Выбор редактора ДК №7 Крым с орбиты

Шаг за пределы земной орбиты

«Роскосмос» готовится к пилотируемым полетам на орбиту Луны и к спутникам Марса

Сергей Крикалев, Герой Советского Союза, Герой Российской Федерации. Провел в космосе 803 суток (до 2015 года был мировым рекордсменом по суммарному времени пребывания в космосе, сейчас – на втором месте после Геннадия Падалки)

Текст: Юлия Ашихмина
Фото: предоставлены журналом «Российский космос»

О сотрудничестве с НАСА и ЕКА, о космических опытах в поисках лекарства от рака — ​в интервью Сергея Крикалева, исполнительного директора корпорации «Роскосмос» по пилотируемым космическим программам.

 

Из космоса — ​в Крым

— Сергей Константинович, развитие космических технологий в этом году впервые будет обсуждаться на Ялтинском международном экономическом форуме. Какие именно вопросы планируется затронуть?

— «Роскосмос» выступил организатором секционного заседания «Космические исследования и международное сотрудничество в космосе», которое пройдет в первый день Форума. Мы планируем обсудить и российские космические программы, и общемировые тенденции, развитие различных направлений работы в космосе. Есть планы привлечь к дискуссии космонавтов, которые родились и выросли в Крыму. Кроме того, мы приглашаем к участию в обсуждении партнеров «Роскосмоса» за пределами России. А я сам буду на Байконуре, потому что в день открытия ЯМЭФ — ​20 апреля — ​запланирован запуск пилотируемого космического корабля «Союз МС‑04».

— Какую роль может играть Крым в развитии космической отрасли России? Есть ли планы задействовать полуостров в космических программах?

— Крым был активной частью космической системы СССР. На полуострове находился Центр дальней космической связи для связи с научными аппаратами изучения Марса и Венеры. До программы «Союз — ​Аполлон» в Крыму был также Центр управления полетами, потом его перенесли в Подмосковье, но пункт связи так и остался. Он первым получил сигнал корабля при заходе на Советский Союз, с юго-запада. Под Симферополем была широчайшая резервная взлетно-посадочная полоса для «Бурана» (орбитальный корабль — ​ракетоплан советской многоразовой транспортной космической системы (МТКК). — «ДК»). Также в Крыму была площадка для отработки луноходов. Для этого была подготовлена большая площадка, которая имитировала лунный грунт. Важной частью подготовки космонавтов были морские тренировки. Они традиционно проводились на феодосийской базе. Это были тренировки по выживанию при посадке в море. Космонавты изучали, как спасаться, какой должен быть порядок действий. Причем тренировались как космонавты, так и поисково-спасательные службы, которые должны были обнаружить приводнившийся спускаемый аппарат и эвакуировать людей.

Как-то мы вместе с французами проходили подготовку под Евпаторией. Первый гражданин Франции в космосе Жан-Лу Кретьен и его дублер Мишель Тонини были под впечатлением от крымской природы. Тонини говорил, что у нас в Крыму лучше, чем на Французской Ривьере.

— Можно ли сегодня восстановить эту работу?

— Сегодня с точки зрения космонавтики можно использовать особенные климатические условия Крыма. В свое время для летчиков «Бурана» был построен санаторий, Центр реабилитации.

После полетов необходимо восстанавливать здоровье — ​и Крым для этого отлично подходит. Кстати, после первого полета (1988 год. — «ДК») я проходил реабилитацию недалеко от Ласточкиного гнезда.

Гагарин очень любил «Артек», был там не меньше 8 раз. В «Артеке» большой космический музей, но, к сожалению, он давно уже не пополнялся новыми экспонатами.

Из космоса границы не видны

— Как сегодня развивается международное сотрудничество России в космической отрасли?

— Основные наши партнеры — ​НАСА и ЕКА. У нас давнее сотрудничество. В области космонавтики мы так тесно связаны, так переплетены и так друг другу верим, что космонавты понимают друг друга и надеются друг на друга. Из космоса границы не видны.

— Насколько сильно космическая отрасль зависит от зарубежных поставок оборудования и сырья? Снижается ли эта зависимость?

— Технологическая независимость — ​это не значит, обязательно все делать дома. Важно иметь возможность выбора при принятии технических решений, чтобы использование аппаратуры импортного производства не было ограничивающим условием. Мы развиваем свое производство, в особенности — ​электронно-компонентную базу. Что-то меняется, в чем-то мы по-прежнему завязаны друг на друге. Переход на свою продукцию — ​это небыстрая история.

— Какую роль на данный момент играют зарубежные заказчики в работе российской космической отрасли?

— Наш крупнейший иностранный заказчик — ​НАСА.

Все американские космонавты летают на МКС на кораблях «Союз». Мы уже на протяжении многих лет поддерживаем друг друга и помогаем. Первое время ротация экипажей осуществлялась шаттлами, но уже очень долгое время все космонавты — ​и европейские, и российские, и американские — ​летают на наших «Союзах».

Они заказывают у нас эту услугу, а мы эти деньги вкладываем в развитие отрасли. Кроме того, Россия оказывает коммерческие пусковые услуги.

Запуски проходят не только с Байконура, но и с Плесецка и с новой стартовой площадки во Французской Гвиане, это близко к экватору в Южной Америке.

Оттуда запускаем спутники для различных заказчиков. Скоро будем использовать для коммерческих пусков и космодром Восточный — ​первый гражданский космодром современной России.

Есть услуги, связанные с дистанционным зондированием Земли, со связью. Мы предоставляем иностранным партнерам навигационный сигнал, снимки из космоса. Но снимками сейчас также занимаются и Европа, и Америка, и Китай, и Индия.

Продолжается тесное научное сотрудничество. В данный момент мы проводим совместные эксперименты с японцами. Они делают аппаратуру, мы доставляем ее на борт МКС, получаем результаты.

Сейчас получили довольно интересные результаты: они позволяют сказать, что уже виден свет в конце тоннеля в процессе создания лекарства против онкологических заболеваний. Это итог многолетних исследований по выращиванию биологических кристаллов в космосе. Туда привозятся образцы белка, и когда этот белок превращается в кристалл, молекулы выстраиваются в пространственную кристаллическую решетку, что позволяет изучить, как белок устроен, получить больше информации о его «слабых местах». Благодаря этому ученые постепенно нащупывают путь к созданию лекарства от рака.

«Федерация» сможет летать к Луне

— В прошлом году Россия впервые уступила первое место в мире по числу успешных космических запусков — ​почему?

— Большое число запусков само по себе — ​еще не показатель успеха. Грубо говоря, если спутник каждые два года ломается, то нужно постоянно запускать новые — ​и тогда запусков будет много. А когда спутники летают долго, необходимость в запусках снижается. И в нашем случае одна из причин снижения числа запусков — ​это рост надежности космических аппаратов.

А вторая причина — ​это конкуренты. Они работают очень много, для того чтобы быть первыми на этом рынке.

— Над чем сегодня работает «Роскосмос»? Какие ключевые задачи стоят перед корпорацией на ближайшие годы?

— Продолжается работа по Международной космической станции. Плюс идет подготовка к выходу за пределы околоземной орбиты. Это создание нового космического корабля, новой инфраструктуры, методик и так далее. Сейчас и мы, и американцы используем МКС как платформу для следующих шагов.

Единственный в СССР «лунодром», где проводились ходовые испытания будущего лунохода, находился в поселке Школьное под Симферополем. В Школьном был расположен также Центр космической связи, откуда управляли луноходами и полетами космических аппаратов серии «Венера» и «Марс».

— Какие это будут шаги?

— Одно из направлений — ​уход с околоземной орбиты в сторону Луны и дальше. Первый шаг — ​это, конечно, Луна. Новый корабль «Федерация» создается с возможностью полета за пределы орбиты, в том числе в сторону Луны. Раньше постоянно шли дискуссии, какая техника лучше — ​автоматическая или пилотируемая. Даже когда американцы первыми добрались до Луны, мы ответили, что не очень-то и хотели, потому что мы это направление будем развивать автоматическими аппаратами. И действительно, луноход стал уникальным достижением для своего времени, он по Луне ходил довольно долго — ​в три раза дольше, чем первоначально планировалось. Сейчас нам уже ясно, что самая правильная стратегия — ​это когда задействованы и автоматика, и человек. И сейчас при рассмотрении стратегий исследования Луны речь идет о том, чтобы космонавты прилетали на орбиту Луны, но на спутник не высаживались. Вместо этого на Луну спускается автомат и берет образцы грунта.

Следующий шаг — ​это Марс или его спутники. Они представляют большой интерес, как и спутники крупных планет. Эти спутники по некоторым параметрам похожи на Землю. Их проще достигнуть, на них проще сесть. Еще одно интересное направление — ​астероиды или малые планеты. У американцев даже есть идея захватить один из астероидов, притащить его на орбиту Луны и там исследовать.

Центр дальней космической связи и радиотелескоп РТ‑70 возле поселка Молочное под Евпаторией. Телескоп с диаметром зеркала 70 метров является одним из самых больших полноподвижных радиотелескопов в мире.

Реклама

РИА Новости Крым

Календарь публикаций

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июн »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031