморье, самая северная территория Византии, — объясняет Александр Роменский, научный сотрудник государственного историкоархеологического музея-заповедника «Херсонес Таврический», кандидат исторических наук. — Важность определялась тем, что он прикрывал важные торговые магистрали, идущие с севера на юг. Исполнял и другие функции. Так как это была пограничная территория, стратиг Херсона (он исполнял функции и командующего войсками, и главы гражданской администрации, нечто вроде генерал-губернатора — прим. ред.) собирал информацию о соседях и отправлял в Константинополь. Византия пользовалась Херсоном как своим недремлющим оком на северных границах».

Предмет мира
Среди относящихся ко времени похода князя Владимира артефактов, найденных учеными на территории Херсона, «предметов мира» довольно много. Это и фрагменты подсвечников, и керамика, и строительные материалы, и различные монеты, и женские украшения…
Но, учитывая контекст событий, больше всего внимания привлекают кресты. Ведь, по сути, это то, за чем шел в Крым киевский князь. То, что привезли, в итоге, отсюда на Русь.
Византийских крестов того периода на городище находят много. В основном — медных. Через них к Богу были обращены молитвы жителей города, надежды, помыслы… Одним словом — жизнь.
Есть кресты побольше — так называемые процессионные, довольно изящно выполненные, использовавшиеся во время торжественных мероприятий, крестных ходов, богослужений.
Их владельцами могли быть представители местного клира — священники или кто-то из окружения архиепископа Херсона.
Есть маленькие, совсем простые, даже неказистые — личные вещи простых жителей города. Есть и необычные для нас, современных людей, кресты-энколпионы. Такой крест — складной, из двух частей, соединенных вместе, своеобразная шкатулочка. Внутри энколпиона помещались частицы освященной просфоры или мощи святых. 

Население Херсона тогда составляло 6-7 тысяч человек, и этот город был одним из самых крупных в Восточной Европе того времени.

«Он был богат, по сравнению с варварскими территориями, которые его окружали, — говорит Александр Роменский. — Но в Византии было много таких городов. Византия была вообще страной развитой городской жизни, если сравнивать ее с окружающими средневековыми государствами».

Оборонительная система Херсона в средние века представляла собой мощную крепостную стену по всему периметру, в том числе и со стороны моря. Общая протяженность стен — около трех километров, высота — 8-10 метров, толщина -до четырех. Также археологами открыто 32 башни, 7 боевых калиток и 6 ворот.

С античных времен значительную часть населения здесь составляли греки. Но поскольку город находился на так называемом «варварском порубежье», на торговом перекрестке, то здесь жили и сарматы, и готы, и аланы. Была и иудейская община. В общем, представители практически всех народов, населявших в средневековье территорию Крыма. «Для Византии характерен такой имперский принцип, что любой человек, который признавал власть императора и исповедовал православие, считался своим», — поясняет Александр Роменский.

Херсон очень зависел от привозного продовольствия в силу различных факторов, прежде всего — в силу местоположения. Ведь, как мы уже говорили, он был городом на границе, в окружении варваров, и часто подвергался нападениям. Но существовали и местное производство, и местное сельское хозяйство. Впрочем, в Х веке этого не хватало, чтобы покрыть все потребности города. Экспортировалась же отсюда, в первую очередь, рыба. Рыбы ловили много, рыболовные флотилии, судя по сохранившимся историческим документам, доходили даже до устья Днепра. В городе сохранилось очень много рыбозасолочных цистерн, свидетельствующих о широком распространении рыбного промысла.

Реконструкция осады

Как происходила осада города войсками князя Владимира? Различные летописные и археологические источники позволяют сделать довольно подробную реконструкцию тех событий.

Итак. Владимир с дружиной прибыл к Херсону на ладьях. Его войско насчитывало примерно 5-6 тысяч человек. На каждой, скажем так, среднестатистической ладье, которые использовались русами в то время, помещалось до 40 человек — гребцов и воинов. Поэтому, скорее всего, княжеский флот насчитывал около 150 ладей.

«Византийцы имели не очень большой гарнизон, — говорит Александр Роменский. — Чуть более тысячи — профессиональные воины, которым выделялось денежное довольствие из Константинополя, плюс набирали ополчение из всех годных к военной службе. В целом, несколько тысяч человек с той и другой стороны».
Памятник князю Владимиру на Боровицкой площади в Москве, у стен Кремля.
Высадка княжеского войска, по самой распространенной и наиболее правдоподобной версии, произошла в севастопольской бухте, которая сейчас называется Стрелецкая.

В древности здесь была часть сельскохозяйственной округи Херсона, а теперь на берегах бухты военные части ЧФ и пограничников, причалы для лодок и яхт, военные судоремонтные предприятия и частная жилая застройка. Отсюда до стен древнего города по прямой (раньше ведь никакой застройки не было) — чуть более километра. Один стремительный, яростный бросок. Но о быстром штурме никаких сведений у историков нет. Вероятно, корсуняне-византийцы, загодя зная о приближении княжеского флота, заперлись в городе, понадеявшись -и небезосновательно — на прочность его стен. И началась осада, продлившаяся от шести до девяти месяцев (в разных источниках по-разному). А Владимир разбил недалеко от стен города свой лагерь.

«В источниках есть упоминание, что лагерь князя находился, во-первых, на расстоянии полета стрелы от крепостных стен — это 250-300 метров, — рассказывает Александр Роменский. — Во-вторых, говорится, что к востоку от лагеря находилась линия водопровода (о нем у нас будет отдельный разговор — прим. ред.). И если это все сопоставить, то приходится говорить, что где-то между Стрелецкой и Песочной бухтами находился этот лагерь».

Основное пространство между Стрелецкой и Песочной бухтами сейчас занимает территория Нахимовского училища. Есть и городская застройка — улицы Дыбенко, Ефремова, проспект Гагарина, где соседствуют и старые «сталинки», и «хрущевки», и новые современные дома. Тихий, уютный район. Там же находится недавно реконструированный «ахматовский» парк и общеобразовательная школа № 35. А в Песочной бухте, непосредственно примыкающей к Херсонесу, -один из городских пляжей.

Основной район боевых действий — так называемая Западная часть городища. «Кстати, оно как раз и исследовано меньше всего, — замечает Александр Роменский. — Вот мы говорим о Владимире, об осаде, а место самых непосредственных событий, в большей части, не раскопано до сих пор».

Эта часть древнего города выглядит сейчас просто как огромное, покрытое густыми травами и холмиками пространство. На поверхности, кроме флоры, только некоторая часть крепостных стен да единичные раскопанные участки строений. Но есть здесь один объект, связанный, вероятно, и с осадой, и с крещением князя Владимира.

Вот что, в частности, сказано в «Повести временных лет»: «…Владимир, изготовив войско свое, приказал присыпать насыпь к городским стенам. И когда насыпали, они, корсунцы, подкопав стену городскую, выкрадывали подсыпанную землю и носили ее себе в город и ссыпали посреди города…»

Таким образом, в городе образовался земляной холм, на котором, по преданию, Владимир впоследствии построил церковь (по-византийски — базилику). Сейчас она так и называется — Базилика на холме.
«Базилика раскапывалась в 80-х годах прошлого века, — уточняет Александр Роменский. — Самого холма нет. Осталась насыпь, которую интерпретируют как тот самый холм. Но там есть вопросы. Например, в этой насыпи есть монеты и более раннего времени, IX века. Та ли эта базилика — однозначно сказать мы не можем. Но вероятно».

По одной из версий, местом крещения Владимира стал так называемый крестообразный храм № 27 (по счету археологической комиссии), над руинами которого в XIX веке был сооружен знаменитый Владимирский собор.

Легенда о перекрытии водовода

Традиционно причиной, по которой город сдался князю, считается нехватка воды у корсунцев. Дескать, несколько месяцев длилась осада, и конца-края ей не было видно, пока один из жителей Херсона по имени Анастас не послал в лагерь Владимира стрелу с запиской, где был указан «рецепт победы» — перекопать городской водовод. Объяснялось, и где этот водовод находится.

Предмет войны
В 60-е годы прошлого века в Карантинной балке, недалеко от древних стен Херсонеса, была найдена могила скандинавского воина X века.
«Погребение было найдено рядом с укреплениями города, поэтому можно сказать, что погребенный мог быть связан с осадой Корсуня, мог быть одним из воинов князя Владимира и каким-то образом погиб при этих событиях, — рассказывает научный сотрудник государственного историко-археологического музея-заповедника «Херсонес Таврический», кандидат исторических наук Александр Роменский. — Скандинавы-наемники широко использовались как в византийской, так и в древнерусской армии. Теоретически он мог быть и на той, и на этой стороне, но все же, так как захоронение было в балке за пределами города, он, скорее всего, принадлежал к людям, атаковавшим город».
В могиле, рядом с человеческими останками, лежал длинный, почерневший железный нож, так называемый скрамасакс — типичное атакующее оружие того времени. Кстати, такие длинные ножи — длина клинков доходила до полуметра при толщине до 8 мм — называли иногда просто сакс, и говорят, что название народа «саксы» произошло именно от названия этого оружия.
Что еще известно? Носили их в богато украшенных ножнах на бедре, а ножны соединялись с поясом посредством бронзовых колец. Рукоять, обычно, выполнялась в виде головы птицы — ворона или орла. Заточка была односторонняя, конец — заостренный. Удары саксом, в силу его веса, были ужасны. Пробивал и кольчугу, и кожаный доспех.
«Скрамасакс носили в ножнах на бедре, а ножны соединялись с поясом посредством бронзовых колец, — продолжает Александр Роменский. — Использовался в бою, как вспомогательный. Главным в вооружении был меч, а скрамасакс держали в левой руке».
Сколько кольчуг и доспехов пробил этот клинок, сколько крови пролил?..
Сейчас он находится в экспозиции херсонесского музея, среди предметов, относящихся к византийскому периоду жизни древнего города.

«Повесть временных лет» рассказывает об этом так: «…И вот некий муж корсунянин, именем Анастас, пустил стрелу, написав на ней: перекопай и перейми воду, идет она по трубам из колодцев, которые за тобою с востока. Владимир…. тотчас повелел копать наперерез трубам и перенял воду. Люди изнемогли от жажды и сдались».

На самом деле, такое гидротехническое сооружение существовало в древнем городе. Причем достаточно внушительное, протяженное. Водовод начинался от источников в нынешних балках Юхарина и Бермана (район современного городского кладбища) и шел к западным воротам города. В районе западных ворот, недалеко от места дислокации войска русов, он и был перекрыт.

Но неужели в таком большом и развитом городе, как Херсон, не было запасов воды? Неужели его жители были так беспечны? «В том-то и дело, что запасы воды были, — говорит Александр Роменский. — Были и колодцы, были и многочисленные рыбозасолочные цистерны, которые, очевидно, перепрофилировали под хранение воды. Скорее всего, блокада была комплексной, и блокировка водопровода — лишь одна из мер, которые были предприняты. Но этот эпизод по каким-то причинам стал в летописи основным мотивом».

Действительно, другой источник — «Житие Владимира особого состава» — называет причиной падения города не жажду, а голод. И упоминает другого человека, причастного к победе.

Якобы во время осады некий варяг из Корсуни по имени Ждберн (Иж-берн) послал стрелу в княжеский лагерь и крикнул: «Донесите стрелу сию князю Владимиру!» К стреле была привязана записка с сообщением: «Если будешь с силою стоять под городом год, или два, или три, не возьмешь Корсуня. Корабельники же приходят путем земляным с питием и с кормом во град». Владимир получил записку, велел перекрыть «земляной путь» и через три месяца взял город.

Здесь возможна такая реконструкция событий. Скорее всего, Херсон с моря блокировали ладьи русских. Но византийские корабли все равно приходили, где-то за городом происходила выгрузка продуктов, и они тайными тропами доставлялись в осажденный город. Историки допускают, что этот «земляной путь» шел к одной из калиток в крепостной стене по Карантинной балке.

Также историки не исключают, что обе истории имеют под собой реальную основу, и наряду с исторически достоверным Анастасом, вошедшим в доверие к Владимиру после падения города, одновременно действовал и некий варяг Ждберн. Но, при этом, обе истории, похоже, не были решающими для судьбы города. «Решающее значение имел, скорее всего, общеполитический контекст, — говорит Александр Роменский. — В Византии шла в этот момент ожесточенная гражданская война между разными лагерями в борьбе за власть. Константинополю в определенный момент стало просто не до Херсона, не до событий в далеком Крыму. И не было причин упорствовать в осаде дальше, потому что помощи из центра все равно бы не поступило».

Согласно второй версии, крещение князя произошло в так называемой Уваровской базилике, над баптистерием (купелью) которой сейчас стоит металлическая ротонда с соответствующей надписью, установленная в 1997 году.

Загадка крещения князя

Кульминацией похода Владимира на Корсунь стало, безусловно, крещение князя. Но где именно произошло это знаменательное для всей последующей истории Руси событие?

Точных данных, оказывается, нет… Но есть две основные версии. Согласно одной — это произошло в так называемой Уваровской базилике, над баптистерием (купелью) которой сейчас стоит металлическая ротонда с соответствующей надписью, установленная в 1997 году по инициативе УПЦ МП. Согласно другой — местом крещения стал так называемый крестообразный храм № 27 (по счету археологической комиссии), над руинами которого в XIX веке был сооружен знаменитый Владимирский собор.

«Баптистерий Уваровской базилики -самый крупный, самый зрелищный из сохранившихся памятников той эпохи, — объясняет Александр Роменский. — Эта базилика была построена в конце VI века, по самой распространенной датировке, хотя есть и более ранние версии. Тогда же был построен и весь прилегающий к этому месту Епископский квартал. Да, это, наверняка, была значимая, статусная, скажем так, базилика. Но из этого факта еще не следует автоматически, что именно в ней принял крещение князь Владимир. В Херсоне существовало 12-14 крупных храмов, в которых теоретически могли совершить такое таинство. Тем более, что у нас есть показание летописи, которое утверждает: это произошло на торговой площади, там, «где корсуняне совершают торг». А торговая площадь — это центр города, территория вокруг нынешнего Владимирского собора. Там же рядом находится несколько других храмов. Летопись никак не связывает это с северо-восточным районом на морском побережье, где находилась Уваровская базилика. Кстати, когда сам граф Уваров исследовал найденную им базилику, это было в середине XIX века, он сделал примечательную запись в одном из своих трудов, что «найденная нами базилика находится на берегу морском, а та, где крестился князь, была посреди города». Сейчас на эту тему много спекуляций. Но у нас есть вполне конкретная деталь — это было именно на торговой площади…»

Андрей Иванов. Крещение князя Владимира в Корсуни. 1829 год.

Царевна Анна. Брак во имя веры

Одним из ключевых сюжетов истории о хождении Владимира в Крым является его женитьба на царевне Анне, родной сестре императора Василия II. Она вскоре после победы князя прибыла в Херсон из Константинополя в сопровождении византийской знати и духовенства.

Здесь князь и породнился с одной из знатнейших династий, а княжество, говоря современным языком, получило существенные политические бонусы. Кстати, несмотря на то, что брак был мотивирован делами явно не амурными, семья у них получилась, судя по всему, неплохая. Владимир, во всяком случае, советовался с супругой «в делах церковных». Возможно, у них была дочь.

И есть версия, что именно из-за Анны Владимир крестился… Интересно, что наиболее близкая к событиям информация об этом сохранилась на Востоке у арабского историка XI века Абу Шоджа ар-Рудравери и у сирийского историка того же века — Яхъи Антиохийского. Первый, в частности, описывает события так: «Женщина воспротивилась отдать себя тому, кто расходится с нею в вере. Начались об этом переговоры, которые закончились вступлением царя русов в христианство». Второй свидетельствует о высокой духовности супруги Владимира, исходя из того, что она «на Руси построив многия церкви». Скончалась Анна Византийская в 1011 или 1012 году, за 4 года до смерти самого князя Владимира.

 

Календарь публикаций

Май 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар   Июл »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031