Власть ДК №7 Остров здоровья

Сергей Стрельбицкий: «В Крыму лечит природа»

Министр курортов и туризма Республики Крым — ​о будущем медицинского туризма, развитии санаторного комплекса и детских здравниц

Текст: Андрей Зотов
Фото: Максим Ветров

Место для оздоровления

— Какое место занимает медицинский туризм в туристическом секторе экономики Крыма?

— Давайте сначала разберемся, что мы вкладываем в понятие «медицинский туризм». За рубежом медицинским туризмом считаются клинические процедуры — ​это развито, например, в Германии или Израиле, куда люди часто приезжают на операции. В Крыму тоже есть клинические санатории, где оказывают такие услуги. Но их немного. Это, например, детский санаторий Министерства обороны в Евпатории — ​там делали и делают уникальные сложные операции детям с тяжелыми заболеваниями нервной системы и опорно-двигательного аппарата. Но в основном Крым — ​это регион для реабилитации, оздоровления. Поэтому в нашем понимании медицинский туризм — ​это все, что связано с развитием санаторно-курортного комплекса.

— А предпринимаются ли шаги для развития традиционного медицинского туризма?

— Да, Ливадийская больница в Ялте проходит серьезную модернизацию, на ее базе будет создан медицинский центр, который в полной мере сможет оказывать услуги классического медицинского туризма.

Но это отдельный объект, а основной упор делается на оздоровление и реабилитацию. Такой формат поездок в Крым был заложен еще во времена Российской империи, потом продолжился при СССР — ​и будет развиваться сейчас.

— Что сейчас представляет из себя крымский санаторно-курортный комплекс?

— У нас около 800 объектов размещения — ​от крупных отелей до детских лагерей. Из них 148 — ​это учреждения санаторно-курортного комплекса. Это немного, но именно они создают туристический поток в межсезонье. Когда заканчивается летний отдых, наступает сезон оздоровления. Потому что неправильно в 30-градусную жару лечить грязями. А весной и осенью в Крыму совсем другой воздух, щадящая солнечная активность.

Санатории города Саки даже зимой заполнены на 50%, а в других приморских регионах загрузка объектов размещения падает ниже 20–30%. Есть отдельные санатории, которые круглый год заполнены почти на 100%, как Санаторий им. Бурденко для больных с заболеваниями спинного мозга и позвоночника. Это говорит о том, что данное направление при правильном подходе очень востребовано.

Соцопросы показывают, что большинство туристов приезжают в Крым за нашими природно-лечебными факторами: за природой, воздухом, лечебными грязями, минеральными водами.

— А бизнес реагирует на спрос?

— Да, есть гостиничные комплексы, которые изначально не планировали оказывать медицинские услуги, но сегодня развивают это направление. Потому что видят спрос и понимают, что это единственная возможность привлечь клиентов в межсезонье.

В Евпатории по такому пути пошли гостиница «Империя» и комплекс «Озеро сновидений» — ​они создали при отеле отличный медицинский центр. Есть успешный пример в Алуште — ​бывший отель Radisson, ныне Sunrise Resort. Когда они вышли из-под управления международной корпорацией (она занимается исключительно гостиничным бизнесом), то открыли отличный спа-центр.

Причем сочетание туризма и оздоровления набирает популярность не только у нас, но и во всем мире. Я был в Сербии на одном из молодых, но активно развивающихся курортов Златибор — ​там все туристические объекты имеют свои спа-центры. Это дает возможность работать 12 месяцев в году.

 

Эффективность важнее цены

— При СССР крымские курорты развивались как «фабрика здоровья»…

— Была создана целая наука — ​курортология. Наработано множество методик. Они сохраняют актуальность и сегодня. Я рос в Евпатории и сам видел, как в санатории привозили ребятишек с тяжелыми формами ДЦП, в инвалидных колясках — ​а через несколько лет регулярного лечения они имели свои семьи, работу и вполне нормально себя чувствовали. Терапия длилась весь год, а не только 21 день в санатории: уезжая домой, родители получали рекомендации врачей, использовали полученные методики лечения — ​а через год возвращались для нового цикла терапии. Сегодня только в Москве более 6 тысяч детей с ДЦП, и им тоже нужно такое лечение. Важно только правильно использовать методики, которые наработаны десятилетиями.

И, конечно, необходим серьезный подход к работе. Если вы приезжаете в здравницу и врач говорит: «Что вы хотите? Хотите душ — ​пропишу душ. Хотите грязи — ​пропишу грязи», — ​это неправильный, неэффективный подход. Отдыхающий должен привезти свою медицинскую карту, пройти обследование, и ему должны после исследований назначить режим и процедуры. С учетом его пожеланий, конечно, но именно в таком порядке.

— Россияне почти за 25 лет успели отвыкнуть от Крыма и достаточно плохо знают его возможности. Многие до сих пор воспринимают полуостров как летний пляж. Улучшилась ли информированность за три года?

— Пока не улучшилась. Это обсуждалось на заседании президиума Госсовета РФ о развитии санаторно-курортного комплекса. Было дано поручение Ростуризму, который будет продвигать оздоровление на курортах нашей страны.

Самое плохое — ​что мы потеряли связь с врачами в регионах России. Они не знают, лечение каких заболеваний можно получить в Крыму, каков уровень этого лечения. А ведь именно врачи должны направлять людей на курорты для оздоровления. Сейчас мы ведем работу с врачами Северо-Западного федерального округа, стараемся достучаться до терапевтов. Предстоит большая работа, чтобы по полочкам все разложить.

Еще одна проблема — ​работа фондов, которые финансируют оздоровление. К сожалению, главная цель таких фондов — ​сэкономить деньги, по принципу «чем дешевле, тем лучше». Это не соответствует политике государства. Задача ведь не в том, чтобы максимально сэкономить на путевке. Задача — ​потратить деньги эффективно, улучшить здоровье человека. В советское время была развита «курортная стоматология» — ​помимо лечения основного заболевания пациентам санаториев лечили зубы, приводили их в идеальное состояние. После такой поездки можно было годами не обращаться к стоматологам, не тратить на это рабочее время. То есть путевка была дороже, но в итоге для государства выходило эффективнее.

 

 

В Сибири не воссоздать крымскую природу

— Насколько велика внутрироссийская конкуренция в санаторно-курортной сфере? Насколько уверенно себя Крым чувствует в этой конкуренции?

— Конкуренция растет, многие регионы идут по пути создания своих здравниц. Для меня было открытием, что даже в Тюменской области есть новые современные санатории, построенные возле термальных источников. Но преимущество Крыма в том, что его ничем нельзя заменить. Не получится в Тюмени воссоз­дать наш воздух, там нет такой грязи, как в Саках, нет полуторавекового опыта климатолечения.

Особенности Крыма созданы Богом.

Почему к нам приезжают каждый год, привозят детей? Потому что после двух недель у моря дети потом целый год не болеют — ​просто полежав на солнце, покупавшись в море, подышав нашим воздухом.

Иной раз сон у моря в течение двух недель приносит больше пользы, чем электрофорез или другие сложные медицинские процедуры на дорогой аппаратуре. Природа всегда лечит быстрее и эффективнее.

В годы СССР сон у моря на свежем воздухе был полноценным методом оздоровления, он применялся во многих санаториях. Недавно я напомнил об этом руководителю одного из санаторных объектов Крыма. Он внедрил такую услугу — ​и теперь хорошо зарабатывает, спрос большой. Сейчас, в отличие от советских санаториев, можно обеспечить комфорт: представить отдыхающему удобный шезлонг с мягким матрасом на свежем воздухе, на веранде, предложить чай из крымских трав. Это востребовано.

Раньше в Евпатории на пляжах с февраля месяца выставляли конструкции — ​что-то вроде теплиц, — ​и люди в них загорали. Была масса спортивных площадок, лодочные станции для активного отдыха. Это была государственная политика, и сегодня перед государством стоят такие же вызовы.

— Какие лечебные факторы Крыма наиболее востребованы у отдыхающих?

— Конечно, грязи. Минеральные воды пока не востребованы в том объеме, как нам хотелось бы. Хотя возможности есть. Есть термальные воды, так что в Крыму можно создать курорты, как в Венгрии, где на термальных водах купаются круглый год. При нашем климате это реально. Например, в Евпатории есть две скважины, из которых без насоса круглый год бьет горячая вода — ​39 градусов. Можно на их базе создавать интересные, круглогодичные бальнеологические комплексы.

 

Как «Артек», но гораздо больше

— Владимир Путин распорядился подготовить план по развитию детского оздоровления в Евпатории. Как продвигается эта работа?

— В поручении Президента написано, что Правительство России вместе с Советом министров Крыма должно разработать комплекс мер для создания в Евпатории детского оздоровительного центра. У нас есть рабочая группа, которую возглавляет вице-премьер Крыма Алла Пашкунова. Кроме меня в нее входят министр здравоохранения, министр экологии и глава администрации Евпатории. Совместными усилиями мы сформулировали предложения и вскоре отправим их в Москву.

Хорошо, что за 25 лет вне России Евпатория не потеряла статус детской здравницы. Там созданы великолепный дельфинарий, аквариум, детские парки развлечений, детский театр «Золотой ключик», аквапарки.

В целом такой проект — ​это возможность для развития всего Западного Крыма. У нас есть «Артек» как образец правильной организации работы детской здравницы. Но в Евпатории речь идет о более крупном проекте. «Артек» — ​это один объект, пусть и большой. А в поручении Президента речь идет о массовом развитии направления в масштабах целого города. Неслучайно из 22,5 млрд рублей, предусмотренных на создание в Крыму пяти туристических кластеров, почти половина — ​11 млрд — ​будет направлена на Евпаторийский кластер. В результате появится мощный комплекс, который будет включать не только детские санатории, но и объекты для развлечений, досуга. Это будет целая детская страна — ​как «Артек», но гораздо больше.

Реклама

РИА Новости Крым

Календарь публикаций

Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя   Май »
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930