Виноделие Выбор редактора ДК №6 Крупный бизнес Сельское хозяйство

Борис Титов: «Раздать людям по 20 гектаров — ​и сектор поднимется»

Председатель Совета Союза виноградарей и виноделов России предлагает одновременно развивать в Крыму «малое виноделие» и масштабное производство доступных виноматериалов

Текст: Сергей Гуленко
Фото: ТАСС

На севере — ​большие хозяйства, на юге — ​элитное виноделие

— Борис Юрьевич, по вашей оценке, как быстро в Крыму можно восстановить масштабы виноделия, утерянные в 1980-е годы?

— Общий уровень развития виноделия в Крыму сегодня низкий. Хотя есть отдельные хозяйства, которые являются образцовыми, входят в число наиболее передовых в мире. Это, к примеру, Alma Valley. Но чтобы восстановить в целом уровень виноделия в регионе, потребуются большие усилия. Мы, Союз виноградарей и виноделов России, разработали концепцию развития крымского виноделия. Потенциал для восстановления отрасли есть, но нужна серьезная работа со стороны государства и бизнеса. Первый этап после вхождения Крыма в Россию пройден. Было решено огромное количество технических вопросов в части стандартизации, получения лицензий, соблюдения действующих в России санитарных требований. Сейчас предприятия поэтапно выходят на новый технологический уровень.

В целом Крым — ​очень перспективная винодельческая провинция. Здесь несколько терруаров. На Южном берегу хорошо произрастает виноград для сладких и десертных вин. Севастопольская зона в основном подходит для производства сухих вин, но найти там хорошую почву сложно. Бахчисарайский район тоже подходит для виноделия. В Северном Крыму из-за климатических условий вырастить качественный виноград для топовых вин вряд ли получится. Там стоит производить виноматериалы для доступных вин.

— В Крыму принято считать, что крымское вино — ​самое лучшее.

— Это пока, к сожалению, не так.

— Как же повысить качество?

— Предприятия должны обновлять технологии, ведь многие не соответствуют требованиям времени. Есть и вопросы терруарные. Многие сейчас пытаются делать в Крыму сухое вино, но не все попытки успешны из-за природных, климатических ограничений.

Мы считаем, что необходимо развивать крупные хозяйства на севере Крыма, которые могли бы дать импортозамещение базового небрендированного виноматериала. Сегодня Россия закупает его в огромных объемах из ЮАР, Испании, Италии, Аргентины, Чили и бывших советских республик.

Второй путь — ​малое виноделие. Многочисленные небольшие хозяйства должны производить вина высокого качества в большом ассортименте. Здесь необходимы шаги со стороны государства. Мы предлагали чиновникам соз­дать реестр земель, которые пригодны для виноградарства, но не используются. Разделить эти участки на наделы до 20 гектаров и отдать людям, заинтересованным в малом виноделии. Инвесторов подобного рода в России огромное количество. Пока ни одного шага по реализации этих предложений не сделано.

 

«Автохтонные сорта выведут страну на мировой рынок»

— Крым под санкциями. На виноделии это сказывается?

— Конечно. Есть сложности с импортом оборудования, все надо делать через определенные компании. Кроме того, существует и транспортная проблема — ​вывозить из Крыма готовую продукцию по-прежнему дороже, чем, к примеру, из Абрау-Дюрсо под Новороссийском.

— Какой виноград можно считать визитной карточкой полуострова?

— Основной из так называемых автохтонных сортов — ​«кокур». Это белый сорт винограда, очень крымский. Сейчас многие сажают «каберне», «шардоне» — ​европейские сорта. Это классика виноделия. То, как ты сделал каберне, — ​показатель твоего уровня как винодела! Но перспектива стать лучшим в мире производителем каберне туманна. Другое дело — ​развитие своих автохтонных сортов, которые вполне могут конкурировать с зарубежными.

И нам нужно серьезно подумать над тем, чтобы соз­дать в России хотя бы один питомник автохтонных сортов винограда. Это должно быть полноценное предприятие с биологией, генетикой, передовой лабораторией. Питомник должен иметь возможность поддерживать генетическую чистоту каждого сорта. Мы вполне можем благодаря этим сортам завоевать мировой рынок.

— Какие перспективы у российских компаний на полуострове?

— Они приходят в Крым. Предприятие «Золотая Балка» недавно приобрело нового собственника из материковой России. Туда инвестируются огромные средства: высаживаются новые виноградники, строится винодельня, идут вложения в маркетинг. На полуострове уже работают винодельня Alma Valley и винодельня Saint Daniel, у которых также российские собственники.

— И с какими сложностями они сталкиваются?

— Угрозу санкций для инвесторов я считаю выдуманной, минимальной. Если российская компания инвестирует в Крым, персональных или корпоративных санкций ожидать не стоит, пока их никому не вводили.

Есть, конечно, особенности отношений с властями — ​как и в других регионах России. Надеюсь, в Севастополе станет проще с новым руководителем, ведь прежняя власть не очень была настроена содействовать винодельческому бизнесу.

— Насколько изменился российский рынок вина после воссоединения?

— Рынок не изменился, потому что крымские производители были на нем всегда. Но спрос на крымское вино, безу­словно, увеличился. Наиболее сильными игроками на полуострове считаются «Массандра», «Инкерман», «Новый Свет» и «Золотая Балка» — ​у них серьезные объемы производства и конкурентное качество. Игристое по классической технологии в России в коммерческих объемах делают только «Абрау-Дюрсо» в Краснодарском крае и «Новый Свет» в Крыму.

— А «Золотая Балка»?

— Это несколько другое вино, оно делается по другой технологии, но по качеству они сегодня быстро растут. В принципе рынок вина в России высококонкурентный, Крым — ​полноправный его игрок.

— Какова в целом ситуация на винном рынке России? Какой вектор?

— Рынок сейчас в стадии развития, хотя рост недостаточно быстрый. Решить эту проблему помогло бы снижение административной нагрузки. Хотя в то же время государство помогает: дотирует закладку новых виноградников, покупку оборудования, выплаты процентов по кредитам. Для малых хозяйств облегчили лицензирование и механизм использования ЕГАИС (Единой государственной автоматизированной информационной системы, которая применяется для учета алкогольной продукции. — «ДК»).

— Два крымских производителя — ​«Массандра» и «Коктебель» — ​уже получили лицензии на производство вина с защищенным географическим указанием (ЗГУ). Что даст привязка вина к месту сбора винограда?

— Это очень важный момент, переход на мировые стандарты виноделия. Защищенное географическое указание — ​это шаг к тому, чтобы принципиально изменить структуру виноградарства в России. При СССР, да во многом и сейчас виноматериал, произведенный где-нибудь в Ростове-на-Дону, нередко транспортировался, к примеру, в Крым, разливался по бутылкам, и на этикетки ставился какой-либо известный крымский бренд. Мы сейчас пытаемся привязать вино не к месту розлива в бутылки, а к винограднику, к терруару. Ведь качество вина напрямую зависит от того, где выращен виноград.

Сегодня российские производители могут, получив лицензии, соотнести свой продукт с одной из восьми крупных винодельческих зон. И покупатель будет уверен: с ним не лукавят, у него есть гарантия, что это вино сделано из винограда, выросшего, например, в Крыму. На следующем этапе производитель сможет указывать не просто географическую зону, но более компактную территорию — ​то, что во Франции называется апелласьон. Это позволит создать в России географические винные бренды, такие как французские «Медок» или «Сент-Эмильон», а в результате будут расти качество продукта и интерес потребителя.

Новости

Календарь публикаций

Ноябрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен   Апр »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930