ДК №4 Индустрия отдыха Туризм

Между лечением и туризмом

Для развития медицинского туризма Крыму нужны субсидированные авиарейсы, инфраструктурное развитие курортных регионов и изменения в законодательстве, считает генеральный директор санатория «Сакрополь» Елена Дерюгина

Текст: Виктор Лященко
Фото: Макс Ветров

Санаторий «Сакрополь» в городе Саки на западе Крыма работает на стыке медицины и отдыха: отдыхающие регулярно сдают анализы, проходят врачебные осмотры и процедуры. Специфика отражена даже в речи: на вывеске «Сакрополя» значится «лечебный санаторий», а вместо принятого в отелях слова «гости» клиентов называют «пациенты» — ​как в клиниках.

«Сакрополь» — ​достаточно редкий для Крыма пример частной здравницы. Последнюю четверть века бизнес строил на полуострове в основном отели для пляжного отдыха, а в секторе лечебного туризма продолжали работать созданные еще при СССР государственные санатории и пансионаты. Гендиректор санатория Елена Дерюгина рассказывает, почему россияне не поедут в здравницы Западного Крыма без целенаправленной рекламы, что сдерживает развитие «Сакрополя» и почему рекреационному сектору полуострова нужна масштабная перестройка.

 

Для россиян Крым — ​это Ялта

— Как изменился «Сакрополь» после воссоединения Крыма с Россией?

— Санаторию всего три года. Первый год работали при Украине, вышли на хорошие показатели, но потом пришлось начинать фактически заново. Раньше 80% клиентов составляли граждане Украины, сейчас — ​россияне. Мы вложились в рекламу на российском туристическом рынке, и эти вложения себя оправдали. К нам едут практически со всех регионов России, даже с Дальнего Востока. Нельзя сказать, что переходный период стал для нас катастрофой. Мы довольно быстро нашли в России своего клиента.

Больше того, в последние годы к нам стали ехать из Казахстана, Армении, Азербайджана, Абхазии, Узбекистана. Но при этом мы сохранили определенное количество клиентов из Украины и Евросоюза.

Прошлый год был тяжелым, мы перестраивали работу санатория в соответствии с российскими требованиями. Честно скажу: бумаг и формальностей в России больше. Но сейчас стало легче.

— Какова загруженность санатория, сильны ли сезонные колебания?

— В прошлом году средняя загрузка составила около 80%. В целом проблем нет, нам удалось выйти на показатели украинского периода. Наибольшая загруженность приходится на осенние месяцы. Летом люди тоже охотно едут, сложнее всего привлекать клиентов зимой и весной. Хотя для лечения это самое благоприятное время.

Немало повторных клиентов, приезжающих каждый год. К примеру, у нас уже третий раз лечится гражданин США. В первый раз он приезжал еще при Украине.

— В какой срок при таком режиме работы окупятся инвестиции в создание санатория?

— Нам не ставится задача немедленного получения прибыли. Инвесторы — ​это состоятельные люди, которые хотят оставить свой след в жизни. Для них санаторий — ​это как построить церковь или мечеть… Сейчас заработанные деньги в основном вкладываются в развитие.

— Сильно ли повлияли на спрос экономический спад и снижение доходов населения?

— Увы, снижение покупательской способности чувствуется. На данный момент я немного переживаю за нашу загрузку. В мае в этом году к нам приехало меньше людей, чем в прошлом. Но мы и сами виноваты: расслабились и начали экономить на рекламе. А реклама очень важна: работая над расширением географии наших клиентов, мы столкнулись с тем, что россияне ничего не знают о сакских грязях. Для них Крым — ​это Ялта. И если не проводить информационные кампании, не говорить о наших возможностях, то все и приедут в Ялту.

— А что нужно знать о сакских грязях?

— Грязи Сакского озера содержат в два-три раза больше витаминов и аминокислот, чем грязи Мертвого моря.

Это уникальное природное лекарство, которое применяется в лечении более чем 100 заболеваний.

Мы эффективно используем грязи для лечения заболеваний опорно-двигательного аппарата, позвоночника, нервной системы, обмена веществ, а также женского и мужского бесплодия. Эффективность лечения бесплодия, исходя из нашего опыта, составляет 61%. После первого курса лечения беременность наступает у 39% пациенток, после второго курса — ​еще у 17%, после третьего — ​у 5%. Нам присылают фотографии детей, которые родились после посещения санатория. Знаете, как это радует!

Кроме того, на базе санатория работает филиал немецкого Института индивидуальной системной биокоррекции Noventalis. Таких центров всего два в мире: один у нас, второй в Берлине, в районе Бух — ​это место считается медицинской столицей Европы. Оборудование центра позволяет лечить сахарный диабет второго типа, атеросклероз, артериальную гипертензию, подагру, метаболический синдром.

Перелет в Крым — ​дороже, чем лечение

— Кто ваши потенциальные клиенты?

— Санаторий ориентирован на людей со средним и высоким достатком. Путевки у нас недешевые — ​в тройке самых дорогих по городу. Размещение, питание и лечение обходятся в 3–3,5 тысячи рублей в день. Длительность курса лечения — ​от 10 до 22 дней в зависимости от заболевания и состояния пациента.

При этом перелет в Крым зачастую стоит дороже, чем лечение. Особенно из отдаленных регионов России. Бывает, люди бронируют себе места, делают предоплату, а потом отказываются, потому что не по карману билет на самолет. Для эффективной работы нам, конечно, нужна помощь государства, более активное субсидирование авиаперелетов. Чтобы люди выбирали лечение в Крыму, билеты туда и обратно должны стоить в пределах 20 тысяч рублей, в том числе и из отдаленных регионов.

— Каковы планы по развитию санатория?

— У нас недостаточно развита сфера досуга. При создании санатория нашими приоритетами были высокий уровень медицинских услуг, комфортные условия проживания, качественное питание. Но потом пришло понимание: мы все-таки не больница. Люди едут к нам на лечение, но они хотят получать также разнообразные культурно-досуговые программы, спа-процедуры. Мы планируем построить на территории санатория большой лечебно-досуговый центр с кинотеатром, боулингом, бассейнами и тренажерными залами.

— Когда приступите к строительству?

— Это, к сожалению, не от нас зависит. Мы не можем начать реализацию проекта, потому что город к этому не готов. Старые канализационные системы не выдержат нагрузки. Поэтому сейчас идет проектирование новых городских очистных сооружений.

Дефицит эстетики

— Какие еще факторы сдерживают развитие медицинского туризма в Крыму?

— Курортный регион должен радовать глаз. Эстетотерапия — ​это дополнительный лечебный фактор: доказано, что в приятном окружении выздоровление идет быстрее. Нужны ухоженные парки, красивые здания, чистота и порядок. В нашем санатории это все есть, но люди ведь приезжают не в санаторий, а в Крым!

Бывает, что клиенты, впервые приезжая к нам на лечение, говорят: «Пока ехали по Сакам, испугались, куда мы попали». Сейчас в городе отремонтировали дороги, побелили деревья — ​стало лучше.

Если в регионе не будет развитой туристической инфраструктуры, надеяться на успех не стоит. Звучат заявления, что Крым с легкостью может заменить России Турцию и Египет, но ведь на самом деле это не так. Нам для этого нужно еще расти и расти.

— А что требуется от участников рынка?

— Один из важнейших моментов — ​работа с персоналом. У нас разработаны жесткие стандарты оказания услуг, и сотрудники учат эти стандарты наизусть. Мы расписали, как реагировать в различных ситуациях. К примеру, что нужно отвечать, если гость просит оказать услугу, которой нет в перечне. Запрещено говорить: «У нас так не принято», «Мы так не делаем».

В результате удалось создать в санатории атмосферу заботы о клиентах. В отзывах клиенты пишут: «Я простой пенсионер, а в «Сакрополе» себя почувствовал министром».

— Сколько всего людей работает в санатории?

— У нас 270 сотрудников.

Мы подбирали людей с горящими глазами, тех, кто любит свою работу.

Но есть проблема с набором врачей. По российским законам работа в санаториях не дает права на льготную пенсию за медицинский стаж, поэтому молодые врачи предпочитают больницы. А у нас отказываются работать или в лучшем случае работают по совместительству. Кроме того, при Украине медики привыкли к надбавкам за медицинский стаж. Наверное, неправильно их этого лишать. Думаю, целесообразно было бы внести на региональном уровне изменения в нормативные акты.

— Выдерживают ли крымские санатории и здравницы конкуренцию с краснодарскими?

— Выдерживают единицы: мы, отдельные санатории на Южном берегу Крыма. Но это единичные примеры, а в массе индустрия отдыха осталась на том уровне, на котором была в 1980-х. И еще осталась плохая привычка «выкачивать» деньги из туриста любыми способами. Это отталкивает людей, и в долгосрочной перспективе это проигрышная стратегия.

Но вполне реально все изменить. Для создания «Сакрополя» нам понадобилось четыре года. Через пять лет, если подойти серьезно, рекреационный сектор Крыма может коренным образом измениться.

— Как добиться, чтобы через 5–10 лет оздоровительный туризм в Крыму процветал?

— Крымский туристический сектор сформирован еще при СССР, когда предпочтение отдавалось лечебному туризму. Но если крымские курорты ставят перед собой масштабную цель заменить россиянам Турцию и Египет, где преобладает оздоровительный туризм, нужно перестраиваться. В Крыму оздоровительный туризм развит слабо — ​«Сакрополь» намерен занять эту нишу. Например, мы разрабатываем программу, сочетающую лечение и знакомство с Крымом. Чтобы человек, у которого есть желание и силы, не сидел весь день в санатории. Будут организованные экскурсии прямо из санатория, без дополнительных хлопот для клиентов — ​мы обо всем позаботимся.

 

Стать резидентом СЭЗ мешает скважина

— Как вы покупаете медицинское оборудование? Не мешают ли санкции стран Запада в отношении Крыма?

— Мы не сталкивались с такими трудностями. Санаторий укомплектован новым оборудованием, но об обновлении думаем. Нам уже поступили предложения от российской компании о поставке современного оборудования — ​как отечественного, так и зарубежного.

— Планируете ли получать статус резидента созданной в Крыму Свободной экономической зоны?

— Пока мы зашли в тупик, хотя еще в феврале были готовы стать резидентом. Проект подготовлен. Но есть проблема: на территории санатория находится водяная скважина, мы используем воду для полива. Скважина — ​это, с формальной точки зрения, добыча полезных ископаемых, а компании, которые разрабатывают недра, не могут стать участниками СЭЗ. Мы писали об этой ситуации в Москву, но получили отписку с выдержкой из закона. Могли бы законсервировать скважину, но тогда на воде разоримся.

— Как оцениваете бизнес-климат в Крыму? Как взаимодействуете с органами власти на республиканском и городском уровнях?

— Бюрократии нет, и взяток никто не требует. Была проблема незнания российского законодательства, это задерживало решение некоторых вопросов. Но сейчас эта проблема понемногу уходит в прошлое. С администрацией города у нас полное взаимопонимание, чувствуем поддержку в работе.

Календарь публикаций

Июнь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июл »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930