Выбор редактора ДК №11 История

Блистательная Ялта: два золотых века курортной столицы

Сто восемьдесят лет назад в этом городе невозможно было заблудиться. Потому что была в нем одна-единственная улица — Елизаветинская — да тридцать дворов. Зато как раз в 1838 Ялта получила статус уездного города. Для того, чтобы предугадать ее большое будущее, уже тогда не требовалось быть провидцем.

Текст: Наталья Дремова
Фото: ТАСС, РИА Новости

Куда ездили отдыхать и лечиться российские «сливки общества»? В Карлсбад, Мариенбад, Баден-Баден, Ниццу. Вернувшись, дружно хвалили пейзажи, климат, продуманный комфорт самих курортов и изысканное общество.

А ведь в Российской империи был Крым, щедро наделенный теми же природными богатствами. Для того, чтобы сюда массово потянулись богатые курортники, не хватало трех составляющих: моды на отдых именно в Крыму, доступного сообщения и благоустройства «южной жемчужины» — Ялты. Южнобережье потихоньку прирастало усадьбами и дачами, но о развитии курорта еще говорить не приходилось. Требовался какой-то толчок, чтобы тихий уездный город Ялта стал настоящей южной столицей.

Набережная Ялты была местом прогулок, знакомств, флирта. Недаром же чеховская дама с собачкой отдыхала именно здесь.

Романовы в Ялте: тихая жизнь и развитие города

Первым российским самодержцем, который приобрел имение на Южном берегу, был Александр I, но ни он, ни его наследник Николай I не бывали в Крыму регулярно. «Музой» Ялты стала супруга Александра II — императрица Мария Александровна. Имение Ливадия казне обошлось в 300 тысяч рублей, приобретали его специально для императрицы: ее здоровье к тому времени внушало опасения. Придворный врач Сергей Боткин настоятельно советовал проводить больше времени в Крыму. И лично подобрал место, которое посчитал идеальным, — Ливадию.

Каждый приезд царской семьи в Ялту превращался в праздник для местных
жителей. Торжественная встреча императора стала традицией.
Сразу после приобретения Ливадии для императрицы там началась стройка: имеющийся дворец был слишком мал. Мария Александровна настаивала, чтобы перестроенное здание было «как можно проще».

За императорским семейством всегда следует двор. За двором — аристократы, чуткие к веяниям моды, в том числе и на место отдыха. Обычные состоятельные граждане тоже не могли упустить момент побывать там, «куда сам царь ездит». Все это — те «дрожжи», на которых «растет» город. «Подъем» как раз и начался к концу 60-х годов XIX века. …Жизнь в Ливадии при Марии Александровне была размеренной, расписанной до часов и минут. Распорядок жизни августейшего семейства не был тайной для подданных. «Обедают, как в деревне, в 2 часа, ужинают в 9 часов, — описывала его газета «Московские ведомости». — После обеда подаются экипажи и предпринимаются поездки по ближайшим живописным местностям. Местные жители не тревожат их восклицаниями и не сбегаются к их пути, благоговейно сознавая, что и царям отдых нужен. Вечер царская семья проводит большей частью в тесном кругу приближенных». Кстати, с развлечениями тогда в Ялте было негусто, поэтому прибытие царского семейства становилось важным событием — с торжественной встречей и молебном за здравие.

Если царская семья была в Ялте, ни одно благотворительное мероприятие не обходилось без участия августейших особ. Даже Великие князья не чурались постоять за прилавком.

Александр II нередко наезжал в Ялту безо всякой охраны, мог пройтись пешком по улицам, зайти в лавки, ресторацию. Так что город он знал хорошо. Поэтому и поддержал просьбу городского головы Владимира Рыбицкого об отведении земли и утверждении нового плана Ялты. Она к тому времени буквально задыхалась от тесноты, зажатая со всех сторон частными владениями. Указ о «приращении» города 500 десятинами земли — до самой Ливадии — Александр II подписал в 1874 году.

Николай II любил пешие прогулки. Императрица и дети тоже находили в них удовольствие.
Открытки с видами Ялты приносили стабильный доход фотографам. Конечно, снимали самые примечательные виды и красивые здания. Иногда открытки раскрашивали.

И Ялта стала расти. Отцы города очень хорошо понимали, что благополучие города не в последнюю очередь зависит и от его внешнего вида. В 1887 году городская дума утвердила прошение Николая Краснова о назначении его главным архитектором Ялты с годовым окладом в 900 рублей. Именно с этого назначения началась ошеломительная карьера молодого — а тогда ему было всего 24 года — архитектора. Через двенадцать лет, покинув должность, он оставит за собой только частные заказы. Именно при Николае Краснове была расширена набережная. И с этого времени она стала любимым местом для прогулок и проведения всевозможных праздничных шествий, в том числе и карнавальных, ставших традиционными с 1908 года. Под надзором Краснова была сооружена городская канализация, появились новые улицы — причем регламентированной ширины. В «красновское» время появились гимназия, детская больница, каменный парапет вдоль реки Учан-Су и мосты через нее.

Дворец эмира Бухарского построил ялтинский архитектор Николай Тарасов. Здание с куполами, башнями и беседками украсило Ялту, сам эмир назвал имение «Дилькисо», что в переводе означает «обворожительный».

Эмир с орденами и царь с винтовкой

Стоит сказать, что заложенное Александром II и его женой отношение к Ялте -внимание к самым разным сторонам жизни города — осталось традицией, которой старались следовать потом и члены августейшей семьи, и приближенные ко двору.

Приветствовалось участие в разных благотворительных сборах, кампаниях по сбору средств на заведения для неимущих. Так, фрейлина царского двора баронесса Мария Фредерикс щедро жертвовала на строительство церквей в Ялте и округе и была одной из основательниц храма в деревне Кастрополь. В своем имении Джемиет она открыла вторую в стране общину сестер милосердия.

Непременным развлечением курортной публики считались поездки по окрестностям, благо были уже проложены дороги к главным достопримечательностям, налажен прокат лошадей и колясок — 2-3 рубля за лошадь и рубль проводнику.

А в 1895 году баронесса вместе с княгиней Долгоруковой, графиней Бобринской и несколькими другими сподвижницами организовали «денный детский приют» — аналог современного детского сада. Назвали его «Ясли Заречья». Принимали туда малышей из бедных рабочих семей. Могло бы показаться, что десять мест в яслях (потом эта цифра выросла до 27) — это капля добра в море бедности. Но даже такую помощь трудно было переоценить. Для семьи, считавшей каждую копейку, возможность отдать малыша в ясли, где его бесплатно кормили (на каждого ребенка в день расходовалось 25 копеек), развлекали, занимались с ним с 6 утра до 5 вечера, означала много. Мать могла взять если не постоянную, то поденную или сезонную работу. Конечно, годовое содержание приюта стоило меньше, чем покупка очередного украшения сиятельных благотворительниц, но для ялтинцев было ощутимой помощью.

Дневник Николая II, 16 августа 1913 г.: «В 9 1/2 пошел пешком по горизонтальной дорожке в Харакс с Ольгой, детьми… Идти было жарко, но все-таки легко».

Вот выдержка из списка членов Ялтинского благотворительного общества: «Графиня Панина, граф Шувалов, граф Орлов-Давыдов, князь Юсупов, князь Волконский, княгиня Долгорукова, графиня Милютина, князь Ратищев, князь Трубецкой, князь Чегодаев, княгиня Юсупова…» Несколько аристократов за свой счет содержали койки в больнице и приюте для чахоточных, обходилось это примерно в двести рублей в год. Александр III Южный берег полюбил и старался бывать тут с семьей как можно чаще. Поскольку императора дела не отпускали надолго, его жена в детьми и родственниками перебиралась в Ливадию в начале лета, а царственный супруг прибывал ближе к бархатному сезону и задерживался в Крыму до октября. Причем обычно семейство прибывало не на яхте, а на крейсере Черноморского флота «Орел».

Для взрослых, желающих окунуться в море, существовали купальни. Дети могли купаться, не соблюдая это требование.

Кстати, благодаря этому Ялта обзавелась отличным морским молом. Много лет, после того, как старый мол был разрушен штормом, корабли швартовались в бухте. И однажды, во время прибытия царской семьи, волнение на море оказалось таким сильным, что не было никакой возможности в этот день переправить на берег прибывших. Дабы неприятная ситуация не повторилась, Александр III повелел защитить акваторию от волн и построить мол.

А в 1893 году в Ялту прибыли сразу два правителя. Российский император — как всегда, на отдых, а эмир Бухарский Сеид-Абдул-Ахад-хан — во время большого путешествия. В отличие от большинства своих восточных коллег он не был домоседом, любил прогресс и всевозможные технические новинки. Ялта покорила эмира Бухарского с первого взгляда, и с тех пор он стал приезжать сюда каждый год. Не раз бывал с визитами в Ливадии, когда туда приезжало царское семейство. Сеид-Абдул-Ахад-хан был вспыльчив, решителен и… очень любил награждать, так что скоро многие ялтинцы, оказавшие ему даже незначительные услуги, засверкали орденами. Однажды, когда эмир гостил в Кореизе у семьи Юсуповых, молодой князь Феликс Юсупов -главный enfant terrible российской аристократии того времени — решил разыграть знатного гостя. И предложил ему и свите необычные сигары, начиненные средством для фейерверка. Зажженные сигары вдруг стали. постреливать. Скандал разразился страшный. Но уже через несколько дней эмир простил Юсупова-младшего и наградил его орденом с бриллиантами и рубинами.

Южнобережные газеты, непременно отмечавшие приезды и отъезды всех видных персон — от императора до знаменитых актеров и писателей — отчитывались перед читателями и о передвижениях гостя с Востока. Вот, например, как писали об этом «Южные ведомости» в декабре 1912 года: «Как и в каждый приезд свой, эмир бухарский сделал массу пожертвований на разные благотворительные учреждения г. Ялты, а чиновников наградил звездами, медалями и ценными подарками».

Сеид-Абдул-Ахад-хан в 1910 году за свой счет выстроил в Ялте бесплатную лечебницу для приходящих больных. В большом двухэтажном доме размещались лаборатории, комнаты для служащих, хирургические и гинекологические кабинеты, приемная на сто человек. За заслуги перед городом эмира Бухарского избрали почетным гражданином и даже назвали его именем одну из улиц.

Николай II, бывая с семьей в Крыму, предпочитал активный отдых: много гулял по окрестностям, ездил на автомобиле. В октябре 1909 года даже испытал на себе снаряжение рядового русской армии. В полной экипировке — от винтовки и лопатки до мешочка с сухарями и шинели в скатке — император прошел от Ливадийского дворца к берегу моря, затем — наверх, к Ореанде, и обратно в Ливадию. Всего — десять с половиной километров с грузом около 33 кг. Потом это снаряжение и солдатская книжка хранились в особой витрине в казармах 16-го стрелкового полка, охранявшего Ливадию. Заполнил ее император сам, указав в графе «на правах»: «никаких» — и добавил, имея в виду окончание срока службы: «до гробовой доски». Царская семья неизменно присутствовала на многих местных праздниках — вроде осеннего «виноградного» карнавала или благотворительных мероприятиях. Таких, например, как «День белого цветка», когда проводился сбор пожертвований в пользу больных чахоткой.

Маленькая канатная дорога «Ялта-Горка» была построена в 1967 году. За 12 минут кабинки преодолевают 600 метров пути.

Культурная жизнь: столичные артисты и первые киносеансы

Ялта расцвела к началу ХХ века, после того как появилась железная дорога, и путешествие стало комфортнее и значительно дешевле. Летом 1913 года газета «Крымский курортный листок» вот так описывала ее: «Много ли городов в России имеют и водопровод, и канализацию? Устройство канализации занимает 36 верст. Водопроводная линия составляет магистраль в 35 верст. Город ежедневно подметается и поливается почти везде, и не раз в течение дня. Есть несколько хороших чистых гостиниц; хорошие санатории, много врачей. Относительно ялтинской дороговизны жизни слухи в сильной мере преувеличены. Комнату с электрическим освещением, балконом можно, напр., иметь за 30 р. с видом на море, даже в хороших гостиницах».

Добавить к этому можно отличную набережную, уличное освещение, множество магазинов, замощенные улицы. Ялта перестала быть курортом для избранных, она была открыта для любой публики, в том числе малоимущей. Последняя приезжала, впрочем, не за отдыхом, а в надежде на исцеление. И хотя к этому времени в Ялте уже существовало пять благотворительных санаториев с бесплатными койками (а платные стоили 60-75 рублей в месяц), страждущих предупреждали: «Все места заняты, надо обратиться с прошением заранее». Жаловаться на скуку в Ялте можно было разве что в межсезонье, когда уезжали театральные труппы, заканчивались балы и маскарады, пикники у моря.

В 1902 году публика попробовала заграничную новинку — синематограф. Установку привез императорский фотограф фон Ганн, разместил ее в курзале. Само собой, заплатить за билет аж рубль двадцать (цена в ложи была еще выше) могли не многие: фунт первосортной говядины тогда стоил 11-15 копеек, а камбала шла по 8 копеек за фунт. Но два года спустя в Ялте появилась первая «кинопередвижка», а к 1907 году — и постоянно действующий синематограф в гостинице «Джалита».

«Отец российского кино» Александр Ханжонков свое киноателье организовал в Ялте только в 1916 году, но до этого в город приезжал не раз. В ноябре 1911 года его приглашали в Ливадию, где он показывал царской семье свою кинокартину «Оборона Севастополя».

Прибывающие в Ялту актеры, музыканты, писатели активно участвовали в концертах и вечерах. «Гостящий в настоящее время в Ялте известный композитор В. И. Ребиков намерен устроить в Ялте на пасхальной неделе в зале общественного собрания музыкально-вокальный концерт, — сообщали «Южные ведомости» в апреле 1913 года. — Вечер будет состоять исключительно из произведений автора. Композитор исполнит свои новые произведения, написанные им в Ялте, и, между прочим, вальс «Ялта»».

Курортная столица Крыма развивалась, земля и недвижимость дорожали — за домик с крохотным садиком в черте города просили 20-25 тысяч рублей, народу приезжало все больше, город хорошел и обустраивался. Выдвигались даже смелые проекты вроде устройства трамвая — отложенные, впрочем, на будущее. Краевед и знаток Крыма Евгений Марков констатировал:

«Ялта из ничтожнейшего городка в четыре десятины земли, которому негде было даже построить начальную школу, негде было посадить кустика для гуляния, обратилась теперь в довольно большой и красивый город, напоминающий модные центры европейских туристов — Ментону или Баден».

Тем не менее, Ялте еще было на что равняться. Русский экономист и врач-гигиенист Владимир Святловский потратил много времени, тщательно сравнивая русскую курортную «жемчужину» с Ниццей. И в своем труде «Южный берег Крыма и Ривьера» отмечал: «Естественные красоты нашей Ривьеры ничуть не уступают красотам Ривьеры французской или итальянской… Осенью наш Южный берег и светлее, и теплее Ривьеры. И мы этими преимуществами не только не умеем пользоваться, но ни разу даже толком не рекламировали их».

В июле 1974 года Леонид Брежнев пригласил в Крым американского президента Ричарда Никсона. Тот хвалил крымскую природу: вырос в Калифорнии и плохо переносил холод. Переговоры велись на госдаче в Нижней Ореанде.

Возвращение «золотого века»: Южный берег как кремлевская дача

После революции Крым должен был стать народным курортом — даже в императорском Ливадийском дворце поначалу организовали санаторий для крестьян. Но уже в 1950-е в Ялту начал возвращаться «высший свет» изменившейся России — руководители государства и партийная номенклатура с семьями. В окрестностях города было построено 12 госдач разного назначения: от резиденций для членов политбюро до охотничьих домиков. Госдача № 1 — «Глициния» в Нижней Ореанде — была выстроена для Хрущева. Место с точки зрения комфорта, климата, безопасности было выбрано идеально. По воспоминаниям людей, обслуживающих эту дачу, Хрущев был непритязателен, много времени проводил на пляже, где для него оборудовали тент, поставили лежак и пару плетеных кресел. Туда был протянут телефон на случай срочных звонков. В море советский лидер всегда входил не один, рядом находились охранники. И не только для защиты от возможных покушений — Никита Сергеевич плохо плавал. Демократичность — а может, убеждение, что на отдыхе не нужно стеснять себя формальностями, — доходили до того, что на пляже Хрущев принимал министров, партийных деятелей, обращавшихся по разным вопросам. Как-то в «пляжной форме» — длинных трусах — встретил короля Марокко. Гостил у Хрущева и югославский лидер Иосип Тито — большой любитель охоты, приезжал лидер Вьетнамской социалистической республики Хо Ши Мин. Он запомнился тем, что прибыл вообще без вещей, все необходимое ему пришлось приобретать в Ялте.

Кузница здоровья
В санаториях отдыхающим рекомендовали полезные нагрузки. А на пляжах Ялты время от времени даже подавали команды загорающим: повернуться на левый бок, на правый, на спину, на живот. Рекомендовали, когда стоит уйти с пляжа, — чтобы не пострадали изголодавшиеся по солнцу курортники. И путевки рассчитаны были как раз на то время, что необходимо приезжему не только для отдыха и оздоровления, но и для адаптации. Благодатное влияние климата врачи советовали подкреплять активными играми, прогулками, даже… танцами. В 80-х годах в одной из здравниц Алупки врачами практиковались «лечебные танцы»: для каждого курортника разрабатывался свой комплекс движений.
Летом одномоментно в Ялте в 80-е годы могло находиться свыше 40 тысяч приезжих — и это только приехавшие с путевками. Не меньше (а то и больше) насчитывалось курортников, которые приезжали самостоятельно — «дикарями». Им намного сложнее было найти свое «место под солнцем». 

В июне 1955 года в Ялте побывали премьер-министр Индии Джавахарлал Неру и его дочь Индира Ганди. Визит был спланирован по классической программе, гостю демонстрировали самые красивые достопримечательности Южнобережья: дворцы, Никитский ботанический сад, детский лагерь «Артек», Ялтинский дом-музей Чехова. На отдых Неру и Ганди разместили в санатории «Курпаты» — он в то время считался самым лучшим на ЮБК.

Этот советский рай был демократичным и доступным для всех, кто трудился. Иностранцы с трудом могли поверить, что отдыхающий платит половину, а то и четверть стоимости путевки.

Из всех советских лидеров чаще всего посещал Крым Леонид Брежнев. И это, как уже было в истории Ялты, сказывалось на благоустройстве города. По приглашению советского лидера в Ялте побывало немало зарубежных гостей высокого ранга. Так, в 1974 году в Крым приехал на один из раундов переговоров президент США Ричард Никсон. Полуостров — по крайней мере, по пути следования высокого гостя, — должен был просто лучиться благополучием и выглядеть «на все сто». Как вспоминал Николай Смирнов, работавший в то время первым заместителем председателя симферопольского горисполкома, всем частным домам, участки которых выходили на дорогу от Симферопольского аэропорта, поменяли заборы на штакетник. Этот единообразный зеленый частокол тянулся аж до Ялты.

Иностранные гости непременно осматривали «сердце» Ялты — Набережную. Гулял по ней и президент Центрально-Африканской Республики Жан Бедель Бокасса.

Из-за этого визита выиграла Ливадийская больница, которая обслуживала ялтинцев и курортников. Туда заглянули незадолго до важного события, чтобы узнать: если вдруг важному гостю станет плохо — куда его положат? Смотрел больницу врач Брежнева. А зрелище было, мягко говоря, неутешительным: летом больница оказалась переполнена, так что заболевший американский президент мог бы претендовать только на место в общей палате. Уже через пару недель в больницу завезли 23 наименования медицинского оборудования. А через три года в Ливадии была самая современная клиника, где из четырех этажей два отвели под VIP-палаты для чиновников.

Ялтинцы могли встретить на улице отечественных и заруежных «звезд». Америнканский космонавт Фрэнк Борман с супругой Сюзаной в Ялте.

Какие люди — и в Ялте!

В 1970-е годы Ялта обзавелась новым киноконцертным залом «Юбилейный» на 2300 мест. Зал каждый год принимал фестиваль советской песни «Крымские зори», концерты ведущих артистов страны. В 1980-е «Юбилейный» реконструировали и расширили, предусмотрев раздвижную крышу, чтобы зрители во время концертов наслаждались видом звездного неба.

Ялта была иллюстрацией благополучия. Иностранцы поражались, узнавая, что в белоснежных корпусах, утопающих в зелени, отдыхают простые рабочие, учителя, доярки, что 24 дня пребывания в санатории стоят 120 рублей — и большую часть этой суммы оплачивают для каждого отдыхающего профсоюзы. Каждый заграничный гость, кем бы он ни был, сколько бы ни зарабатывал, удивлялся доступности курортного отдыха для обычного советского человека. А знаменитых иностранцев здесь перебывало немало. Например, не раз на день-другой приезжал в Ялту знаменитый американский певец Дин Рид, прославившийся своими левыми взглядами. Гулял по Ялте в перерыве между съемками фильма «Текумзе» сербский актер Гойко Митич — тот самый «вождь краснокожих», прославившийся ролями в приключенческих фильмах. Был здесь участник американской лунной экспедиции Фрэнсис Борман, а также астронавт Томас Стаффорд.

Трудно найти знаменитость советского времени, которая никогда не была в Ялте: космонавты, композиторы, звезды эстрады, известные ученые. Многие покупали в городе квартиры, дачи — и прилагали старания, чтобы стать в Крыму своими. София Ротару, перебравшаяся в Ялту в середине 70-х, не пренебрегала ни одним приглашением дать концерт в Крыму. Совхозы, заводы, корабли становились ее концертными площадками. Только в одном 1983 году признанная звезда Советского Союза 137 раз выступила в крымских совхозах и колхозах.

Перед самым распадом Советского Союза в Большой Ялте работали 180 здравниц, многие были круглогодичными.

Михаил Пуговкин свою мечту жить в Ялте осуществил в 1991 году, и с тех пор редкое культурное мероприятие обходилось без его участия. Хотя родным этот город стал для него намного раньше, ведь в Ялте снимались 26 фильмов с его участием.

Знаменитый писатель Юлиан Семенов множество своих книг написал на крымской даче в поселке Олива (Большая Ялта). В восьмидесятых годах получить «золотые» южнобережные сотки земли удавалось далеко не каждому известному человеку. Земля под дачи и тогда была в дефиците, участки могли получать только работники колхозов. Поэтому Юлиан Семенов… вступил в колхоз. И показал чудеса энтузиазма и заботы о месте, где поселился. Он находил время, чтобы обсудить какие-то хозяйственные мелочи, поговорить «за жизнь», похлопотать в поселковом совете по поводу прокладки дороги, уличного освещения.

***

В этом году Ялта отмечает свое 180-летие. Расчищаются набережные, город преображается. И кто знает, возможно, нынешние, малозаметные пока инфраструктурные перемены — начало нового, третьего золотого века блистательной Ялты.

Добавить комментарий

Click here to post a comment

Календарь публикаций

Май 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар   Июл »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031