Выбор редактора ДК №8 Инвестпроекты Международное сотрудничество

«Будем продавать крымскую пшеницу в Китае»

Компания Logistics Consulting Group (LCG) организует многолетние продажи крымской пшеницы в Китае в объеме до 500 тысяч тонн в год

Текст: Александр Лавров
Фото предоставлены LCG

Пилотная партия крымской пшеницы объемом 40 тысяч тонн отправится в Китай уже в 2018 году. Об особенностях инвестиционного проекта «Деловому Крыму» рассказал генеральный директор LCG Андрей Яковлев.

— Андрей Сергеевич, кто будет поставлять крымскую пшеницу в Китай — ​LCG?

— Импортом крымской пшеницы в Китай будет заниматься компания GlobalEcoFood — ​партнер LCG в Китае. GlobalEcoFood будет закупать пшеницу по внешнеторговым контрактам непосредственно у крымских поставщиков. Такой подход к организации внешнеторговых поставок позволит исключить лишние центры формирования прибыли и минимизировать издержки и риски, а также оптимизировать налогообложение.

GlobalEcoFood будет оказывать крымским поставщикам экспертную, техническую, а при необходимости и финансовую поддержку в области сертификации их пшеницы в соответствии с требованиями китайского законодательства и рынка.

Поскольку в Крыму практически отсутствует инфраструктура, необходимая для поставок пшеницы в Китай, GlobalEcoFood будет инвестировать в ее развитие через совместные предприятия с крымскими владельцами и операторами транспортно-логистической инфраструктуры. Мы рассчитываем на их участие в этих совместных предприятиях, поскольку это приведет к формированию дополнительных грузопотоков в Крыму и росту спроса на транспортно-логистические услуги.

— Как крымская пшеница будет попадать в Китай?

— Требования китайской стороны к поставкам пшеницы из России — ​исключительно в мешках до 50 кг, а также близость к Крыму порта Новороссийск — ​единственного порта России, принимающего океанские суперконтейнеровозы из Китая, оставляет нам единственный вариант доставки — ​в контейнерах, морем, регулярными морскими контейнерными линиями.

Работа в порту Новороссийск сразу трех китайских операторов регулярных морских контейнерных линий — ​COSCO, China Shipping Container Line и Yang Ming Line — ​позволит доставлять крымскую пшеницу в Китай партиями от одного контейнера, на условиях «точно в срок», а главное — ​по приемлемой цене.

Низкие цены доставки обусловлены 50-процентными скидками на доставку контейнеров из Европы в Китай, которые перевозчики вынуждены предоставлять из-за дефицита загрузки контейнеров в этом направлении.

Доставка 20-футового контейнера из порта Новороссийск в основные порты Китая обойдется нам порядка 500 долларов США или 25 долларов за тонну. Хочу заметить, что стоимость доставки тонны пшеницы навалом из Новороссийска в порты Ближнего Востока обходится дороже в пик сезона.

— А как пшеницу будут доставлять из Крыма в порт Новороссийск?

— Острый дефицит пропускной способности наземных транспортных коммуникаций при ввозе/вывозе грузов в/из порта Новороссийск — ​так называемая проблема бутылочного горлышка, а также близость восточных портов Крыма к порту Новороссийск (8 часов хода морем) оставляют нам единственный приемлемый вариант доставки — ​морем в контейнерах.

Этот вариант доставки позволит сэкономить не только время, но и деньги за счет прямой перевалки контейнеров с местных судов на китайские суперконтейнеровозы непосредственно на международных контейнерных причалах. Близость Крыма к Новороссийску позволит подавать контейнеры китайских операторов из Новороссийска в Крым, непосредственно под погрузку мешков с пшеницей.

— В какие регионы Китая вы планируете поставлять крымскую пшеницу в первую очередь?

— Пшеница является основным зерном для производства продуктов питания в Северном и Северо-Восточном Китае, которые при населении 300 млн человек потребляют почти столько же пшеницы, сколько весь остальной Китай. В этом регионе расположена городская агломерация Пекина и Тяньцзиня, которые практически слились в единый город с населением 45 млн человек. К тому же в Тяньцзине расположены один из крупнейших морских портов Китая, а также Зона экономического и технического развития. Городская агломерация Пекин/Тяньцзинь окружена провинцией Хэбэй с населением еще 71 млн человек. Именно на этот регион и на этот порт нацелены наши первоочередные поставки.

— Почему именно в Китай вы решили экспортировать крымскую пшеницу? Как сформировалось это решение?

— Китай — ​единственный крупный зарубежный рынок, доступный для крымских товаров в условиях антикрымских санкций, благодаря сдержанной политике руководства Китая в отношении этих санкций. По счастливому стечению обстоятельств Китай является одновременно самым большим и быстрорастущим в мире рынком зерна, который постоянно диверсифицируется, привлекая все новых и новых поставщиков по всему миру.

Крым является одним из самых экологически чистых районов России. Сертифицировав в Китае крымскую пшеницу как экологически чистый продукт, мы получим дополнительное конкурентное преимущество именно на китайском рынке.

Дело в том, что тяжелая экологическая обстановка в Китае не позволяет местным сельхозпроизводителям производить сколь-нибудь значительные объемы экологически чистой пшеницы. В то же время растущий средний класс Китая, численность которого уже превысила 260 млн человек, предпочитает экологически чистые продукты питания в рамках здорового образа жизни как части стратегии успеха.

Потребность в экологически чистой пшенице для производства продуктов питания для среднего класса Китая составляет, по нашим оценкам, не менее 20 млн тонн в год, притом что местные производители предлагают на порядок меньшие объемы по ценам, доходящим до 1000% от цен на обычную пшеницу.

Чуть больше месяца назад руководство Китая объявило о запуске грандиозного проекта, который сравнивают по значению с созданием в 1980 году в Шеньчжене первой Свободной экономической зоны Китая, положившей начало реформам Дэн Сяопина. Этот проект — ​создание новой гигантской Свободной экономической зоны Сионань площадью 2 тысячи квадратных километров. Эта суперзона будет создана в уже упомянутой мною провинции Хэбэй, в 100 километрах к юго-западу от Пекина.

В задачи суперзоны Сионань входят организация эффективной управляемой интеграции агломерации Пекин/Тяньцзинь и окружающей ее провинции Хэбэй, а также решение нарастающих экологических проблем — ​как для этого региона, одного из самых экологически неблагополучных в Китае, так и для всего Китая в целом. Китайско-российская компания GlobalEcoFood примет участие в решении второй задачи в качестве поставщика экологически чистой сельхозпродукции из Крыма для производства экологически чистых продуктов питания в суперзоне Сионань.

— Какие основные задачи стоят перед вами на китайском рынке и как вы планируете их решать?

— Первая задача — ​формирование спроса на крымскую пшеницу после 20-летнего отсутствия России на китайском рынке. За это время на китайском рынке импорта пшеницы сформировался новый баланс спроса и предложения, практически без участия России.

Вторая задача, взаимосвязанная с первой, — ​организация продаж крымской пшеницы в мешках до 50 кг, в соответствии с требованиями китайской стороны к поставкам пшеницы из России.

Мы подошли к решению этих двух задач комплексно. Во-первых, мы отказались от выхода на китайский рынок импорта пшеницы в качестве экспортера — ​как по причине трудностей вхождения на уже сформированный без нас рынок, так и по причине невозможности экспорта пшеницы традиционным способом: навалом, на условиях FOB, по биржевым ценам.

Во-вторых, мы решили выходить непосредственно на внутренний рынок Китая, то есть на конечных потребителей пшеницы, занимающихся ее переработкой и производством продуктов питания. Для этого нам и нужна в Китае собственная компания-импортер — ​GlobalEcoFood, которая сама будет импортировать крымскую пшеницу в Китай и продавать ее на внутреннем китайском рынке.

В-третьих, мы будем предлагать крымскую пшеницу минимальными партиями, например, в Пекине и Тяньцзине — ​от нескольких мешков.

В-четвертых, мы будем продавать в Китае крымскую пшеницу как фирменный экологически чистый продукт, под собственным брендом, разработанным специально для китайского рынка.

И, наконец, в‑пятых, мы будем продавать свою продукцию в Китае по ценам, которые будут гораздо ближе к внутренним ценам на обычную китайскую пшеницу, чем к ценам китайских поставщиков экологически чистой продукции. При этом мы будем продавать нашу пшеницу за юани, благодаря соглашению между центральными банками России и Китая.

Такой комплексный подход позволит нам максимально реализовать потенциал конкурентоспособности крымской пшеницы на китайском рынке. Мы будем прежде всего выходить на производителей экологически чистых продуктов питания для среднего класса, доля которого в Пекине и Тяньцзине гораздо выше, чем в среднем по Китаю и доходит до 40%.

— При таком подходе будут ли рентабельными продажи крымской пшеницы в Китае? Ведь вам предстоят дополнительные расходы и в Крыму — ​на фасовку в мешки, загрузку в контейнеры, доставку в Новороссийск, и в Китае — ​на квотирование, сертификацию, доставку на склады покупателей, не говоря уже об инвестициях в транспортно-логистическую инфраструктуру в Крыму.

— Наши продажи будут рентабельными, и вот почему. При средней биржевой цене на пшеницу, импортированную в Китай в 2016 году — ​185 долларов США за тонну на условиях FOB, — ​минимальная закупочная цена на пшеницу, установленная Правительством Китая на внутреннем рынке в 2016 году, составила 345 долларов США за тонну. И это для обычной пшеницы, без учета экологической чистоты крымской пшеницы и других ее преимуществ.

Средняя цена, которую запрашивали в 2016 году на крымском рынке экспорта пшеницы поставщики, преимущественно посредники, составила 110 долларов за тонну на условиях «франко-элеватор».

Однако при прямом взаимодействии с производителями речь идет уже о 85 долларах за тонну. К нам уже обращались с такими предложениями представители крымских производителей пшеницы. У нас есть основания полагать, что гарантированные многолетние прямые закупки у производителей сделают цену еще более привлекательной.

Обратите внимание на то, что исходная цена сырья в Крыму — ​85 долларов за тонну — ​составляет менее 25% от конечной цены фасованного брендированного продукта в Китае. Таким образом, речь идет не о низкорентабельной торговле сырьем, а о бизнесе с высокой добавленной стоимостью, значительная часть которой приходится на Крым — ​как напрямую, через оплату транспортно-логистических и ВЭД-услуг, так и косвенно, через инвестиции в оборотный капитал и в развитие транспортно-логистической инфраструктуры.

— Кстати об инвестициях. О каком их объеме идет речь и где вы собираетесь их привлекать?

— В расчете на проектный объем поставок — ​500 тысяч тонн в год — ​речь идет о следующих инвестициях:

  • в оборотный капитал для закупки зерна и финансирования его доставки в порт Новороссийск — ​до 80 млн долларов США;
  • в создание парка элеваторов — ​до 30 млн долларов США;
  • в создание парка оборудования для санитарной обработки, фасовки и упаковки пшеницы — ​до 10 млн долларов США;
  • в создание и техническое оснащение портового контейнерного терминала в одном из восточных портов Крыма — ​до 20 млн долларов США.

Итого — ​порядка 140 млн долларов США. При этом до 70% оборотного капитала мы планируем привлечь в китайских банках, а оставшиеся 30% нам и нашим китайским партнерам придется вкладывать самим. Что касается инвестиций в инфраструктуру, то здесь мы также рассчитываем на поддержку китайских банков, а оставшиеся 30% планируем разделить с заинтересованными крымскими компаниями. Мы рассчитываем привлечь к сотрудничеству ФГУП «Крымская железная дорога», ГУП «Крымские морские порты», а также других владельцев и операторов транспортно-логистической инфраструктуры в Крыму.

Мы также рассчитываем на сотрудничество с китайскими институтами развития, такими как Silk Road Fund, созданный для развития экономического пояса Шелкового пути.

— Хорошо. Со спросом, продажами и инвестициями все более или менее ясно. А что с предложением? Может ли Крым предложить пшеницу, востребованную и конкурентоспособную на китайском рынке? В каких объемах?

— Может. И в достаточных объемах. В 2016 году в Крыму уже произвели 850 тысяч тонн пшеницы, из которых высококачественная продовольственная пшеница составляет более 50%. А ведь это только начало возврата к полномасштабному производству пшеницы в Крыму, которое достигало в советское время 1,5 млн тонн в год с долей высококачественной продовольственной пшеницы в среднем по полуострову до 75%, а в передовых районах — ​Советском, Кировском, Джанкойском и Ленинском — ​до 90%.

Вы посмотрите, какая динамика: от 650 тысяч тонн в 2014 году до 850 тысяч тонн в 2016-м. И это в условиях антикрымских санкций, дефицита спроса, проблем с материально-техническим обеспечением и так далее. В 2016 году под пшеницу засеяли всего 278 тысяч гектаров, притом что в советское время под нее засевали более 400 тысяч гектаров.

Что касается качества, то уже сейчас в Крыму предлагают пшеницу с показателями клейковины до 29%, протеина — ​до 17%, стекловидности — ​до 76%. Это означает, что по качеству крымская пшеница вполне конкурентоспособна, даже без учета ее экологической чистоты.

Мы уверены, что при гарантированном многолетнем спросе и финансировании объемы производства пшеницы в Крыму восстановятся за несколько лет, а ее качество достигнет самых высоких стандартов.

Уже на сегодняшнем уровне производства пшеницы в Крыму существует проблема ее сбыта. Внутренний спрос составляет около 400 тысяч тонн в год, в соседних регионах — ​избыток собственной пшеницы, а существующий нелегальный экспорт недостаточен и бесполезен для развития производства.

Многолетние, крупномасштабные и легальные закупки крымской пшеницы в Китай станут локомотивом развития ее производства, обеспечив устойчивое финансирование и инвестиции, которые, в свою очередь, позволят реализовать программы технологической модернизации, технического оснащения, мелиорации, ирригации и увеличения площади посевов.

— Когда и с чего вы планируете начать?

— Планируем начать с пилотной поставки объемом 40 тысяч тонн (2 тысячи 20-футовых контейнеров). С одной стороны, с обслуживанием этого объема должна справиться действующая транспортно-логистическая инфраструктура Крыма, при ее минимальной модернизации. С другой — ​продажа этого объема в Китае позволит окупить стартовые инвестиции, которые составят около 10 млн долларов США, включая инвестиции в оборотные средства — ​около 8,5 млн долларов и долгосрочные инвестиции — ​около 1,5 млн долларов.

Указанную пилотную поставку мы сможем осуществить только в 2018 году, так как за оставшееся время мы успеваем оформить в Китае квоту на импорт пшеницы из Крыма только на следующий год.

Также в оставшееся время нам предстоит разработать и согласовать со всеми заинтересованными сторонами Стратегию развития продаж крымской пшеницы в Китае и бизнес-план продажи пилотной партии. Для этого мы привлекаем не только наших китайских партнеров, но и ведущие китайские компании в области маркетинг- и бизнес-консалтинга.

— Что будет после того, как вы выйдете на проектный объем продаж крымской пшеницы в Китае? Каковы перспективы дальнейшего развития? Вы уже думали об этом?

— Конечно, мы думали о диверсификации нашего бизнеса в Крыму, причем не дожидаясь выхода на проектную мощность продаж пшеницы в Китае.

Во-первых, это использование транспортно-логистических цепей, созданных для обслуживания экспорта пшеницы в Китай, также и для обслуживания импорта из Китая — ​как готовых товаров, так и комплектующих для производства из них товаров в Крыму.

Во-вторых, это расширение ассортимента экологически чистой сельхозпродукции и продуктов питания, экспортируемых в Китай из Крыма.

В-третьих, это организация продаж пшеницы и другой крымской сельхозпродукции на рынках стран, расположенных по маршруту заходов регулярных морских контейнерных линий, связывающих порт Новороссийск с основными портами Китая, включая страны Ближнего Востока, Иран, Пакистан, Индию и страны Юго-Восточной Азии.

В-четвертых, это организация прямых заходов в Крым китайских суперконтейнеровозов, по мере формирования достаточных экспортно-импортных грузопотоков. Для этого в Крыму имеются подходящие причальные мощности на Южной косе грузового района Донузлав Евпаторийского морского торгового порта. Мы уже провели консультации с руководством Евпаторийского порта об аренде этих причальных мощностей на 49 лет с обязательством инвестиций в их ремонт и модернизацию.

— Планируете ли вы использовать преференции Свободной экономической зоны для реализации своих планов в Крыму? Какие именно, в каких целях и каким образом?

— Безусловно. И полное освобождение резидентов Крымской СЭЗ от таможенных платежей, и предоставляемые им значительные налоговые льготы, и упрощенный визовый режим для зарубежных бизнесменов, в нашем случае — ​для китайских партнеров.

Полное освобождение от таможенных платежей позволит нам выстраивать стабильную стратегию продаж пшеницы в Китае независимо от ввода или отмены экспортных пошлин на пшеницу, а также сделает более конкурентоспособными готовые товары и комплектующие для производства, импортируемые в Крым из Китая.

Налоговые льготы и упрощенный визовый режим сделают инвестиции в Крым более привлекательными не только для нас, но и для наших китайских партнеров.

Мы рассчитываем, что совместные предприятия, которые будут созданы в Крыму с участием GlobalEcoFood для развития местной инфраструктуры, станут резидентами крымской СЭЗ. Мы также рассчитываем, что местные экспортеры пшеницы, с которыми GlobalEcoFood будет заключать внешнеторговые контракты, также будут резидентами крымской СЭЗ. Мы планируем добиваться этого различными способами: выбирая экспортеров, уже имеющих статус резидентов крымской СЭЗ, помогая интересующим нас экспортерам получить этот статус, а также создавая экспортеров — ​резидентов СЭЗ совместно с крымскими производителями зерна.

Хочу обратить внимание на то, что реализация наших планов в Крыму позволит, в свою очередь, полнее раскрыть потенциал крымской СЭЗ. Дело в том, что преференции крымской СЭЗ направлены в значительной мере на стимулирование внешнеторговых товарных потоков. Без генерации этих потоков, причем в значительных объемах, потенциал крымской СЭЗ не может быть реализован в полной мере. Реализация наших планов в Крыму как раз и приведет к генерации крупномасштабных внешнеторговых товарных потоков: сначала экспортных, а потом и импортных.

— Расскажите о вашей команде. Кто вы? Какие вы? Кто вас поддерживает?

— LCG — ​это российско-китайская команда, в которую входят выходцы из МИД и МВЭС, причем с обеих сторон.

Схожи даже альма-матер: с российской стороны это прославленный МГИМО, а с китайской — ​Институт международных отношений Народно-Освободительной армии Китая, выпускником которого является член нашей команды с китайской стороны — ​уважаемый Гэ Чжили.

LCG — ​это центр компетенции в области внешней торговли, международной логистики и российско-китайского сотрудничества. Многие из нас имеют более чем 20-летний опыт в этих областях, а уважаемый Гэ Чжили начал заниматься сотрудничеством наших стран еще в 1985 году и с тех пор стал уникальным экспертом в этой области с обширными связями и в Китае, и в России.

Поскольку внешнеэкономическая деятельность относится к компетенции Постоянного Представительства Республики Крым при Президенте Российской Федерации, мы представили наш проект его руководителю, заместителю председателя Совета министров Республики Крым Георгию Львовичу Мурадову. Георгий Львович заинтересовался нашим проектом и обещал не оставить нас своим вниманием.

Мы будем реализовывать наши планы на крымском полуострове в тесном сотрудничестве с Государственным автономным учреждением «Деловой и культурный центр Республики Крым», подведомственным Постоянному Представительству Республики Крым при Президенте Российской Федерации и возглавляемым Ярославом Александровичем Иванченко. Между нами заключен полномасштабный договор о сотрудничестве.

Новости

Календарь публикаций

Июнь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май   Июл »
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930