Выбор редактора ДК №6 Крупный бизнес Первые лица Промышленность

Президент ОСК Алексей Рахманов: «Строительство плавучих кранов  на Севморзаводе начнется  уже в этом году»

Глава Объединенной судостроительной корпорации — ​о планах по развитию Севастопольского морского завода, перспективах строительства в Крыму плавучих кранов для Северодвинс­ка и рыболовецких судов для Тихого океана

Автор: Елена Васьковская
Фото: пресс-служба ОСК, ТАСС

«Центр судоремонта «Звездочка», входящий в ОСК, арендовал на 49 лет мощности Севастопольского морского завода. Компания уже вложила более 540 млн рублей в модернизацию верфи, которая при Украине находилась в глубокой стагнации и с 2010 года практически не функционировала. Сейчас Севморзавод набирает сотрудников, обслуживает суда Черноморского флота и успел завершить работу над первыми гражданскими заказами — ​реконструкцию парусного учебного судна «Херсонес», ремонт танкеров «Кострома» и «Иман», парома «Александр Ткаченко», буксиров «Каламит» и «Севастополец», скоростных катамаранов «Сочи‑1», «Сочи‑2», пассажирского теплохода «Артек».

7 млрд на развитие

— Алексей Львович, в каком состоянии Севастопольский морской завод вошел в состав ОСК?

— То, что мы увидели на Севморзаводе, было похоже на Сталинград после бомбежки — ​и по внешнему виду, и по фактическому состоянию, и по настроению коллектива. Сейчас мы в процессе восстановления завода.

— ОСК и Правительство Севастополя подписали меморандум о восстановлении завода в марте 2015 года. Что изменилось с тех пор?

— ОСК взяла часть ключевых активов предприятия в долгосрочную аренду — ​на 49 лет. Это позволяет вкладывать средства компании в развитие завода. Активный приток финансов начнется уже в этом году. Кроме того, мы начали заводить на Севморзавод заказы. Это делается и силами ОСК, и силами Правительства Крыма, и с помощью федеральных ведомств. В 2015 году объем производства по сравнению с 2014 годом вырос на порядок, а потом — ​в разы. Сейчас объем заказов — ​около 800 млн рублей, но планируется, что до конца текущего года Севморзавод увеличит его до 1,4 млрд рублей, а в 2017-м — ​до 3 млрд. По итогам 2016 года мы ожидаем получить выручку в объеме свыше 400 млн рублей. В бюджет Севастополя уже перечислено более 160 млн рублей налогов.

— Заказы гражданские или по линии ОПК?

— Есть и гражданские заказы, и военные, для Черноморского флота.

Севморзавод вернул себе роль основного предприятия, обслуживающего корабли ЧФ в ходе их жизненного цикла.

Есть соответствующие договоренности с Министерством обороны России, указ Президента Владимира Путина. Севморзавод включен в общефедеральную программу развития оборонно-промышленного комплекса, будет получать по этой линии средства на развитие.

— Шла речь о планах вложить в развитие Севморзавода около 7 млрд рублей до 2019 года.

— Да, общая сумма составляет более 7 млрд рублей. Это и федеральные деньги, и собственные средства ОСК. На первом этапе, рассчитанном на 2016–2017 годы, в рамках программы технического перевооружения предприятия должно быть освоено 2 млрд 64 млн рублей, на втором, до 2020 года, по плану реконструкции и модернизации производственных площадок — ​еще 5 млрд. Такие суммы дадут возможность планомерно развивать предприятие, вернуть Севморзавод в то состояние, которого он достоин.

— На что в первую очередь планируется направить эти средства?

— На реконструкцию и строительство гидротехнических сооружений, цехов насыщения, ремонт кранового и докового хозяйства, причального фронта. Необходимо сказать, что ОСК и «ЦС «Звездочка» только в текущем году уже вложили в развитие Севморзавода 540 млн рублей.

Плавучие краны для ОСК и не только

— Выполнение Гособоронзаказа и обслуживание кораблей Черноморского флота — ​это приоритет в стратегии развития Севморзавода или вы намерены развивать также гражданское судостроение?

— У нас в ОСК действует общий принцип: соблюдать паритет и баланс между военными и гражданскими заказами. Крен в любую сторону приведет либо к отсутствию длинных заказов, что губительно для судостроения, либо к тому, что мы не сможем привлекать современные знания и технологии, будем отставать и не видеть «линейки», которой бы можно было измерить наши достижения.

В гражданском судостроении есть возможность более точно, более эффективно сравнивать себя с конкурентами. Потому что узнать, сколько на самом деле стоит американская подводная лодка, практически невозможно.

Это тайна за семью печатями.

Паритет между военными и гражданскими заказами распространяется и на Севморзавод. Этот же принцип определяет политику модернизации предприятия. Кстати, сейчас мы начинаем проект модернизации судостроительного завода «Северная верфь» в Санкт-Петербурге — ​и говорим, что новые мощности будут работать и на «гражданку», и на военных. Такой подход позволяет обеспечить равномерную загрузку производства, избежать перерывов, которые для нас недопустимы. Для этого мы в ОСК формируем единое стапельное расписание, изучаем загрузку каждой верфи — ​и при необходимости перераспределяем заказы или перебрасываем специалистов. Севморзавод тоже будет задействован в этом процессе.

— Какие гражданские заказы будет выполнять Севморзавод?

— Мы планируем, что он вернется к строительству плавучих кранов. У предприятия есть огромный опыт в этой области, наработанный как в советские годы, так и в период вне России. Есть компетентность, которую мы считаем важным восстановить и эффективно использовать. Плавучие краны будут производиться для Северного машиностроительного предприятия (Севмаш, также входит в состав ОСК. — «ДК») с целью обеспечения технологического цикла строительства подводных лодок. Предполагаем, что краны производства Севморзавода смогут удовлетворить технологические потребности и других наших предприятий. Вероятно, эта продукция будет интересна и внешним заказчикам. Строительство плавучих кранов начнется уже в этом году.

— Когда может быть готов первый кран?

— Не хочу загадывать. Нужно понять, в каком режиме сегодня способен работать Севморзавод. Коллектив за последние несколько лет пережил достаточно драматические изменения — ​и сейчас мы собираем команду практически с нуля — ​человек к человеку, как большое лоскутное одеяло. Надо, чтобы люди сработались.

Мобильные бригады и практика судостроителей

— При СССР Севморзавод был крупнейшим промышленным предприятием Крыма — ​на верфи трудилось порядка 16 тысяч человек. Потом был украинский период истории завода, его приватизация, переход от одного собственника к другому — ​и численность коллектива сократилась до 200 человек. Сколько сейчас работников на Севморзаводе?

— Численность персонала сейчас — ​500 человек. Планируем в ближайшее время принять на работу еще 150 сотрудников, а в следующем году довести численность персонала до 1,2 тысячи человек.

— Есть ли планы вновь довести численность предприятия до советских показателей?

— Коллектив, безусловно, будет увеличиваться. Но я был бы осторожен в оценках. Есть две разнонаправленные тенденции, влияющие на численность сотрудников. С одной стороны, на заводе растет число заказов, а с другой — ​повышается автоматизация процессов. Отказаться от автоматизации мы не можем. Новые технологии — ​это экономия средств, решение проблемы дефицита профессиональных кадров, а самое главное — ​высокое качество исполнения работ. Так что в этом вопросе нужно искать компромисс, соблюдать баланс. В итоге численность коллектива будет зависеть от количества заказов, которые завод получит внутри ОСК, и от наших внешних заказчиков.

— Вы упомянули дефицит квалифицированных кадров. Как решаете эту проблему на Севморзаводе?

— Мы находим разные варианты решения. Приведу два примера. В рамках ОСК мы формируем пулы специалистов, которые можно будет перебрасывать с одного завода на другой, чтобы решать определенные задачи. Например, в Комсомольске-на-Амуре заканчиваем два изделия, и для того, чтобы оперативно это сделать, мы привозим людей из Петербурга, из Северодвинска, из Астрахани. Этот же принцип будет применяться и в Севастополе. Параллельно мы выращиваем нужных нам специалистов со студенческой скамьи. Мы с Министерством образования России собрали студентов-судостроителей со всех институтов страны, объявили конкурс студенческих проектов «Я буду строить корабли!». Первое место заняли студенты из Калининградского технического госуниверситета, второе и третье — ​из Севастопольского госуниверситета и Санкт-Петербургского морского технического университета. Из этих ребят сформировали молодежное конструкторское бюро и предложили им построить крупное судно, которое потом будет заниматься исследованиями моря для университетов, расположенных в прибрежных районах. В этой студенческой команде есть конструкторы корпусов, есть закупщики, есть команда по электродвижению и много-много в этом пароходе всего, включая солнечные батареи и функцию беспилотного движения. Центром конструкторской работы стал Севастопольский государственный университет. Мы попытались воспроизвести для студентов реальные условия, в которых трудятся специалисты ОСК. Строить судно «Пионер-М» начнем зимой на Севастопольском морском заводе, спустим на воду осенью следующего года. Будем строить такие студенческие суда и на Дальнем Востоке, в Калининграде. И таким образом через пять-семь лет мы будем иметь постоянный приток подготовленных молодых специалистов и создадим флотилию научно-исследовательских судов, которые будут приносить нам интересные открытия и помогать людям.

90 судов для тихоокеанских рыболовов

— Мы общаемся на Восточном экономическом форуме, где вы участвовали в обсуждении поправок к закону о рыболовстве. Согласно новым нормам, предприниматель в обмен на квоты по добыче минтая и сельди обязан построить рыбоперерабатывающие мощности на Дальнем Востоке либо инвестировать в приобретение рыболовецких судов российского производства. Может ли Севастопольский морской завод получить заказы на строительство судов в рамках этой программы?

— Программа, которую представляет Госкомрыболовство, предполагает строительство 90 единиц средних и крупнотоннажных рыбопромысловых судов к 2030 году. Суммарная мощность предприятий ОСК — ​12–15 судов в год. Поэтому задача построить 90 судов до 2030 года достаточно просто решается. Конечно, эти заказы мы будем перераспределять между заводами корпорации. И Севморзаводу работы хватит. Принципиальный для нас вопрос — ​локализация производства. Очень бы хотелось, чтобы государство выступило регулятором этого процесса, иначе может получиться так, что пароходы, которые построят на российских верфях, на 80% будут состоять из иностранных изделий. А при правильном подходе мы можем обеспечить долю в 52–53%, может, даже до 70% локального контента.

— Какие еще интересы в Крыму есть у Объединенной строительной корпорации?

— Мы достаточно плотно работаем с предприятием «Судокомпозит» в Феодосии (разрабатывает и производит корпуса и детали судов из полимерных композитных материалов. — «ДК»). Мы видим в нем потенциал, который был бы интересен всей корпорации.

Кроме того, вы никогда от меня не услышите, что структура корпорации сформирована окончательно и мы не будем заниматься сделками по приобретению новых активов. Эта работа идет регулярно.

— То есть какие-то из крымских предприятий судостроительного комплекса могут войти в состав ОСК?

— Сделки по приобретению компаний, как и деньги, требуют тишины. Но мы будем рассматривать любые возможности, появляющиеся в Крыму. Стратегия корпорации постоянно подлежит уточнению, и это может привести к решению о покупке тех или иных бизнесов, которые будут формировать и увеличивать капитализацию компании.

Реклама

Календарь публикаций

Ноябрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен   Апр »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930