ДК №4 Международное сотрудничество Экономика ЯМЭФ

Президент Thomas Vendome Жан-Пьер Тома: «Европейский бизнес выступает против санкций»

Ограничительные меры в отношении России могут быть отменены после выборов в США и странах ЕС

Текст: Дмитрий Жмуцкий
Фото: Анастасия Дьячкова

Президент инвестиционной компании Thomas Vendome Жан-Пьер Тома был в 2011–2012 годах советником президента Франции Николя Саркози по развитию экономических отношений между Францией и Россией. Сейчас он не сотрудничает с французским правительством, но по-прежнему проводит много времени в России, являясь признанным на Западе специалистом по российской экономике. Несмотря на это, господин Тома был в Крыму лишь дважды — ​вскоре после референдума о воссоединении с Россией и на II Ялтинском международном экономическом форуме. После выступления на пленарном заседании Форума инвестиционный банкир и владелец консалтинговой фирмы дал эксклюзивное интервью «Деловому Крыму».

ЯМЭФ — ​это серьезная работа

— Позвольте начать разговор с вопроса о форуме. Как Вы оцениваете мероприятие?

— Это была серьезная работа. Участники Форума демонстрировали энтузиазм, но в то же время дискуссии были реалистичными, открыто обсуждались проблемы, сдерживающие развитие бизнеса. Заметно, что и власть, и бизнес-сообщество прилагают серьезные усилия для экономического развития Крыма.

— В своем выступлении на пленарном заседании форума Вы призвали европейский бизнес уже сейчас готовиться к более активной работе в России и в том числе в Крыму. Почему Вы, несмотря на применяемые в отношении России санкции, считаете, что уже пора?

— Мы должны предвидеть отмену санкций и уже сегодня готовиться к этому.

Бизнесменам здесь, в Крыму, пора готовить проекты, подыскивать зарубежных инвесторов. Было бы правильно заранее провести все переговоры, чтобы к моменту прекращения санкций все были готовы действовать. Потому что нет никакой уверенности, что санкции продлятся годы. Речь может идти о месяцах.

— Почему Вы так оптимистичны? Переговорный процесс в Минске за последний год особо не продвинулся…

— Препятствием для переговорного процесса в Минске является тот факт, что Украиной управляют две внешние силы. Одна из этих сил — ​Евросоюз — ​последовательно требует соблюдения минских соглашений. Но вторая сила — ​США — ​не занимает столь же принципиальную позицию, и из-за этого прогресса в минском процессе нет. Так что в этом отношении оптимизма нет.

— Тогда отчего Вы предполагаете, что санкции могут продлиться недолго?

— Ситуация в мире меняется. Выборы во Франции (выборы президента Франции состоятся в апреле 2017 года. — ​«ДК») определенно принесут сильные изменения во внешнеполитическом курсе страны. Это касается и Германии (выборы депутатов Бундестага, которые, в свою очередь, выберут федерального канцлера, намечены на август-сентябрь 2017 года. — ​«ДК»). Кроме того, мы ожидаем результаты президентских выборов в США (8 ноября 2016 года. — ​«ДК»). Достаточно велика вероятность изменений в глобальной политике после всех этих выборов.

Ситуация уже изменилась по сравнению с моментом введения санкций против России. На данный момент в первых строчках мировой повестки дня стоят другие вопросы, более важные, более актуальные для мира, такие как борьба с терроризмом. Для борьбы с терроризмом, с ИГ необходимо объединение усилий Европы, США и России — ​и это дает основания ожидать изменений в политике стран Запада в отношении вашей страны.

Ряд европейских стран уже сегодня официально выступают против антироссийских санкций. Думаю, усилий нескольких стран ЕС будет достаточно, чтобы прекратить санкции в отношении РФ, связанные с ситуацией на Украине.

Нам в Европе нужен экономический рост, нужна кооперация, развитие сот­рудничества со всем миром, в том числе с Россией и Крымом.

Время вкладывать в производство

— В России часто звучат заявления о том, что санкции как инструмент давления оказались неэффективны. Каково Ваше мнение?

— Больше того, у санкций есть и позитивная сторона. Они, как верно заметил Президент России господин Путин, дают возможность перестроить экономику страны. Накачать мускулы экономики, снизить зависимость от внешних факторов. Если после распада СССР экономика России работала в основном на экспорт, то сейчас она перестраивается.

Но все же ситуация не идеальная, в интересах России ее менять. И у России для этого есть достаточно широкие возможности. У вашей страны большой опыт противостояния Западу. Россия успешно противостояла Наполеону, Гитлеру, сейчас она противостоит санкциям.

Санкции очень значительные, но сопротивляемость, стойкость народа России — ​это абсолютно уникальное явление, совершенно непонятное людям Запада. Если во Франции выключить электричество — ​через полдня будет революция.

Мы немного разбаловались. А здесь, в Крыму, был значительный дефицит электроэнергии — ​и люди стойко это перенесли. Это большая разница.

Когда я охотился в Сибири, на Байкале, в тайге, я общался с людьми, которые там живут. И я понимал, что для них санкции — ​это просто смешно. Между нами есть качественное отличие. Но большинство людей на Западе, в том числе и политики, этого не понимают.

— Кроме руководства инвестиционным фондом Вы консультируете западные компании по вопросам работы в России…

— Это так. Например, я посоветовал фармацевтической корпорации Sanofi начать производство в России, и они открыли здесь завод по производству вакцин.

— Как Вы оцениваете сегодняшние настроения западного бизнеса в отношении России? Есть ли заинтересованность в работе здесь?

— Безусловно. Слабый рубль означает удачную возможность для инвестиций. Это арифметика: то же количество евро можно конвертировать в большее количество рублей. Фактическая стоимость труда снизилась почти вдвое, и теперь для реализации бизнес-проектов необходима меньшая сумма.

Но при этом стратегия европейских инвесторов в России должна поменяться. Сейчас нужно вкладывать не в продажи, не в систему распространения продуктов или услуг, а в производство.

Потому что санкции заставили Россию начать трансформировать экономику, заново создавать промышленность, индустрию. Так что правильная стратегия для европейских бизнесменов и в первую очередь для инвесторов — ​это привозить сюда новые технологии, обучать персонал, формировать команду, налаживать производство — ​и лишь потом заниматься маркетингом.

Особенность нынешней ситуации в России в том, что стоимость труда низкая, но при этом благодаря многолетней работе эффективной системы образования в стране есть квалифицированная рабочая сила.

Конечно, для работы по новым технологиям этим людям понадобятся дополнительные навыки, — ​но этот вопрос можно решить.

Это, кстати, повышает актуальность сот­рудничества между университетами ЕС и России. Западный бизнес заинтересован в таком сотрудничестве, потому что от него зависит эффективность инвестиций в российскую экономику.

 

Интерес к Крыму огромный

— А как насчет Крыма? Вызывает ли он интерес делового сообщества Запада?

— Достаточно взглянуть на список присутствовавших на сегодняшнем деловом завтраке с участием первых лиц Крыма и зарубежного бизнес-сообщества. Большинство гостей были из Европы: из Италии, Греции, Франции, Германии, Австрии, других европейских стран. Это показывает, что бизнес-сообщество Евросоюза заинтересовано в расширении сот­рудничества с Россией и, в частности, с Крымом. Интерес к Крыму огромный. Французские инвесторы готовы приходить в Крым — ​это я могу сказать с полной уверенностью. Хотя санкции, конечно, их сдерживают.

Это касается и компаний из США, которые тоже хотят вернуться в Россию, усиливать здесь свое присутствие. Это касается и крупных международных инвестиционных фондов. Все они заинтересованы в снятии санкций. Когда запрет будет снят, когда занавес поднимется, активность бизнеса будет очень высокой.

— То есть интересы бизнеса стран Запада и позиция правительств по этому вопросу противоречат друг другу?

— Да, на данный момент это так: дип­ломатия против бизнеса. Причем российский бизнес и европейский бизнес в данной ситуации находятся на одной стороне. История показывает, что интересы бизнеса — ​это обычно отражение интересов людей. И побеждают в итоге именно эти интересы. На этом стоит демократия.

— Какие отрасли экономики Крыма, на Ваш взгляд, потенциально наиболее привлекательны для зарубежного бизнеса и инвестиций?

— У региона есть значительные возможности в сельском хозяйстве, в транспортной сфере. Но главное — ​это сумасшедший туристический потенциал.

Я с большим удовольствием посещаю Ялту — ​это один из самых красивых городов планеты. Она мне напоминает Ниццу 15-летней давности.

Здесь происходит очень много положительных изменений, но, конечно, и Ялта, и Крым еще нуждаются в реконструкции и модернизации.

Огромные французские компании готовы развивать здесь туризм — ​строить отели, создавать развлекательные парки, развивать транспортную инфраструктуру. Есть проект создания на Южном берегу Крыма так называемого кэблайна — ​это новый вид общественного транспорта, похожий на канатную дорогу.

Такие кэблайны работают, например, во французском Куршевеле. Есть проект связать такой трассой Ялту и Алушту. Или начать маршрут чуть дальше, от вершины Ай-Петри. Это позволит избегать дорожных пробок, показать пассажирам с высоты прекрасные крымские пейзажи и снизить негативное воздействие на природу Южного берега. Будущее крымского туризма — ​вот за такими новыми технологиями. Каждый такой объект, будь то кэблайн или парк развлечений, поможет дополнительно повысить привлекательность Крыма, прив­лечь сюда новых туристов.

Я был на открытии корпоративных спортивных игр в Ялте — ​они прошли в рамках Форума — ​и предложил провести в Крыму международные корпоративные игры, пригласив на них в том числе участников из Франции. Считаю, что нужно уже сейчас, заранее инвестировать в PR, в рекламу Крыма в Европе. Рекламировать его в Германии, в Австрии. Если европейцы узнают, что здесь можно недорого снять отель и качественно отдохнуть, — ​они приедут.

Календарь публикаций

Июнь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июл »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930