Выбор редактора ДК №7 Путешествие

Притяжение синевы

Особенности дайвинга у берегов Крыма

Текст: Владислав Осипов
Фото: Сергей Денисов, Алексей Зайцев

Почему Черное море «консервирует» затонувшие корабли? Как кормить рыб с руки? Где находятся самые интересные подводные объекты? На эти вопросы ответил вице-президент Федерации подводного спорта Республики Крым Сергей Денисов. За 30 лет в дайвинге он совершил более 5 тысяч погружений и снял цикл телепрограмм о морских глубинах.

Сейчас дайвинг совершенно безопасен. Особенно в Черном море. Здесь нет акул-людоедов, нет колючих ежей, как на Дальнем Востоке, нет ядовитых морских змей, как в Индии, медуз-крестовиков и кубомедуз, как в теплых морях.

Не думайте, что Черное море — ​серое, зеленое или черное. Оно у нас очень красочное: водоросли бывают изумрудного цвета, желтые, красные! Здесь отличные условия для подводной фотографии, для первых учебных погружений, для знакомства с подводными памятниками истории.

Заниматься дайвингом можно в любом возрасте, если погружаться не глубже 45 метров.

Жак-Ив Кусто в 90 лет нырял, это было его жизнью. И его соратник Филипп Тайе погружался в возрасте 90 лет.

Дайверы-любители создали «подводный музей» у берегов мыса Тарханкут, это на западе Крыма. Погружают туда все подряд: сначала скульптуры коммунистических вождей, позже — ​макеты известных памятников архитектуры. Даже картины вешают!

На постсоветском пространстве дайвинг как вид туризма зародился именно в Крыму: сюда ехать было ближе всего. Все началось в 1995–2000 годах.

Если занимаешься интродайвингом (так называют первые погружения), то все равно, в какое море нырять — ​Черное или Красное. Даже озеро Байкал подошло бы, не будь оно таким холодным. Плюс Крыма — ​русскоязычные инструкторы. Это позволяет доходчиво дать теорию. Если человек окончил курсы дайвинга за рубежом, к самостоятельным погружениям он не всегда готов. И сертификат ситуацию не меняет. Таких дайверов желательно доучить, если в теории есть пробелы.

Поездка к Большому Барьерному рифу в Австралию может стоить порядка 7–8 тысяч долларов. В Крыму таких грандиозных океанских красот, конечно, нет, но и цены гораздо ниже: вводный курс и первое погружение с берега — ​от 2 тысяч рублей. Погружение с катера — ​около 3 тысяч, не включая аренду оборудования. При этом на катере будут около 10 дайверов, которые несколькими группами пойдут по определенному, заранее разработанному маршруту с гидом. Индивидуальные туры с инструктором в Крыму мало востребованы, но это возможно. Услуги инструктора могут стоить от 2 до 5 тысяч рублей за день. Если нужен выход за двухмильную зону (маломерным судам запрещено уходить более чем на 2 морские мили от берега), то фрахт яхты с оформлением документов — ​от 6 тысяч рублей в час.

Черное море настолько ласковое, что можно без гидрокостюма, в одних только ластах скользить по водорослям на глубине полметра и наблюдать за жизнью мелких рыбешек, крабиков, креветок. Их не видно сразу, но если затаиться на полчаса, наблюдать, не пугать движениями, то вся эта морская жизнь к тебе подплывет, подползет и покажется во всей красе. Рыбки начнут тобой интересоваться. А если раскроешь им мидию, то морские ласточки и зеленушки будут есть с рук.

Снаряжение для любительского дайвинга в России практически не производится. Средний комплект снаряжения обойдется около 100 тысяч рублей. Это так называемый комплект №2: один баллон, «мокрый» гидрокостюм, дыхательный регулятор, компенсатор плавучести, ласты, грузовой пояс, нож, перчатки, ботинки. Если выбрать снаряжение от популярного бренда, например американо-итальянского SCUBAPRO с регулятором типа Atomic, так один только регулятор может стоить 60 тысяч рублей, а вдобавок современный продвинутый наручный компьютер утроит цену комплекта.

Трехметровый макет Тауэрского моста в «подводном музее» у берегов мыса Тарханкут.

При выборе дайвинг-центра нужно остерегаться дешевизны. Как-то мой товарищ арендовал в Египте у бедуина акваланг — ​ржавый старый баллон — ​за 5 долларов. Нормальное погружение в дайвинг-центре стоило бы 30 долларов, а он сэкономил. Внутри баллона оказалась окалина, от которой забился дыхательный регулятор. Акваланг отказал на глубине 30 метров, товарищ еле всплыл — ​помог черноморский опыт!

Крым можно исследовать бесконечно, и море у его берегов — ​тоже. Я ныряю 35 лет, сделал множество погружений, а все равно знаю, что не все повидал. Надо быть ихтиандром, чтобы увидеть все. Кстати, подводные сцены знаменитого советского фильма сняты в Крыму, большинство — ​в бухте Ласпи: там на глубине 20–30 метров есть огромные валуны, величиной с пятиэтажные дома, которые образуют «улицы» с «перекрестками». Дайверы прозвали это место «Манхэттен».

«Аллея вождей» в «подводном музее» у берегов мыса Тарханкут.
Вся красота — ​там, где солнечный свет — ​это говорил еще Жак-Ив Кусто. Солнце просвечивает Черное море на большую глубину, но самые невероятные картины и игра света — ​до глубины 20 метров.

Подводный мир вокруг Крыма можно условно поделить на три зоны: Западное побережье, Южный берег, от мыса Айя до Судака, и Восточное побережье.

В Азовском море нырять тоже очень интересно, хотя мелко и вода мутновата. Стройка Керченского моста показала, что в иловых отложениях подводные археологи нашли много интересного — ​от античной посуды и обломков статуй до целых самолетов времен Великой Отечественной войны.

На Карадаге часто бывает хорошая видимость, также в районе поселка Орджоникидзе, на мысе Киик-Атлама, в районе мыса Опук, мыса Меганом. Но во время штормов вода у Восточного побережья мутнеет.

На Южном берегу большие глубины, берег обрывается достаточно круто вниз и вода всегда прохладнее. Но на ЮБК и не надо отплывать далеко от берега. Под Ласточкиным гнездом на глубине от 7 метров в скале шикарные пещеры и гроты — ​в них много видов рыб. Некоторые гроты продолжаются выше уровня воды — ​можно вынырнуть в пещере с куполом воздуха. На мысе Айя и мысе Меганом также есть живописные пещеры и гроты длиной более 50 метров. Там бьют источники пресной воды, например, в Екатерининском гроте под Айя. Смешение пресной и соленой воды видно, как рябь, рукой хорошо ощущаются разные по температуре потоки: вода из источника холодная — ​7–10 градусов. Особым шиком считается взять с собой пластиковую бутылку, поднести к выходу источника и набрать чистейшей пресной воды. Делать это можно только в мае-июне, когда из скал идет хороший напор, в другое время набранная вода будет с примесью морской. Ну а когда выныриваешь на поверхность, взгляд радуется пейзажам Южнобережья.

Начинающие дайверы любят грот Дианы на Фиоленте. Он находится над водой, а ниже ватерлинии — ​небольшая расщелина глубиной 4–5 метров. Все это хорошо просвечивается солнечным светом. Рядом на песчаном плесе еще лет 15 назад были видны остатки кораблекрушения времен Великой Отечественной войны. Говорят, это был деревянный тральщик: горел и затонул. Я видел на дне, под гротом, ящики со снарядами. В Севастополе море хранит еще очень много тайн Второй мировой войны. Все это постепенно заметается песком, заиливается, потом иногда вновь оголяется штормами…

Обитатель Черного моря скат-хвостокол (морской кот).

Запад полуострова — ​это для дайверов не евпаторийский песчаный пляж, а в первую очередь мыс Тарханкут с массой гротов и подводных арок. Там даже не нужно арендовать катер. Можно подъехать к берегу на машине, отплыть на 10 метров от берега — ​и оказаться в настоящей сказке с глубинами от 5 до 25 метров.

Видимых подводных руин древних городов у берегов Крыма нет. Штормы разрушают все до глубины 25 метров и заносят слоем песка и ила. Я был в прошлом году на раскопках Акры — ​это античный город, найденный у берегов Керченского полуострова. И за все лето только два дня видимость была несколько метров — ​тогда успели снять несколько кадров для фильма об античном городе. Все остальное время вода очень мутная.

У берегов древнего Херсонеса небольшая глубина и все размыто штормами. Я снимал под водой даже в районе Калос Лимена, ​в переводе с греческого — «Прекрасная Гавань». Наверху — ​руины древнегреческого поселения. Мне говорили, что под водой прямо остатки стен, которые уходят в море. Нет там уже видимых остатков стен, все давно разрушено и замыто песком.

Сохранившиеся корабли, не разбитые штормами, лежат глубже 25 метров. Это уже не для новичков, скорее для продвинутых дайверов. Глубина 30–40 метров — ​это такой холодный сумрак, «голубая бездна». Для таких погружений нужно иметь более серьезное снаряжение и освещение.

Дайверам не рекомендуется проникать внутрь затопленных объектов. И не только потому, что объекты культурного наследия и братские могилы охраняются законом. Это еще и достаточно опасно для непрофессионалов. Проникновение на затопленные техногенные объекты — ​это узкоспециализированный навык, для этого требуется специальное обучение и совсем другое снаряжение: дополнительные фонари, ходовые катушки, умение ориентироваться в полной темноте и при нулевой видимости и т. п.

Затопленные корабли в Черном море не превращаются в коралловый риф за 20 лет, поскольку у нас ниже соленость воды.

Ил и сероводород на больших глубинах — ​это идеальный консервант. Так что дно у берегов Крыма — ​это кладезь артефактов, здесь есть где разгуляться профессиональным подводным археологам.

На доступных глубинах — ​порядка 30 метров — ​лежат в районе Евпатории такие объекты, как, например, транспорты «Волгодон», Santa Fe, охотник за подводными лодками UJ- 102. Все они были потоплены в Великую Отечественную войну. В Форосе на глубине 7 метров лежит пароход «Ростов». К нему можно и без акваланга, в ластах нырнуть. Есть еще «Виновоз» — ​это условное название — ​греческий сухогруз, который разбился у мыса Айя. Он лежит под берегом, глубина — ​от 7 до 18 метров. Интересно смотреть на его корму, винт. Есть несколько затонувших корабликов-барж в районе Нового Света, Судака и мыса Меганом.

Для меня был интересен торпедный катер, затонувший в районе Феодосии на глубине 30 метров, а также военный транспорт «Жан Жорес», который высаживал наш десант в Феодосийскую операцию в 1942 году. Там получились хорошие кадры.

«Цесаревич Алексей» — ​интереснейшее судно. Оно подорвалось на мине в 1916 году, у Западного побережья, напротив Тарханкутского маяка. Там глубина 50 метров — ​это для любителя много. Но осмотреть корабль можно с глубины 42–43 метра — ​сфотографировать, проплыть сверху. Впечатлений масса — ​как будто вы побывали на «Титанике».

Напротив мыса Лукулл возле Севастополя на глубине 43 метра лежит подводная лодка «Малютка» серии М‑12. Лодка, наверное, участвовала в боевых действиях, но после войны была учебной или ее куда-то буксировали. С нее сняли пушку и якоря. Вероятно, она дала течь и затонула во время буксировки в мирное время.

Красивая, как хрустальная люстра, медуза корнерот жжется почти как крапива.

Чем глубже погружаешься под воду, тем меньше времени остается для пребывания на дне. На «Цесаревиче» дайвер может пробыть на глубине 40–45 метров около 15 минут. А «Жан Жорес» в Феодосии на глубине 10 метров можно смотреть около часа. Поэтому я люблю объекты неглубокие, когда есть время выбрать свет и хороший ракурс для съемок.

Человека тянет на глубину. Гидронавт Андре Лабан, главный инженер исследовательского судна «Калипсо», в 1960-е прожил несколько дней в экспериментальном обитаемом доме на глубине 40 метров. Ему сейчас под 90 лет. Однажды при встрече он рассказал мне о своих мыслях там, в доме под водой: «Глядя в иллюминатор в синеву моря, я видел, как солнечные лучи проникают и исчезают в голубой бездне. Хотелось туда уйти и посмотреть, что же там». Он это назвал Passion du bleu (франц.) — ​«Притяжение синевы».

Календарь публикаций

Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя   Май »
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930