Выбор редактора ДК №4 Индустрия отдыха Туризм

Крым — лучшее место в мире для дайвинга к затопленным кораблям

Организатор фестиваля «Экстрим Крым» — ​о потенциале активного отдыха в Крыму, бюрократических трудностях и преимуществах полуострова перед Краснодарским краем

Текст: Андрей Зотов
Фото предоставлены фестивалем «Экстрим Крым»

Фестиваль «Экстрим Крым» прошлым летом собрал на Тарханкутском полуострове около 15 тысяч любителей активного отдыха и стал самым массовым мероприятием туристического сезона. Однако, несмотря на быстро растущую популярность, фестиваль третий год подряд приносит организаторам убытки. Теряя деньги, главный организатор «Экстрим Крым» Константин Выдыш не теряет энтузиазма. Свои вложения в фестиваль господин Выдыш рассматривает как долгосрочные инвестиции и рассчитывает, что проект станет прибыльным через несколько лет, с ростом популярности Крыма у любителей активного отдыха.
О перспективах спортивного туризма в Крыму глава региональной Федерации экстремальных видов спорта рассказал в интервью «Деловому Крыму».

— С чего начался «Экстрим Крым»?

— У меня есть магазин с таким названием, в нем продаются товары для экстремальных видов спорта. В 2013 году, в августе, магазину исполнилось пять лет. Мы с друзьями решили отметить юбилей необычно, масштабно — ​и возникла идея организовать фестиваль активного отдыха на воде.

В Крыму на тот момент проводилось множество летних событий, но эта ниша была не занята. Первый фестиваль длился три дня и собрал на мысе Тарханкут, в Оленевке около 300–350 подводных охотников и дайверов.

Мы выбрали это место, потому что там самое чистое в Крыму море, которое лучше всего подходит для погружений. Тогда у меня в гостях были друзья из Турции и Германии — ​фестиваль получился международным. Организация мероприятия обошлась мне и группе моих друзей в 10 тысяч долларов. И всю осень, всю зиму мы провели с мыслями о том, что нужно развивать эту идею, разрабатывать формат фестиваля активного семейного отдыха.

— Второй фестиваль прошел уже в 2014 году, после воссоединения Крыма с Россией…

— Да, в том году ситуация с массовыми туристическими мероприятиями сильно изменилась. В 2013-м одновременно с нашим фестивалем проходили семь различных мероприятий. Среди них были крупные проекты с десятками тысяч участников: байк-шоу «Ночных волков», Z-Games. А в 2014-м многие фестивальные проекты не проводились.

— Почему?

— Вспомните то лето. Туристов было немного. Во-первых, сложности с транспортом: авиарейсов было еще мало, паромная переправа работала отвратительно. Во-вторых, политическая обстановка.

Тем не менее мы решили: нужно проводить фестиваль. Знали, что будут убытки, — ​но несмотря на это вложили 5 млн рублей.

В мае приехали на Тарханкут, чтобы оценить обстановку. Там даже собаки не лаяли. Гостиницы, отельчики — ​все стояло закрытое, туристов не было. В тот год продажа билетов была символическая, чтобы хоть кто-то приехал.

— А зачем вообще проводили фестиваль, если ждали убытков?

— Чтобы показать, что проект живет и развивается. Ради этого мы были готовы к вложениям, которые окупятся в лучшем случае через несколько лет.

Кроме того, в то время как раз обсуждалась концепция Федеральной целевой программы развития Крыма и Севастополя. Оленевка включена в эту программу как один из шести создаваемых в Республике Крым туристических кластеров. Это стало возможно в том числе благодаря нашему фестивалю, нашим усилиям. Причем ФЦП предполагает именно создание территории активного отдыха и экстремального спорта.

— Через год ситуация изменилась?

— Да, прошлым летом туристов было больше, и за девять дней «Экстрим Крым» посетили около 15 тысяч человек. Фестиваль вырос, на нем уже были представлены более 20 видов спорта. Виндсерфинг, кайтсерфинг, каякинг, сабсерфинг. Был так назывемый спорт шаговой доступности, которым можно заниматься в любом жилом районе: воркаут, паркур, ролики, скейты, велосипеды. И, разумеется, был представлен дайвинг и подводная охота, с которых все начиналось в 2013-м. Удалось пригласить профессиональных спортсменов мирового уровня из России и ближайшего зарубежья. Посетители фестиваля могли пройти бесплатные мастер-классы. Чтобы человек, который никогда не катался на доске или на каяке, мог попробовать и убедиться, что ничего сверхсложного в этом нет. Конечно, далеко не каждый станет профессиональным спортсменом, но заниматься экстримом ради развлечения несложно. Кроме того, были концерты, аниматоры, развлекательные программы.

Главная трудность — ​бюрократия

— А трудности с подготовкой фестиваля были?

— В прошлом году мы провели в рамках «Экстрим Крыма» несколько профессиональных соревнований. Это была ошибка.

Официальные соревнования — ​это жесткий регламент: всем зайти в воду, старт, финиш, всем выйти из воды. Они разрушают раскованную, игровую атмосферу фестиваля.

Мы решили, что в этом году соревнования будут только любительскими, а все профессиональные старты мы вынесли за рамки фестиваля.

А в ходе подготовки самым сложным было привести в Оленевку яхту. Раньше никто этого не делал. Пограничники, МЧС-ники — ​все ставили нам бюрократические препоны: мол, неправильно зарегистрировано судно, бухте некуда причалить. Но, с боем, мы, впервые в истории, привели одну яхту в Кардажинскую бухту. В этом году на фестиваль планируют прийти более 20 яхт. Теперь с этим проще, мы знаем, как это делается.

Кроме того, проведение фестиваля связано с получением различных разрешений, проверками. Пришлось готовить кучу документов. Не могу сказать, что это нерешаемая проблема. Но это очень сложный процесс, лишняя бюрократия, отнимающая массу времени и сил. И обязательно перед фестивалем официальная структура выявит угрозу нарушения экологических норм или еще чего-то. Приходится разбираться, доказывать, что мы этого делать не будем.

— Сколько стоило проведение фестиваля в прошлом году?

— Более 13 млн рублей. Деньги ушли на привлечение профессиональных спортсменов, музыкантов и аниматоров, создание временной инфраструктуры, призовые фонды соревнований и т. д. Впервые у нас были спонсоры, которые покрыли часть затрат. Около 20–25% нужной суммы нам обеспечил бюджет. Также мы продавали билеты, которые стоили от 1500 до 2500 рублей на все девять дней фестиваля. За все время нас посетили 15 тысяч человек.

— То есть доход — ​более 20 млн рублей?

— Нет, гораздо меньше. Были скидки для местных жителей, дешевые билеты на один день. Многих мы приглашали бесплатно, потому что надо было создать массовость. Нам не удалось даже выйти в ноль.

— Сколько будут стоить билеты на фестиваль в этом году?

— Пока не могу сказать, но точно не дороже, чем в прошлом. Будут системы скидок, например, в ближайшее время мы начнем продавать билеты со скидкой в 65%. Мы ставим себе цель привлечь на фестиваль в полтора-два раза больше зрителей, чем в 2015-м. Но главная задача — ​чтобы им понравилось и они рассказали друзьям, посоветовали к нам ехать.

 

Круглогодичная площадка для активного отдыха

— Как планируете развивать фестиваль?

— На сегодня вся инфраструктура, которая задействована на фестивале, временная. Мы берем в аренду участок каждое лето на небольшое время. Приезжаем, ставим, например, площадку для воркаута, а после фестиваля разбираем ее и увозим. Даже забор возим с собой. В общем, работаем на птичьих правах, вкладываем деньги в развитие фестиваля без гарантий, что проект проживет долго.

Теперь будем это менять. В сентябре прошлого года мы заключили инвестиционное соглашение с правительством Крыма. Сейчас готовятся документы о выдаче нам в долгосрочную аренду участка, на котором проходит фестиваль. Мы планируем создать там инфраструктуру для активного отдыха, которая будет работать круглый год. Будет кемпинг, где можно поставить палатку, принять душ, сходить в нормальный туалет. Наши вложения составят не меньше 12 млн рублей. Окупаемость проекта — ​пять лет. Но уже через три года мы планируем выйти в плюс и реинвестировать в проект заработанные деньги. Инвестпроект «Территория экстремальных удовольствий». Там будут легкие конструкции, без капитальных строений и гостиниц. Самым громоздким объектом будет база-стоянка для маломерного флота. А то на все западное побережье Крыма только одна яхтенная стоянка — ​в Евпатории. Для развития этой части Крыма нужна как минимум еще одна.

— В чем уникальность вашего проекта?

— Мы будем предлагать именно семейный активный отдых. Я много лет увлекаюсь дайвингом и подводной охотой. И обычно, пока я погружаюсь, мои жена и дети сидят в машине. Ждут меня на берегу. Наша цель — ​создать такое место, где человек будет заниматься своим любимым хобби, а с его близкими в это время будут работать аниматоры, артисты, для них будут развлечения на детской площадке, да и просто шезлонги на пляже.

И еще важно, что мы хотим создать единую площадку для многих видов активного отдыха: парусного спорта, дайвинга, каякинга, роликов-скейтов, воркаута, паркура. Сегодня в Крыму таких площадок нет.

То есть к нам сможет приехать компания друзей, у которых различные увлечения, и все они смогут отдыхать вместе.

Уверен, что наш проект позволит расширить рамки туристического сезона в Оленевке. Мы готовы предлагать инвесторам строительство подобных объектов в других регионах Крыма. Я считаю, что если мы сумели привлечь людей в чистое поле на Тарханкут, то теперь сможем создать привлекательный проект в любой части полуострова.

Крым будет принимать 15 млн туристов в год

— В России есть туристические регионы, лучше приспособленные для активного отдыха, чем Крым?

— Нет. Краснодарский край не сможет конкурировать с Крымом по ряду показателей. Например, виндсерфингом или кайтсерфингом можно заниматься лишь на небольшом участке побережья в районе Анапы, и там столько серферов, что они буквально на голову друг другу наступают. Дайвинг в Сочи неинтересен: море там менее прозрачно и нет такого количества затонувших кораблей, как в Крыму.

— Сколько туристов приезжают в Крым за активным отдыхом?

— По моим наблюдениям, когда Крым находился в составе Украины, цифра была значительной. Если вычесть из ежегодных пяти-шести миллионов туристов детей, которые приезжали в лагеря, и тех, кто ехал лечиться в санатории, то из остального количества туристов более половины приезжали ради активного отдыха. Счет шел на миллионы.

Это был не только дайвинг и парусные виды спорта, но и велотуры, пешеходный туризм, скалолазание. Сейчас в Крым едут в основном россияне. И приезжают они ради пляжного отдыха, для которого, как мне кажется, Крым как раз не очень подходит. Поэтому нам предстоит активная работа по популяризации экстремальных видов спорта и Крыма в России.

Раньше, в 45-миллионой Украине, у нас каждый год отдыхали около 10% населения. То же самое со временем будет и в РФ: в Крыму будут отдыхать до 10% населения страны — ​то есть, около 14 млн человек в год. Это станет возможно после строительства моста, модернизации аэропорта, новых морских маршрутов — ​в общем, после комплексного решения вопроса транспортной доступности. К этому времени нам надо выстроить на полуострове туристическую инфраструктуру — ​сейчас Крым просто не способен принять 14–15 млн туристов.

— А как Вы оцениваете крымскую туристическую инфраструктуру на данный момент? Чего не хватает?

— Главная проблема сектора — ​несоответствие цены и качества. Нам все-таки предстоит конкурировать на глобальном рынке — ​не только за иностранных туристов, но и за российских. Парусному спорту, например, можно учиться в ЮАР: получить там и тренировки, и сертификаты, и всю необходимую инфраструктуру. А вечером, глядя на закат, потягивать местный ром в бунгало в компании единомышленников и чувствовать себя настоящим яхтсменом.

В Крыму возможности для такого туризма, мягко говоря, несколько скромнее. А стоимость такого отдыха не намного ниже, чем в ЮАР, и явно не соответствует уровню сервиса. Поэтому прорыв в туристическом секторе случится не раньше, чем уровень услуг догонит уровень цен.

— Крым удобен для отдыха эконом-класса: дешевле дорога, не нужна виза, валюта. Но в России есть люди, которые могут позволить себе отдых в любой точке планеты. Есть ли экстремальные виды спорта, для которых Крым подходит идеально? Ради чего стоит приехать в Крым тем, кто привык к серфингу в Калифорнии, трекингу в Гималаях или велотурам в Альпах?

— Да, есть такой вид спорта. Это дайвинг — ​но не к коралловым рифам, а к затонувшим кораблям. У побережья Крыма таких кораблей множество. Они затоплены в разные эпохи, находятся на разной глубине — ​и каждый из них может стать востребованным туристическим объектом. Возле Кипра, например, есть место, где в свое время затопили простой пассажирский паром на глубине всего 15 метров. Сейчас это туристический объект, который охраняется государством, потому что каждый год он привлекает на Кипр десятки тысяч людей. У нас в украинские времена очень много затопленных кораблей поднимали и резали на металлолом. Тем не менее остается множество судов на различной глубине. Если правильно организовать инфраструктуру, провести информационную работу, то после снятия санкций Крым может стать международным центром дайвинга.

Новости

Календарь публикаций

Июнь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июл »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930