Выбор редактора ДК №10 История

Дворцы здоровья

Одна из вершин советского модернизма — пансионат «Дружба» в Гаспре, на Южном берегу Крыма. Здание на трех бетонных опорах оставляет постояльцев наедине с морем: балконы большинства номеров распахнуты навстречу волнам, но при этом ни с одного балкона нельзя увидеть соседние: только морской горизонт в лаконичной бетонной рамке.

Курортная архитектура Крыма в советский период

Текст: Алексей Попов, кандидат исторических наук, доцент Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского
Фото: ТАСС

В первые десятилетия советской власти практически все крымские здравницы размещались в национализированных дворцах, виллах, гостиницах и дачах дореволюционной постройки. В феврале 1921 г., приветствуя одну из первых групп санаторных больных с материка, руководитель Центрального управления курортов Крыма Дмитрий Ульянов (младший брат Ленина) заявил: «Дорогие товарищи рабочие и красноармейцы! Вы прибыли на лечение в солнечный Крым. …Море, воздух, солнце, дворцы царей и аристократов, дома отдыха. Все это — ваше, товарищи!» При этом многие «курортные трофеи» победившего в революционной борьбе пролетариата были подлинными шедеврами архитектурного и садово-паркового искусства.

В Большом Ливадийском дворце, прежней резиденции императорской династии Романовых, был создан первый в мире крестьянский курорт. Великолепный курорт Губонина в Гурзуфе с его причудливыми виллами в московско-средиземноморском стиле и знаменитыми фонтанами стал «военно-курортной станцией» для офицеров Красной Армии. На базе неповторимых вилл Симеиза («Белый лебедь», «Дельфин», «Диво», «Камея», «Ксения», «Мечта»), построенных лучшими российскими архитекторами конца XIX -начала ХХ веков, создается несколько противотуберкулезных санаториев для взрослых и детей.

Превращаясь в пролетарские здравницы, дворцы и усадьбы меняли названия. Имение «Ай-Тодор» стало санаторием имени Розы Люксембург, дворец «Дюльбер» — домом отдыха «Красное знамя», Ялтинская благотворительная санатория памяти императора Александра III — санаторием имени III Интернационала.

За период с 1921 по 1941 год в Большой Ялте построили лишь несколько новых здравниц, например удаленный от моря санаторий «Долоссы». Но в послевоенное время ситуация кардинально изменилась. Количество отдыхающих быстро росло, дореволюционный фонд мог вместить лишь незначительную часть курортников. Многие здания сильно пострадали в годы войны и, к тому же, все меньше соответствовали меняющимся представлениям о комфортном отдыхе. На курортах Крыма началось активное строительство.

«Белоснежный античный храм на фоне синего моря и Ай-Петри, окруженный романтичной рощей томных кипарисов», — так описывал санаторий «Украина» английский писатель Джеймс Олдридж.

«Архитектурные излишества»

Богато украшенные здания позднего сталинского периода — знаменитые высотки «семь сестер» в Москве и новые железнодорожные вокзалы в Симферополе и Сочи — создавались вопреки колоссальным трудностям послевоенных лет и демонстрировали гражданам СССР и иностранным наблюдателям величие страны, вышедшей победителем из мировой войны.

В Крыму наиболее ярким примером такого типа архитектуры являлся санаторий «Украина» (сейчас — «Родина»), открытый в 1955 г. на территории Мисхора. Английский писатель Джеймс Олдридж называл его «белоснежным античным храмом на фоне синего моря и Ай-Петри, окруженным романтичной рощей томных кипарисов». Действительно, обращенные к морю величественные корпуса санатория с фронтонами и колоннадами в стиле неоклассицизма окружены роскошным парком со стройными рядами аллей, симметричными клумбами геометрических форм, искусственными водоемами и фонтанами, многомаршевыми лестницами и скульптурами.

В архитектуру закладывался глубокий политический смысл.

Отдыхая в роскошном санатории-дворце, окруженном регулярным парком в классическом стиле, отдыхающие словно переносились в «светлое коммунистическое будущее».

Бытовые условия санатория, качество санаторного питания и медицинского обслуживания до середины 1950-х гг. выгодно отличались от реалий повседневной жизни рядовых советских граждан: в ту пору многие еще жили в коммунальных квартирах и сталкивались с продовольственным дефицитом.

На символическом уровне образцовые здравницы всесоюзного значения должны были являться своеобразными «действующими макетами» будущего коммунистического общества с его величием, красотой и изобилием.

Хорошо, что не построили: 6 высоток на набережной Ялты
В 1973 году был принят генеральный план развития Ялты, по которому «курортная столица» Крыма к 2000 году должна была принимать одновременно до 300 тыс. отдыхающих (такой показатель не достигнут и сегодня). Частью генплана стал проект строительства на небольшой ялтинской набережной между Морским вокзалом и гостиницей «Ореанда» шести высотных 16-18-этажных гостиниц. Эти планы вызвали острые профессиональные дискуссии в среде архитекторов, а также требовали очень значительных затрат, вследствие чего еще в советский период от них решено было отказаться. 

Четкая и симметричная планировка санаторно-паркового комплекса «Украины» и некоторых других южнобережных санаториев того же периода («Россия», «Черноморье», «Энергетик») определенным образом организовывала действия отдыхающих. Посещение столовой и процедурных корпусов, спуск к морю и вечерние прогулки совершались по одним и тем же четко определенным маршрутам, приобретая характер обрядов или церемоний. Одним из обязательных ритуалов была ежедневная утренняя зарядка на свежем воздухе. Приветствовалась ходьба пешком, поэтому проекты многих здравниц и курортных зон предусматривали возможности для терренкуров — неспешных прогулок по специальным дорожкам. И все это — на закрытой от посторонних территории, чтобы никакие внешние факторы не мешали упомянутому Маяковским «ускоренному ремонту трудящихся», а распорядок дня отдыхающих находился под строгим контролем администрации.

Уже в сталинский период крупные санатории начали внедрять концепцию «все включено». Так, в одном из описаний санатория «Украина» отмечалось: «В санатории для культурного отдыха есть все. В главном корпусе — зимний клуб с кинозалом, музыкальный салон, работает кафетерий. В третьем корпусе размещены библиотека, танцевальный зал. В летнее время в парке открыты теннисный корт, волейбольная, городошная и танцевальная площадки. К услугам отдыхающих в вестибюле главного корпуса — почтовое отделение, междугородний телефон-автомат, парикмахерская. В корпусе № 3 можно оформить билеты на все виды транспорта». Поскольку все крупные санатории действовали круглогодично, одним из распространенных элементов при их проектировании стали крытые плавательные бассейны с подогреваемой морской водой — в дореволюционное время о таком не могли мечтать даже представители императорской династии.

После прихода к власти Хрущева приоритеты архитектурной политики в Советском Союзе резко поменялись. В знаменитом постановлении ЦК КПСС и Совета министров СССР от 4 ноября 1955 г. «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве» отдельным пунктом говорилось об «Украине». Автор проекта здравницы, архитектор Борис Ефимович, обвинялся в «допущении крупных излишеств в конструктивном планировании, отделке и оборудовании здания», которые привели к увеличению стоимости проекта на 6 млн рублей. Подчеркивалось, что и в ряде других санаториев Крыма и Черноморского побережья Кавказа «широкое распространение получил дворцово-показной стиль», который выражался в нерациональном увеличении размеров зданий, неоправданном использовании чрезмерных декоративных украшений, вследствие чего расходы на создание одного койко-места достигали 200 тыс. рублей.

Не стоит думать, что сразу после принятия этого решения архитекторы перешли к строительству исключительно типовых санаториев и домов отдыха, как это было в жилищном строительстве. Имела место определенная инерция и завершение работ по ранее начатым проектам, правда, в более «бюджетном» варианте. Например, открытый в 1963 г. санаторий «Горный» сохранял признаки «дворцовой» архитектуры — башни, шпили и открытые галереи.

Однако элементы т. н. «сталинского ампира» во внешнем и внутреннем облике здравниц — многочисленные статуи, колоннады и мозаики из искусственного мрамора, лепные украшения стен и потолков, дорогостоящие элементы отделки из бронзы, хрусталя и ценных пород дерева — все же ушли в прошлое.
Самая большая гостиница Украинской ССР — «Ялта-Интурист» — удачно вписалась в окружающий пейзаж и напоминает гигантский многопалубный круизный теплоход, пришвартовавшийся у живописного крымского берега.

«Умножая этажи…»: модернизм и высотное курортное строительство

Период поздней «оттепели» и «застоя» в Советском Союзе совпал с настоящим рекреационным бумом, вызванным целым рядом различных социально-экономических и социально-культурных факторов. Достаточно сказать, что если за весь 1928 г. в Крыму по путевкам отдохнули 90 тыс. человек, то в 1960 г. — уже 460 тыс., а в 1970 г. — свыше 1,2 млн советских граждан. Не удивительно, что именно в конце 1950-х и в 1960-е годы крымская сеть санаторно-курортных учреждений росла особенно интенсивно. Поскольку ценность южнобережной земли была очень велика, а расчет делался на создание крупных рекреационных комплексов, способных принять более тысячи отдыхающих одновременно, началось активное проектирование и возведение высотных зданий санаториев, пансионатов, гостиниц. На морской прогулке можно одновременно увидеть 14-этажные корпуса санатория «Крым» в Партените (1974), 16-этажный санаторий «Ай-Даниль» (1974) и 16-этажное здание гостиничного комплекса «Ялта» в Нижней Массандре (1977). Каждая из этих построек вмещала большое количество типовых номеров небольшой площади, рассчитанных на размещение 2-3 человек.

Все эти здания относятся к советскому модернизму — архитектурному стилю, который пришел на смену «сталинскому ампиру» и стал олицетворением послевоенного СССР. Простые геометрические формы, отказ от украшающих деталей, функциональность необлицованных бетонных фасадов позволяли удешевить строительство. Интерес к советскому модернизму как явлению в мировой архитектуре зародился на Западе — именно там в начале 2000-х были напечатаны первые книги и состоялись первые выставки, рассказывающие о ярких архитектурных объектах позднего СССР. Наряду с футуристичными зданиями, такими как Министерство автомобильных дорог Грузинской ССР или тбилисский Дворец торжественных церемоний, внимание привлекают и крымские примеры модернизма — например, аскетичная ритмичность фасада санатория «Ай-Даниль». Ярким примером нового подхода в курортном строительстве стал гостиничный комплекс «Ялта», крупнейший не только в Крыму, но и в Украинской ССР. В здании находилось 1295 номеров на 2616 мест, которые формально предназначались для иностранных туристов — в основном из Западной и Восточной Германии, Финляндии и Чехословакии. Частыми гостями «Ялты» были также известные советские деятели искусств и спортсмены, попадавшие в гостиницу «по блату». Проект комплекса был создан московским Центральным НИИ экспериментального проектирования лечебных и курортных зданий, а руководителем авторского коллектива выступил известный советский архитектор, академик Анатолий Полянский. В Крыму под его руководством осуществлялась капитальная реконструкция «Артека» в 1960-х.

На строительстве «Ялты» работали «Крымспецстрой» и югославское строительное объединение «Унион инженеринг-Ингра» при участии десятков субподрядчиков. Литые декоративные элементы, украсившие фасад и крышу гостиничного комплекса, создавались по эскизам тогда еще начинающего скульптора Зураба Церетели. Панно в вестибюле гостиницы изваял другой яркий советский скульптор — Вячеслав Клыков.

Частью гостиничного комплекса были рестораны, кафе и бары на более чем 4,8 тыс. посадочных мест, в том числе огромные ресторанные залы «Мраморный» (1065 мест) и «Хрустальный» (1322 места). Важным преимуществом «Ялты» стал пляж, соединенный с гостиничным комплексом скоростным подземным лифтом, а также три бассейна (олимпийский, прыжковый и детский). Морскую воду для бассейнов набирали на значительном расстоянии от берега.

В целом этот объект, примыкающий к Массандровскому парку, удачно вписался в окружающий пейзаж и напоминал гигантский многопалубный круизный теплоход, пришвартовавшийся у живописного крымского берега. И, в отличие от первых десятилетий советской власти, иностранным туристам теперь предлагали не столько познакомиться с колоссальными достижениями «Страны Советов» в деле строительства социализма, сколько хорошо отдохнуть и развлечься. В одном из рекламных изданий «Интуриста» можно найти такое описание пляжа гостиничного комплекса «Ялта», относящееся к началу 1980-х годов: «Почти у самой воды расположились любители золотого крымского загара. Кто-то коротает время за чашечкой кофе или кружечкой пива. На пляже два кафе с банкетными залами, два бара. Тут же блинная, где на ваших глазах приготовят настоящие русские блины. Они так вкусны с икрой. …Кто-то идет в сауну. …Молодежь азартно сражается в пинг-понг. И все это вместе складывается в пеструю, радостную, разноголосую картину пляжа. Когда же на бездонном южном небе загораются крупные яркие звезды, начинаются танцы».

Высотные корпуса здравниц горизонтальной или вертикальной проекции начинают возводиться в Алуште, Мисхоре, Судаке. Общая панорама алуштинского курорта изменилась после постройки новых архитектурных комплексов пансионата «Северная Двина», дома отдыха «Золотой Колос», гостиницы «Алушта». В середине 1970-х гг. алуштинская писательница Елена Криштоф констатировала: «Я предвижу недовольство тех, кто предпочитает отдыхать уединенно, кто хочет жить летом в одноэтажном, потонувшем в зелени домике. «Гигантские корпуса! — возмущаются они. — Не достаточно ли? Не от этого ли мы спасаемся во время отпуска!» Что делать: за тихим отдыхом в Алушту уже — увы! — ехать не стоит. Особенно летом. Чтобы вместить всех желающих пользоваться его благами, Южный берег должен умножать этажи».

Скульптор Вячеслав Клыков работает над барельефом «Старый Крым. Времена года» для гостиницы «Ялта-Интурист».

Крымский шедевр советского модернизма

Период 1980-х гг. характеризовался постепенным ослаблением идеологического контроля, либерализацией общественной среды и творческой мысли. Но все это происходило на фоне постепенного нарастания кризисных явлений в экономике и появления «курортных долгостроев», бетонные остовы некоторых из них до сих пор возвышаются на крымском побережье. В этих условиях весной 1985 года архитектурный ландшафт «Всесоюзной здравницы» обогатил пансионат «Дружба» в Мисхоре — футуристический объект, совершенно не похожий на привычные планировочные решения.

Пансионат на паритетных условиях построили профсоюзные организации СССР и Чехословакии. Здание, главным архитектором которого был Игорь Василевский, а главным конструктором Нодар Канчели, напоминает гигантскую «летающую тарелку», парящую над береговой линией на трех бетонных опорах. Только такое инновационное решение позволяло разместить относительно крупную здравницу на остававшемся незастроенным небольшом участке на берегу моря.

Помимо комфортабельных номеров на 400 мест, комплекс включал несколько лифтов разного назначения (по три лифта внутри каждой из опор), внутренний бассейн в центре «тарелки», фойе со стеклянным полом, киноконцертный зал. Самые сложные работы, например бесшовное остекление, осуществлялись с участием чехословацких специалистов. Именно изображение пансионата «Дружба» украсило обложку изданного в 2011 г. фотоальбома французского фотографа и публициста Фредерика Шобена (Frederic Chaubin) «СССР: Cosmic Communist Constructions Photographed», который был посвящен уникальным «космическим» зданиям, построенным в поздний советский период. Необычная форма и особое расположение окон (здание похоже на шестеренку с зубцами, направленными в сторону моря) позволили обеспечить панорамный вид на море из максимально возможного количества номеров. Существует предание, что на начальном этапе строительства «Дружба» привлекала к себе повышенное внимание военных ведомств иностранных государств, которые принимали ее за новую батарею береговой артиллерии Черноморского флота.

Брутальные бетонные конструкции пансионата «Дружба» напоминают огромный часовой механизм.

Реклама

РИА Новости Крым

Календарь публикаций

Март 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя   Май »
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031