Виноделие ДК №6 Крупный бизнес Экономика

Россия переходит на белое

Потребители стали лучше разбираться в вине и чаще выбирают тонкий и легкий вкус

Текст: Александра Захарова
Фото: Shutterstock

Мода на отечественное или иностранное вино прошла — ​сегодня россияне выбирают напитки прагматично, ориентируясь на цену и качество. Продажи дорогих вин снизились, но средний ценовой сегмент по-прежнему растет. О ситуации на рынке «Деловому Крыму» рассказал Михаил Бодухин, генеральный директор виноторговой компании «Форт», одного из крупнейших в России дистрибьюторов вина.

Дешевые вина уходят с рынка

— Что сейчас, на ваш взгляд, происходит с российским рынком вина? Насколько остро чувствуется спад в экономике?

— Ситуация на рынке вина точно такая же, как и на остальных рынках. Вино — ​это продукт ежедневного потребления, соответственно, ежедневное его потребление никуда не девается. Спрос был, есть и будет.

Кризис выражается в том, что ценовые предпочтения потребителя изменяются в низшую сторону. Но наша аудитория — ​люди, которые имеют постоянный и стабильный доход, — ​ощутила кризис в меньшей степени и может себе позволить сменить свои предпочтения с тысячи рублей за бутылку до 600 рублей, но при этом не отказываться от хорошего продукта. Более того, уверен, что рынок в среднем ценовом сегменте даже пополнится за счет тех, кто раньше пил вина по цене свыше 2 тысяч рублей и теперь переходит на чуть более дешевые.

А вот рынок дешевых вин — ​по 200–300 рублей — ​пострадает сильнее, потому что их потребители легко могут переориентироваться на любую другую спиртосодержащую продукцию.

В регионах людей с устойчивым средним доходом меньше, поэтому там всегда было высокое потребление более дешевой продукции. Эта категория потребителей уходит с рынка.

Но те, кто пил вино среднего ценового сегмента, так и продолжают его пить. Снижение рынка произошло как раз за счет потребителей вина с низкой ценой.

В принципе по отгрузкам в среднем и премиальном сегментах для нас ничего в регионах не изменилось.

— В последние несколько лет на рынке вина прослеживается тенденция перехода от полусладкого к сухим винам. Это тренд?

— Конечно. Кто потреблял полусладкое? Потребители низкоценового сегмента. И полусладкое вместе с ними потихонечку уходит с рынка. Кроме того, эти люди начинают потреблять винные напитки, которые намного дешевле. Для них нет принципиальной разницы меж­ду вином и винными напитками, в которых сахара одинаково много. А цена на винный напиток может составлять и 60, и 80 рублей в регионах.

Де-факто полусладкого вина в средней ценовой категории почти не осталось. Впрочем, по словам наших коллег, которые работают в более низкой ценовой категории, там потребление полусладкого сохраняется, хотя и сильно падает. А мы фиксируем абсолютную невостребованность этой продукции.

Кстати, наметилась и другая тенденция — ​растет потребление белых вин. В 1990-е, когда мы начинали свой бизнес, продавалась одна бутылка белого на четыре красного. Потом этот показатель изменился на один к трем — ​и это соотношение держалось очень долго, буквально до начала 2010-х. В последние два года мы видим четко, что тенденция идет один к одному.

— Почему потребители начали выбирать белые вина?

— Потому что белые вина, как правило, более тонкие, требуют развития вкусовых рецепторов и большего понимания в энологии. Они более легкие, от них не наступает быстрое опьянение, как от красного. Уверен, это связано с рос­том культуры потребления вина. То есть люди стали пить вино не для опьянения, а ради получения определенного вкусового удовольствия.

— А как сейчас выглядит типичный потребитель вина?

— Это относительно молодые люди. Не молодежь, которая пьет коктейли, а женщины от 24 и молодые люди от 30 до 45 лет.

Около 70% посетителей нашего винного клуба — ​женщины в возрасте около 40 лет. А среди клиентов винотек в основном мужчины. Женщинам нужно общение и возможность показать свои наряды, поэтому они выбирают мероприятия.

Крымское пино нуар мирового уровня

— Продукция каких стран составляет основу ассортимента компании?

— Основной объем продаж у нас приходится на вина Нового Света. Мы занимаем ведущие позиции на российском рынке в импорте из Чили, Австралии. Новой Зеландии, ЮАР и Аргентины.

— Что скажете о качестве российских вин?

— Благодаря тому, что Крым перешел в юрисдикцию России, на рынке создалось определенное давление со стороны регионального качественного виноматериала. В Крыму существуют признанные в мире винодельческие зоны, соответственно, появляется хороший продукт. Мы, например, работаем с Павлом Швецом и его Uppa Winery. У нас была слепая дегустация, на которой мы поставили его винам оценки примерно такие же, как и зарубежным, причем во всех ценовых категориях. Его пино нуар, на мой взгляд, по качеству и цене соответствует лучшим образцам из Новой Зеландии и Европы. Это качество мирового уровня. Для нас это был первый такой позитивный опыт. Раньше нам не удавалось найти российское вино, которое шло бы вровень с зарубежными аналогами по цене и качеству.

После знакомства с Uppa Winery прошло уже два года. За это время мы наблюдаем, что количество таких виноделен, которые соответствуют мировым требованиям, у нас становится ощутимо больше.

— Вы планируете расширять портфель российского вина?

— Это сейчас сложно. У нас, конечно, есть в портфеле российское вино: это и Fanagoria, и «Лефкадия», и крымская «Усадьба Перовских». Но это разные истории. Одно дело, когда мы просто продаем, то есть работаем на рынок, где есть потребность в определенных винах. Другое дело, когда мы активно продвигаем продукцию, в качестве которой уверены на 100%. Второй вариант — ​это вина Швеца. Конечно, мы занимались и будем заниматься дистрибуцией российских вин, но работать над ассоциированием брендов виноделен и нашей компании не так просто, ведь мы берем на себя ответственность, что винодел не наделает ошибок.

— А в чем российское виноделие отстает от Нового Света?

— Проблема в том, что у нас существует 30-летний технологический разрыв в производстве после времен «сухого закона». Это очень много. Понимаете, чтобы лоза начала давать виноград в нужном количестве и с правильной концентрацией микроэлементов, минеральных и ароматических веществ в ягоде, требуется около 20 лет.

Виноградарство — ​это самая долгая в инвестиционном плане сельскохозяйственная отрасль. Первый урожай лоза дает на третий год. Но это будет в лучшем случае ординарное вино, с которым работать и работать.

А чтобы получить вина, которые можно сопоставлять по качеству с зарубежными, лоза должна расти 10–15 лет как минимум. Когда лоза подрастет, когда ее корни уйдут на 15–20 метров вглубь, вот тогда можно будет говорить о прорывах в виноделии.

Кстати, у Павла Швеца лозы достаточно молодые, и те вина, которые он делает, — ​это невероятный по качеству результат для такого возраста лоз. Есть подобные вина в России, конечно. Но они редки, производятся в небольшом количестве и поэтому неоправданно дороги. На топовом уровне качества между российскими винами нет конкуренции. Есть единичные образцы, поэтому и цена на них формируется по принципу «пальцем в небо».

— Как, на ваш взгляд, потребитель относится к российскому вину?

— Год назад была мода на российское вино, но сейчас потребителю важен хороший продукт. Если наше вино не будет конкурировать с иностранным, его никто не купит. Была ситуация, когда курс доллара не позволял импортным винам быть дешевле 300 рублей, соответственно, отечественные вина по 250 рублей побеждали. А сейчас цены выравнялись, и решающий фактор — ​качество.

Реклама

РИА Новости Крым

Календарь публикаций

Ноябрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен   Апр »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930