Выбор редактора ДК №12 История Свежий номер

Сокровища «строек века»

Два с половиной года реализации самых масштабных строек, какие только видел Крым, — Крымского моста и федеральной трассы «Таврида» — стали для археологов всей страны невиданным опытом. Никогда еще они не вели раскопки и исследования такого масштаба. Строители «дышали в спину» — но и мощная современная техника помогала сделать черновую работу, сэкономить время.

Текст: Наталья Дремова
Фото: ТАСС, Shutterstock, Институт археологии РАН, Most.life

Голова, мосты и скачущие человечки

Боги и герои тоже теряют головы. И однажды, две тысячи шестьсот лет спустя, человек в снаряжении для подводного плавания обследует морское дно — квадрат за квадратом. И среди залежей битых блюд, амфор, керамических кубков обнаруживает часть древней статуи. Терракотовая голова мужчины с тщательно прорисованной когда-то по сырой еще глине бородой, правильными, но все-таки носящими отпечаток индивидуальности чертами лица могла принадлежать изваянию бога или героя.

Похожие, но небольшие, в ладонь, статуэтки можно было найти в домашних святилищах многих жителей Боспора. Эта же, судя по размерам головы, была размером с настоящего мужчину — возможно, она предназначалась для храма. Терракотовую голову нашли в зоне строительства Крымского моста, неподалеку от мыса Ак-Бурун. Определить, какому именно персонажу античной мифологии она могла принадлежать, пока не удалось — ничего похожего еще не находили. Хотя сам метод ее изготовления — при помощи оттиска в матрице — предполагает, что производство было массовым. Родом скульптура, как предполагается, из Малой Азии, и сделали ее где-то в V веке до нашей эры. Голова, переданная в музей Восточно-Крымского историко-культурного заповедника, уже поучаствовала в выставке, посвященной находкам у Крымского моста.

Лежала голова в месте, которое археологи назвали «керамическим полем». В древности здесь была якорная стоянка судов, заходивших в Пантикапей, нынешнюю Керчь. Перед заходом в порт следовало сделать ревизию в трюмах. Купцы и их подручные выясняли, какой товар подпорчен, пострадал от качки — и все пришедшее в негодность летело за борт. За что торговцам, жившим в античные времена и средневековье, безмерно благодарны современные археологи.

Популярной тарой для перевозки зерна, масел, вина были керамические сосуды. На продажу везли и столовую посуду. И все это, несмотря на меры предосторожности, билось и ломалось во время долгого путешествия. Только представьте, какие мощные залежи керамики образовались на дне Керченской бухты, где корабли с V века до нашей эры и по VI век нашей сбрасывали разный «неликвид»! В 60-х годах прошлого века, во время дноуглубительных работ, большое количество грунта вместе с керамическими фрагментами было перемещено к мысу Ак-Бурун, где и обнаружили их археологи, изучавшие дно в зоне строительства Крымского моста. Под водой находили технику времен Великой Отечественной войны, античные амфоры и блюда, монеты.

За время работ на дне морском археологи подняли более 60 тысяч артефактов. Окрестности Керчи и Ленинский район дали — вполне ожидаемо — богатейший «урожай» находок. «Только с января по апрель этого года мы получили около четырех тысяч предметов, — сообщила директор Восточно-Крымского историко-культурного заповедника Татьяна Умрихина. — А когда-то мы за год не больше трех тысяч получали. И это еще не «сдавались» самые главные экспедиции, всего ждем до 15 тысяч экспонатов. Но принять их в фонды можно только после камеральной обработки и с подготовленной документацией».

Трасса «Таврида» проходит по местам, которые неплохо обследованы археологами. Но строительство все равно преподнесло сюрпризы, открылись ранее неизвестные археологические памятники. Их тщательно изучают.

В заповедник перевезли плиты из раскопанного (и затем законсервированного) Госпитального кургана, что на окраине Керчи. Интересны они тем, что когда-то — предположительно в первые века нашей эры — кто-то нарисовал охрой «батальное полотно». Когда-то курган, возможно, служил летней стоянкой для пастухов, вот кто-то и «нахудожничал». Рисунки схематичные, походят на то, что мы видим в альбомах детей: палка-палка-огуречик… Но древние человечки воинственны: вот впереди шествуют всадники на конях, держащие в руках флаги, другие — с копьями наперевес, еще один вроде бы натягивает лук. Такое впечатление, что отряд идет в атаку.

Для реставраторов, упомянула Татьяна Умрихина, это была ювелирная работа: нужно было расчистить и закрепить росписи. В ближайшее время, пообещала директор заповедника, плиты будут выставлены в специальных витринах лапидария.

Сенсаций от семиметрового Госпитального не ждали. Увы, все приметные курганы в разное время становились жертвами грабителей. Но отряд Крымской новостроечной экспедиции, которым руководила научный сотрудник отдела скифо-сарматской археологии ИА РАН Ирина Рукавишникова, обнаружил в нем нетронутое захоронение. Его окрестили «могилой атлета». Рядом с останками подростка лет двенадцати лежало все, что требовалось в античное время человеку, всерьез занимающемуся спортом: скребок для очистки тела, алебастровые флаконы для масел.

В зоне строительства «Тавриды» оказались поселения разного времени, некрополи, курганы, палеолитические стоянки. И… два примечательных моста.

Кто бы мог подумать, что в «чистом поле», у грунтовой дороги между селами Новониколаевка и Горностаевка Ленинского района окажется часть оборонительного укрепления? Примерно в начале III века до нашей эры по этим землям проходил оборонительный ров — жители Боспора пытались защититься от скифских набегов. Мост через ров располагался, скорее всего, у стен какого-то укрепления. Кладка, изученная археологами, дала им возможность предположить, что существовали массивные ворота, возможно, с башнями. Чуть дальше было открыто основание стрелковой цитадели.

Если обычному человеку показать деталь конской сбруи, найденной на старом винограднике в Белогорском районе, то он может принять ее за современную вещь: настолько хорошо сохранились изделия кузнеца, жившего в VIII веке до нашей эры!

Второй мост нашли в Белогорском районе. После сноса лесополосы в зоне трассы заметили каменную кладку — и обнаружилась переправа, возведенная к знаменитому путешествию императрицы Екатерины II в Тавриду. Позабыт-позаброшен мост оказался, видимо, лет семьдесят назад. Во всяком случае, на нем нашли граффити предвоенного времени, в современной орфографии — значит, тогда мост был на виду. Его решено было сохранить, так что туристы, оказавшиеся в Белогорском районе, могут на него посмотреть и пройтись, почувствовать себя частью императорской свиты.

Здесь играли в куклы…

Интереснейшим могильником Ирина Рукавишникова назвала Александровские скалы, что в десяти километрах от Керчи. В I-II веках нашей эры здесь хоронили своих близких жители этих мест. Покойников снабжали тем, что могло пригодиться им в другом мире, в захоронениях находили миски, кувшины, железные ножи, оселки, бронзовые застежки, браслеты, стеклянные флаконы, бусины. Немало стеклянных флаконов, предназначенных для ароматических масел, свидетельствовали, что женщины пользовались парфюмерией и косметикой.

А вот загадочные керамические конусы с двумя ручками и крохотным отверстием ненадолго поставили археологов в тупик. Ритуальные сосуды? Курильницы? Оказалось, что это что-то вроде нынешних бутылочек для кормления младенцев или старинных рожков. Через отверстие малыш мог сосать молоко или другую жидкую пищу, придерживая свою «бутылочку» за ручки.

Ученые предположили, что в этом могильнике хоронили своих близких жители найденного неподалеку (и тоже попавшего в зону строительства) поселения, названного «11-й километр». По информации руководителя Крымской новостроечной археологической экспедиции, ведущего научного сотрудника отдела классической археологии Института археологии РАН Сергея Внукова, люди поселились впервые здесь еще в бронзовом веке, а в I-III веках нашей эры «11-й километр» был уже крупным селением, даже с регулярной планировкой. «Были получены отсюда великолепные материалы: краснолаковый светильник с изображением кентавра, стеклянный кубок, миниатюрная подвеска типа брелока размером сантиметра в два, — перечислил он. — На подвеске — изображение некого бородатого существа».

Керамика считается самым «живучим» материалом. Сделанные из глины предметы спустя тысячелетия выглядят достойно — в отличие от металла и органических материалов вроде кожи, дерева. Специалисту находка керамического изделия рассказать может многое: когда оно было сделано, использовался ли гончарный круг или вещь лепили руками. Сделали здесь — или откуда-то привезли. В античные времена в Крыму пользовалась спросом изящная столовая посуда — как, например, это рыбное блюдо. На нем фигурки морских обитателей тщательно выписаны, можно даже определить виды рыб. В центре рыбных блюд обычно делалось углубление, куда наливали соус.

Были монеты, самые разнообразные фрагменты посуды, но из необычного — сделанные из обожженной глины фигурки с подвижными «руками» и «ногами». Кусочки конечностей соединялись веревочками, как у современных марионеток, поэтому могли сгибаться и разгибаться. Археологи считают, что фигурки — детские игрушки, куклы, которыми играли восемнадцать или девятнадцать веков назад девочки из этого поселения. Перемещаясь по будущей трассе «Таврида», археологи видели, как менялось население Крыма. Примерно за Феодосией уже не попадалось античных поселений. Степь да степь кругом — жить здесь было небезопасно из-за набегов кочевников. И «под раскопками» оказались, в основном, памятники средневековья и нового времени.

На этой территории уникальным открытым памятником может считаться поселение, названное археологами Тууш-3 — по имени исчезнувшего села в нынешнем Кировском районе. Обосновались в нем кизил-кобинцы, представители культуры, существовавшей между эпохой бронзы и железа. «Культуру эту связывают с древними таврами, памятники этого народа расположены, в основном, в горах, а тут поселение — в долине небольшой речки, — прокомментировал необычность находки Сергей Внуков. — Было открыто более десятка домов, найдена прекрасная керамика, удалось проследить остатки медеплавильного производства. Обнаружили литейную форму для наконечников стрел».

Самые большие из найденных могильников, относящиеся к временам средневековья, оказались сравнительно бедными на находки. В те времена уже не принято было хоронить вместе с усопшим бытовые предметы.

Во время экспедиций, которые идут впереди строителей, археологам не приходится выбирать, что именно раскапывать. Все, что попадается, требуется тщательно изучить. Даже если понятно: на находки надеяться не приходится. Таковы, например, позднесредневековые «кладбища»: тогда усопших не принято было сопровождать земными вещами. На могильнике Субаш открыли больше тысячи двухсот погребений, а датировать его удалось благодаря наконечнику стрелы, найденному вместе с останками: XVI — XVII век. Зато на древней дороге, ограничивавшей когда-то кладбище, ученые собрали немалый «урожай» средневековых монет — свыше сотни. Все они в свое время были потеряны людьми, проходящими по этой дороге.

Спят курганы темные…

Люди романтического склада на курганы смотрят как на живописные детали пейзажа, фермеры и руководители сельхозпредприятий — с раздражением: мол, мешают пашне, рассадники сорняков. Грабители всех времен и народов — с вожделением.

Если курган не на Керченском полуострове (там встречаются сооружения античного времени), то, скорее всего, насыпали его над погребением человека бронзового века. А вот в последующие века и тысячелетия находилось много желающих сэкономить время и силы, «подселив» в курган своих покойников. И порой земляная «шапка» была буквально начинена погребениями. Кстати, не всегда ценность таких погребений — в находках. Они-то как раз могут оказаться скромными, точно такими же, как давно известные. Но бывает, что курганы задают исследователям настоящие головоломки.

«В зоне строительства трассы «Таврида» в Симферопольском районе наша экспедиция раскопала пять курганов, — вспоминает археолог, директор благотворительного фонда «Наследие тысячелетий» Анастасия Стоянова. — Самой интересной оказалась группа «Битумная» у села Молодежное: два кургана, располагавшиеся в форме восьмерки, большой достигал в высоту трех с половиной метров».

Маленький, метровый, курган скрывал 31 погребение. Первое — человека эпохи ранней бронзы, его положили в яму в характерном скорченном положении, посыпав красной минеральной краской — охрой. Чуть позже в невысокий холмик «впустили» еще пару погребений, а затем, в эпоху средней бронзы — на стыке IV и III тысячелетий до нашей эры — курган использовали еще для нескольких захоронений. В одном из них рядом с человеческим костяком лежал череп, а в некотором отдалении — копыта коня. Когда-то лошадиные останки были частью чучела. Такой практичный подход к снаряжению родича в загробный мир был у некоторых степняков. Покойнику уже все равно — туша будет лежать рядом или муляж, зато соплеменники смогут его помянуть обильной мясной пищей.

Многие курганы Боспорского царства были еще в древности ограблены, поэтому находка нетронутого погребения, вне зависимости от количества и уникальности, всегда радует исследователей. В огромном Госпитальном кургане оказались неразграбленные захоронения.

Большой курган оказался с 43 погребениями, примерно половина — скромные могилы позднего средневековья, без всякого инвентаря. А остальные демонстрировали, фактически, несколько страниц древней истории Крыма, от ранней бронзы до скифов и раннего средневековья. И вот — первая загадка: рядом с целым «скорченным» скелетом бронзового века оказался… набор человеческих костей — не сдвинутых с места и потому перемешанных, а явно, с каким-то смыслом, выложенных. Может, это след какого-то ритуала? Над умершими принято было справлять тризну, и фрагменты костей животных поверх насыпи не были бы примечательны, если бы 90% этого слоя не было бы. лошадиными зубами. Опять какой-то неизвестный ритуал? Или на поминальном пиру подавали исключительно лошадиные головы? Скифы, оказавшиеся после представителей трех культур «бронзы» «пользователями» этого кургана, успели похоронить в IV веке до н. э. в устроенном здесь склепе два десятка человек. Ценным тот оказался потому, что грабители не пробрались внутрь, и археологам он остался неповрежденным.

Стеклянные сосуды разных размеров — от кубков до флакончиков — в Крыму использовались широко. Но доступны были людям определенного достатка.

Все объекты раскопок в зоне строительства «Тавриды», которыми занималась экспедиция под руководством директора историко-археологического заповедника «Неаполь Скифский» Юрия Зайцева, тоже были курганами. Копали на участке от Белогорска до границы с Кировским районом. «Всего мы раскопали 26 курганов на отрезке в несколько десятков километров. Большинство ожидаемо оказались эпохи бронзы, как и во всем Крыму, за исключением нескольких типичных скифских могильников», — рассказал он.

Находки бронзового века были ожидаемые: каменные наконечники копий, лепные горшочки. Но один большой курган стал сюрпризом. В его основе находилось детское погребение. В III тысячелетии до нашей эры здесь похоронили трехлетнего ребенка с маленьким каменным топориком — миниатюрной копией настоящего. Видимо, малыш был сыном человека с высоким статусом в племени — может быть, даже вождя. «Из необычного еще можно отметить захоронение под другим курганом, раннего железного века: там было четыре-пять костяков — и все усыпаны раковинами-каури, эти моллюски водятся в Индийском океане, — уточнил Юрий Зайцев. — Их находят в Крыму, но не много: скажем, десяток в захоронении, а тут мы собрали больше ста штук. Все — с дырочками, значит, были в связке. Есть предположение, что раковины использовали как местный эквивалент денег».

Грабители потеряли сережку

Большинство склепов скифского времени ограблены были еще в древности. Но исследовать их все равно необходимо. И даже в таком состоянии — когда все ценное вынесено, керамика разбита, наконечники копий и стрел втоптаны в грязь, — археологов могут ожидать ценные находки. Так было с одним из склепов, который изучала экспедиция под руководством Юрия Зайцева. Уцелели остатки оружия и положенный на грудь усопшему панцирь из мелких железных и бронзовых чешуек.

Другой курган археологи буквально «выхватили» из-под ковша экскаватора: его не было видно, холм распахали еще в советское время. Скифский склеп тоже казался разграбленным, но мародеры потеряли там часть добычи — очень красивую массивную золотую серьгу. Вес ее оказался солидным: тринадцать граммов. Скорей всего, такое тяжелое украшение дама не вдевала в мочку, а носила, надев на само ухо. Пока серьга — самый значительный по красоте, размеру и весу золотой предмет, найденный при раскопках в зоне строительства автотрассы.

Очень мало известно о ритуалах, которыми сопровождались погребения в древности. Поэтому археологи тщательно отмечают каждую деталь, которая не укладывается в общую картину.

Но куда дороже золота оказалось содержимое самого большого — более семи метров — кургана между селами Льговское и Муромское Белогорского района. Когда-то в сооружение времен бронзы «подселили» киммерийское захоронение VIII века до нашей эры. Мало того, что такие в Крыму встречаются очень редко, оно на сегодняшний день — лучшее по составу находок.

Рядом с останками подростка обнаружили флаконы для масел, специальные скребки, которые применяли для массажа, — судя по всему, юноша всерьез занимался спортом.

«Работала здесь московская группа под началом Ирины Рукавишниковой, сначала картина была неутешительной: современная грабительская яма, которая нарушила весь центр кургана, -вспоминает Юрий Зайцев. — Поэтому ребята решили отработать территорию рядом, прошлись с металлоискателем. И тут пошли вещи! Здесь когда-то был виноградник, все пахано-перепахано, сколько грабителей тут шарило… На месте первых находок заложили раскоп, и оказалось, что рядом с курганом была площадка для жертвоприношений. И там нашли наконечники стрел, сломанное железное копье и четыре бронзовых комплекта конской узды». Поразило именно состояние этих бляшек и удил: они будто вчера вышли из кузнечной мастерской — а ведь с того времени прошло, без малого, три тысячелетия! Сберегло их то, что лежали эти сокровища на небольшой глубине. Точно такой комплект сбруи оказался в самом кургане, в нетронутом захоронении воина-киммерийца, но зеленый от окислов и куда более хрупкий. Сам он лежал в большой квадратной яме, когда-то облицованной деревом, в необычной позе: на спине, ноги «ромбом», руки широко расставлены — поза человека, управляющего колесницей. Выходит, не случайно в жертвенном комплексе оставили упряжь для четырех коней: столько в колесницу и запрягали.

Прекрасную массивную золотую серьгу обронили грабители. Теперь она займет достойное место в музейной экспозиции. Она пока считается самым массивным предметом из золота, найденным за время раскопок в зоне трассы «Таврида».

Чем удобнее для жизни место, тем меньше вероятности найти там нетронутые памятники. Но в Крыму возможно все, и даже такой обжитой и хозяйственно освоенный район, как Бахчисарайский, удивил археологов. Потому что в зоне планируемых раскопок оказалась. стоянка каменного века. Возраст ее, предположительно, от 80 до 30 тысяч лет: время заселения этой территории людьми современного вида. И пока она — единственная, обнаруженная в этом районе; все известные «лагеря» эпохи палеолита — ближе к горам.

Можно только гадать: зачем погребение человека, жившего в бронзовом веке, усыпали лошадиными зубами? Это особый погребальный ритуал — или на тот момент у родных покойного просто не было иной достойной пищи?

В Бахчисарайском же районе, на территории, условно названной археологами «Технопарк», раскопки выявили погребение средневековой кочевницы, в ее могилу положили горшочек, пряслице и чучело коня. Такое же, как уже встречалось археологам в другом, Симферопольском, районе. Настоящего в этой лошади были лишь голова и копыта. Неподалеку раскопки вскрыли, если можно так сказать, одну мрачную средневековую тайну. Недалеко от кургана бронзового века обнаружили две траншеи, заполненные костяками… без голов. Все останки мужские, все -взрослые. Судя по положению скелетов, отметила начальник бахчисарайского отряда Крымской новостроечной археологической экспедиции Института археологии РАН Дарья Богачук, их не укладывали, как это бывает при похоронах, а беспорядочно сбрасывали в ямы. Причина смерти у всех была одна: обезглавливание. Так что нашли, получается, место массовой казни, которая произошла примерно в XI-XIII веках или, может быть, чуть позже. В одной траншее оказалось 38 костяков, в другой — около трех десятков. Кем были несчастные — пленными, бунтовщиками — вряд ли мы узнаем. А вот по поводу того, что случилось с головами, ученые высказывали свои догадки. Дарья Богачук предположила провести аналогию с обычаями турок и татар, выкладывавших из голов плененных врагов пирамиды — так сказать, в назидание и для устрашения.

Все находки со «строек века» поступают в крымские музеи. А их сотрудникам предстоит огромная работа: описать, изучить, найти место в хранилищах для новых артефактов.

Да вспомнить хоть «усмирение» ногаев крымским ханом Сахиб-Гераем в XVI веке: он приказал отобрать самых знатных пленников, которых набралось около трехсот, и отрубить им головы. И сложить те в две пирамиды у ворот крепости Ор-Капу, что на Перекопе.

Археологи постарше, рассказывая о работе на «Тавриде», нередко вспоминают другую, советскую, «стройку века» — Северо-Крымский канал. Но нынешние, конечно, по масштабу их затмили.

Общую площадь раскопок оценивают в 56 гектаров, находок — больше сотни тысяч. Все это предстоит описывать, изучать и, как принято говорить, пускать в научный оборот. И занять это может не один год. Большинство артефактов подтвердят уже существующие теории, некоторые — дополнят, встроятся в известную картину. Некоторые заставят искать аналогии, предлагать новые гипотезы.

Календарь публикаций

Май 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар   Июл »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031