В деталях ДК №5

Фабрика деликатесов

Крупнейшая в России ферма устриц и мидий почти год работает на западе Крыма

Текст: Виктор Лашенко
Фото: Макс Ветров

Генеральный директор и совладелец компании «Крымские морепродукты» Дионисий Севастьянов рассказал «Деловому Крыму», почему крымские устрицы вкуснее французских.

— ​Идея выращивать моллюсков в Крыму пришла к нам с сестрой после воссоединения Крыма с Россией, — ​вспоминает господин Севастьянов. — ​Создали компанию сразу после переходного периода — ​в феврале 2015 года. Потом купили заброшенную и разваленную мидийную ферму на Донузлаве, у которой остались документы на пользование рыбоводным участком. Это место прекрасно подошло — ​здесь есть нужные природные факторы: защищенность от больших штормов, подходящая температура воды, достаточная глубина и течение, свободные участки берега для причала и инфраструктуры.

Конкурентов у нас нет

— У вас был опыт в этой сфере?

— Мы инвесторы. Опыт и основа коллектива в нашей компании — ​это специалисты, которые раньше практиковали выращивание моллюсков в небольших объемах и ценных пород рыбы в садках. Сейчас они с определенной периодичностью консультируются и практикуются у наших европейских партнеров. Посещают европейские выставки по аквакультуре. Европейцы с удовольствием нас принимают и с нами сотрудничают.

— Много в России подобных ферм?

— Моллюсков в таких промышленных объемах в России не выращивает никто. Нет опыта, специалистов, оборудования, посадочного материала. Только на Дальнем Востоке добывают дикую устрицу по квотам — ​она и по качеству уступает крымской, и по объемам добычи.

Поэтому сейчас мы не чувствуем конкуренции — ​нет хозяйств, способных с нами соперничать. Это открывает большие возможности для поставок нашей продукции во все регионы России. Но с другой стороны, мы готовы сотрудничать с другими участниками рынка, помогать начинающим хозяйствам. В Европе и Америке выращивание морепродуктов очень развито, а у нас пока нет.

— На каком этапе сейчас реализация проекта?

— В ноябре будет год, как ферма начала работать. Пока мы в начале пути, но уже добились хороших показателей: выращиваем больше 5 млн товарных устриц и около 1,5 тысячи тонн товарной мидии. Это как раз тот объем устриц, который до введения санкций ежегодно ввозился в Россию из стран Европы. Процесс выращивания устрицы — ​от спата (личинок. — «ДК») до товарного размера — ​занимает около двух лет. То есть мы своими силами полностью закроем дефицит устриц в 2017–2018 году.

Инвестиционный проект на Донузлаве предполагает развитие производства на трех земельных участках, но в стадии выделения только один. На нем мы построим питомник. Выделение еще двух участков, которые нужны под переработку продукции, затянулось.

Это земли запаса, они не используются и не имеют кадастровых паспортов. На них претендуют военные, ведь на Донузлаве находятся и военные объекты. Поэтому возникла волокита: Правительство Крыма одобрило выделение участков, а Министерство обороны не согласовывает и не желает, чтобы там велась инвестиционная деятельность. Мы, конечно, надеемся на понимание и поддержку власти на всех уровнях, так как нам нужны эти участки для строительства береговой перерабатывающей базы.

— К кому сроку ферма выйдет на запланированный уровень производства?

— Мы хотим нарастить объем выращивания устрицы до 10 млн штук в год, мидий — ​до 2–3 тысяч тонн в год. На максимальные мощности планируем выйти к осени 2017 года или к весне 2018-го.

Мы уже технически готовимся к увеличению производства. На стадии подписания находится контракт на покупку в Италии судна, которое станет площадкой по переработке мидий и устриц.

Французы построят устричный питомник

— Вы сказали, что будете строить питомник.

— Да, Правительство Крыма уже согласовало выделение участка под строительство. Идут переговоры с французской компанией, у которой есть необходимые нам технологии и оборудование. Мы уже на стадии подписания контракта, по которому французские специалисты приедут в Крым и построят нам устричный питомник, а также обучат наших специалистов, либо мы пройдем практику во Франции.

Планируем запустить питомник в конце этого года или начале следующего. Работаем над проектом. Это позволит не импортировать спат устриц из Европы, а выращивать из собственного посадочного материала. Мы также сможем продавать спат всем аквахозяйствам, которые пожелают разводить устриц. У нас большие планы.

— Получается, ваш бизнес пока зависит от западных технологий?

— В России нет действующих питомников, которые могут обеспечить молодые хозяйства спатом устрицы. Европейские поставки попали под санкции. Поэтому мы обратились с ходатайством на имя премьер-министра России Дмитрия Медведева — ​и это дало результат. Спат устрицы вывели из санкционного списка, появилась возможность напрямую покупать во Франции и Испании.

Оборудование для фермы мы привезли из Италии и Испании. Но уже заключили контракты с отечественными производителями, которые готовы выпускать нужное нам оснащение — ​садки, сетки, коллекторы для мидий и устриц.

 

Друзья пугали санкциями

— Есть ли в планах строительство новых ферм в других регионах полуострова?

— В начале реализации инвестпроекта мы рассматривали несколько вариантов. Первый — ​район Феодосии, поселок Орджоникидзе. Но там проект не состоялся, так как береговая линия находится в сфере интересов Минобороны.

Второй — ​район Кацивели, Симеиза, Понизовки. Выбрали подходящие участки морской акватории, подали их в специальную комиссию, которая признала и утвердила эти акватории пригодными для аквакультуры. Федеральное агентство по рыболовству объявило аукцион. Мы его выиграли и уже владеем двумя участками общей площадью около 210 гектаров — ​это полоса прибрежной акватории длиной порядка 10 километров от Понизовки до Алупки. По договору о рыбоводном участке там предполагается выращивание мидий и устриц, а также четырех видов ценных пород рыб. Однако и тут нас ждали сложности, связанные с предоставлением земли для обслуживания судов и строительства цехов для переработки. Правительство Крыма предлагает нам самим искать альтернативные участки, поэтому пока вопрос затянулся. На данный момент для нас главный фронт работы — ​это Донузлав.

— Не опасались рисков, связанных с санкциями вокруг полуострова?

— Поначалу друзья-инвесторы пугали нас непонятной ситуацией, сложившейся в Крыму. Но мы решили ничего не бояться и окунулись в процесс с головой. Рассчитываем реализовать все планы, с которыми пришли в Крым. Кто не боится, у того все получается.

 

Сложно быть первым

— Дорого стоит открыть устричную ферму?

— Не буду скрывать: достаточно затратный бизнес. На данный момент приходится все закупать в Европе — ​от спата до оборудования. Необходим хороший запас финансов. Мы привлекаем в проект собственные средства, не пользуемся займами, поэтому нам проще. Переориентация на отечественное оборудование позволит в два раза снизить затраты.

Всегда сложно тому, кто идет первый. Мы рассчитываем, что наш опыт по минимизации расходов пригодится новым игрокам на рынке аквакультуры.

— Сроки окупаемости просчитывали?

— Порядка трех лет. В нашем случае — ​ориентировочно к 2019 году.

— Есть ли содействие со стороны власти?

— Крымские власти нас поддерживают, они рады каждому инвестору. Глава Крыма Сергей Аксёнов встречался с нами, готов помогать. Но есть проблемы, которые не в его компетенции. В основном это связано, как я уже говорил, с выделением земель для обустройства береговой базы. Трудно получить на требуемые участки земли согласование от Минобороны, но будем надеяться, что это издержки переходного периода и нам дадут полноценно развиваться.

А так в целом все понимают, что наш проект — ​это инвестиции, большие вложения, создание рабочих мест, производство экологически чистой и свежей продукции, которой нам так сейчас не хватает.

Отдельная признательность — ​Федеральному агентству по рыболовству, которое всегда нас поддерживает и помогает.

Донузлав

Крупнейшее озеро Крыма, превращенное в 1961 году в морской залив (была разрыта перемычка, отделяющая озеро от моря).

Площадь — ​48,2 км2.

Длина береговой линии — ​104 км.

Наибольшая глубина — ​27 метров.

Соленость воды в устье озера такая же, как в Черном море, к верховьям содержание соли снижается благодаря подземным родникам.

Донузлав надежно защищен от штормов и является одной из лучших гаваней Черного моря, не уступая Севастопольской и Балаклавской бухтам.

Крымские устрицы на столах европейцев

— Насколько велик в России спрос на морепродукты?

— Устрицы завозятся в Россию в основном из стран Азии и Марокко. Варено-мороженую мидию поставляют из Чили. В ресторанах и магазинах не хватает качественной, свежей продукции, поэтому многие отечественные компании ждут наших поставок.

Мы уже заключаем и обсуждаем перспективные контракты с сетевыми магазинами и известными торговыми компаниями, которые работают на российском рынке морепродуктов. По их заявкам мы понимаем, что в соотношении с уровнем спроса наши объемы производства — ​это просто мизер.

— Какие у вас каналы сбыта?

— Наша дистрибьюторская компания уже реализует готовую свежую продукцию по всему Крыму. Пока продаем в регионе порядка 10–15 тысяч устриц и несколько тонн мидий в неделю в HoReCa. Обеспечиваем самые известные рестораны и гостиницы.

Есть поставки по Краснодарскому краю, в рестораны Москвы, Санкт-Петербурга, Сочи, Ростова-на-Дону. В Москве наши морепродукты можно заказать онлайн, в службах доставки продуктов. Есть предложения и из других городов России. Отправляем пробные партии на семплинг, проводим маркетинговые исследования рынка, чтобы в следующем году наладить регулярные поставки.

Особый прицел — ​на города, которые в 2018 году примут чемпионат мира по футболу: будет что предложить меж­дународным болельщикам.

В целом спрос на морепродукты растет. Еще два года назад никто не понимал, что такое устрица в Крыму, и с чем ее едят. А сегодня уже проходят устричные праздники и вечера. Число ресторанов, которые предлагают блюда из устриц и мидий, увеличилось в десятки раз.

— Возможен ли экспорт продукции в другие страны?

— Мы ставим перед собой такие задачи. Тем более что такие поставки уже были. Еще в дореволюционной России именно в Крыму начинали выращивать устрицу. Проекты поражали своими масштабами. Тогда во Францию из Крыма поставлялось около 6 млн устриц в год. Центром этого бизнеса была Балаклавская бухта под Севастополем. Сегодня, к сожалению, она непригодна для выращивания устриц из-за загрязнения.

— Есть разница между черноморской устрицей и, например, той, которую выращивают в европейских странах?

— В Черном море соленость воды — ​всего 18 промилле, а в Средиземном — ​примерно 33 промилле, и это заметно отражается на вкусовых качествах моллюсков.

Наша устрица слабосоленая, со сладковатым привкусом, поэтому на нее большой спрос.

Французы специально строят искусственные бассейны и разбавляют соленую воду пресной. А у нас для этого есть природные условия — ​изощряться не нужно.

— Являетесь ли вы участником крымской Свободной экономической зоны?

— Мы претендуем на статус резидента СЭЗ, находимся в стадии подписания инвестиционного соглашения по строительству питомника. Участие в СЭЗ позволит оптимизировать налогообложение и таможенные сборы.

Новости

Календарь публикаций

Сентябрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл   Ноя »
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930