ДК №3 Крымская СЭЗ Первые лица Экономика

Бизнес-омбудсмен Борис Титов: Рано или поздно все крупные компании России будут работать в Крыму

Падение цен на нефть было для российской экономики в 2-3 раза болезненнее, чем санкции стран Запада, для преодоления спада необходимо значительно снизить ключевую ставку и смягчить монетарную политику, считает уполномоченный при Президенте России по правам предпринимателей Борис Титов

Текст: Николай Черкашин
Фото: пресс-служба Бориса Титова

В интервью «Деловому Крыму» накануне Ялтинского международного экономического форума бизнес-омбудсмен высказал свои предложения по наполнению экономики страны кредитными средствами и высоко оценил условия, созданные для резидентов крымской СЭЗ.

Защита с целью развития

— Борис Юрьевич, на ЯМЭФ вы будете одним из основных участников дискуссии «Защита бизнеса. Формирование бизнес-ориентированного государства. От чего сегодня нужно защищать бизнес, что для этого требуется?

— Проблем у бизнеса много. И все же свою главную задачу я вижу в защите бизнеса от незаконного уголовного преследования. Увы, в России часто уголовное право используется для того, чтобы «довлеть». Чаще всего преследование начинается в рамках бизнес-конфликтов или рейдерства, реже — при корыстной заинтересованности правоохранительных органов. Кроме того, зачастую бизнесмены становятся жертвами внешних обстоятельств и вынуждены выбирать очередность удовлетворения претензий контрагентов, но кто-то остается обиженным – и возникают уголовные дела. Часто государственные чиновники считают, что бизнес должен выдавать 100-процентный результат, а предпринимательские риски и форс-мажор в расчет не берутся.

К середине февраля нынешнего года ко мне поступило 964 обращения с жалобами на преследование бизнеса правоохранительными органами. При этом работа по каждому делу занимает месяцы, а иногда и годы. Для того чтобы иметь возможность сортировать эти дела и отсекать случаи, когда нашими полномочиями хотят воспользоваться нечистоплотные бизнесмены, был организован Центр общественных процедур «Бизнес против коррупции». Теперь мы хотя бы твердо знаем, кому помогать, а кому нет. Сильно помогает и межведомственная рабочая группа по защите прав предпринимателей Аппарата уполномоченного и Генеральной прокуратуры. В результате достигнут ряд успехов: закрываются уголовные дела, предпринимателям меняют меру пресечения на не связанную с лишением свободы.

Но помимо этого бизнесу нужна защита от незаконного административного давления. Нужно ограничить всевозможные проверки, а еще лучше – вообще ввести мораторий на проверки малого бизнеса на пять лет. Если чиновники перестанут кошмарить предпринимателей проверками и упростят регулирование, это даст несколько процентов прибавки к внут­реннему валовому продукту.

По подсчетам экспертов, сегодня более 50% малого и среднего бизнеса находится в тени. Чтобы его оттуда вывести, нужно создать четкие, простые и прозрачные условия регулирования, выманивать его пряником, а не кнутом. Нужно снизить штрафы и обязать при первом нарушении не штрафовать бизнесмена, а требовать устранения выявленных нарушений.

 

Нужна смена приоритетов

— Вы заявляли, что на сегодняшний день мы – слабая в экономическом плане страна. На ваш взгляд, это тенденция последних двух лет, или Россия, по вашей оценке, и до этого не была экономически сильной?

— Это системный кризис. Цифры показывают, что снижение темпов роста ВВП началось еще в 2012 году и продолжилось в 2013-м, а это были еще «сытые» годы. За последние годы слишком возросли издержки ведения бизнеса в стране. Инвестклимат состоит из трех составляющих – безопасности, удобства и выгодности. Если по первым двум направлениям что-то делается, то со снижением издержек дела обстоят из рук вон плохо, они только растут.

Санкционная война и падение цен на нефть (от него мы потеряли денег примерно в 2–3 раза больше, чем от санкций), конечно, усугубляют ситуацию. Но еще больше ее усугубляет нежелание Центробанка и Минфина отказаться от жесткой монетарной политики.

— Что нужно изменить в России, чтобы она стала экономически сильной?

— Самое важное изменение, которого мы намерены добиться, – законопроект о самозанятых гражданах наконец-то должен стать законом. Самозанятые – это индивидуальные предприниматели без наемных работников. Мы планируем ввести упрощенную процедуру регистрации таких самозанятых, в частности, разрешить им получать свидетельства о регистрации в налоговом органе при помощи Единого портала госуслуг, а также установить простой порядок оплаты свидетельства в виде единого патентного платежа. Предполагается, что такие предприниматели должны будут приобрести патент на срок от одного месяца до года, разрешающий осуществлять определенные виды деятельности.

Кроме того, планируется запретить проводить в отношении самозанятых плановые контрольно-надзорные мероприятия, а внеплановые проверки разрешить только при возникновении угрозы жизни и здоровью граждан. Снятие самозанятых с учета в налоговых органах планируется проводить автоматически через пять дней после окончания действия разрешения. Контрольно-кассовая техника для их деятельности не потребуется. Это все важно. Ведь в перспективе из мелких предпринимателей могут вырасти средние или даже крупные бизнесмены.

Конечно, будем добиваться и других изменений. Речь идет, в частности, о принятии буксующих сейчас поправок в закон «О торговле», которые призваны защитить владельцев объектов нестационарной торговли и дать арендаторам право на продление аренды без конкурсных процедур. Будем править новый КОАП, в текущей версии он слишком репрессивен.

Но главное, мы хотим на законодательном уровне поднять вопрос о смене приоритетов экономического развития страны и проведении новой экономической политики, направленной на стимулирование экономического роста, что подразумевает реформу налоговой, тарифной, денежно-кредитной, бюджетной, институциональной политик.

Кредиты и монетарная политика

— В одном из недавних интервью вы сказали, что перед многими бизнесами сейчас стоит цель выжить. Насколько это масштабное явление? Вы много общаетесь с бизнесменами из разных регионов страны – какова «средняя температура по больнице»?

— «Средняя температура» – это индекс предпринимательских ожиданий «Барометр «Деловой России». В прошлом году он выдал худшие с 2009 года показатели.

Среди факторов, которые наиболее беспокоят бизнес, – падение спроса, рост издержек и неопределенность экономической политики. Наихудшие показатели в индексе предпринимательских ожиданий показала сфера торговли, но и промышленные предприятия тоже ощущают себя все хуже.

При этом крупный и средний производственный бизнес чувствует себя хуже, чем малый, но все они, как и торговля, страдают от сокращения спроса, которое продолжалось на протяжении всего 2015 года.

В том или ином виде падение спроса отметили все отрасли экономики. Финансирование недоступно большинству предпринимателей. И перспективы нерадостные.

— Вы разделяете точку зрения, что снижение цен на нефть простимулирует модернизацию экономики России? Или наоборот – удачное время для модернизации упущено, и сейчас, из-за роста процентной ставки и снижения платежеспособного спроса, будет трудно что-то менять?

— Очень хотелось бы, чтобы падение неф­тяных цен простимулировало модернизацию экономики. Надо отметить, что некоторые вопросы начинают сдвигаться с мертвой точки. Программа импортозамещения, Фонд промышленных инвестиций – это хорошо, но мало.

— Ключевая процентная ставка сейчас ровно вдвое выше, чем была в середине 2013 года. Нужно ли, на ваш взгляд, корректировать ставку, до каких параметров?

— До параметров, которые позволят нашей промышленности конкурировать с западными аналогами, а там промышленность кредитуют под 3–5 процентов. У России есть все возможности для роста, но они блокируются неверной денежно-кредитной политикой финансовых властей. Сжатие денежной массы, жесткая финансовая дисциплина, высокая цена кредита – все это было приемлемо в «тучные» годы высоких цен на нефть. Сейчас другая ситуация, требующая иной денежно-кредитной политики. Для выхода из экономического кризиса необходимо количественное смягчение денежно-кредитной политики (ДКП) России, по опыту других стран в похожих ситуациях.

— Вы говорили, что одна из основных мер для преодоления кризисных явлений в экономике – это предоставить предпринимателям длинный и дешевый кредит. Как вы видите механизм реализации этого предложения, какой объем ресурсов потребуется, каким может быть источник ресурсов?

— Необходимо реализовать российский вариант политики «количественного смягчения» (QE), направленной на рефинансирование ЦБ кредитов коммерческих банков и институтов развития в рамках системы «проектного финансирования».  Для предотвращения перетока этих средств на валютный рынок, гарантии от их нецелевого, неэффективного использования, а также от возможного влияния дополнительной ликвидности на рост инфляции такое рефинансирование должно быть «связанным», осуществляться с помощью специальных механизмов, по целевым каналам, которые обеспечили бы доведение средств до новых инвестиционных проектов, с утвержденным бизнес-планом, софинансируемых инвесторами и коммерческими банками.

Эти средства не могут использоваться для поддержки действующих предприятий. Целевыми каналами могут служить:

  • рефинансирование ЦБ РФ коммерческих банков и/или капитализация институтов развития на общую сумму не менее 1,5 трлн рублей в год в течение 5 лет для финансирования высокотехнологических проектов, под залог и/или выкуп проектных облигаций специальных обществ проектного финансирования — СОПФ;
  • рефинансирование секьюритизированных кредитных портфелей, выданных коммерческими банками малому и среднему бизнесу;
  • стимулирование жилищного строительства через рефинансирование ипотечных кредитов;
  • кредитование частно-государственных проектов в области развития инфраструктуры, прежде всего в области локальной и транспортной инфраструктуры.

Для эффективного доведения «новых денег» до инвестиционных проектов и гарантии их возврата необходимо повысить прозрачность и эффективность банковской системы и институтов развития.

Необходимо также изменить мандат Банка России и осуществить переход от «ограничительной» к «стимулирующей» денежно-кредитной политике, таргетирующей, наряду с инфляцией, рост ВВП, низкие ставки долгосрочного кредита, снижение волатильности рубля к основным валютам.

 

Ситуация в Крыму: успехи и трудности

— Как вы оцениваете ситуацию в экономике Крыма?

— Крымский бизнес полностью адаптировался к законодательству России. Конечно, в Крыму все не очень просто, есть проблемы в юридическом оформлении, в работе контрольно-надзорных органов, проблемы в вопросах собственности, малой торговли. Но главный вопрос решен – все адаптировались и работают в юрисдикции Российской Федерации.

При этом в Крыму экономическая ситуация серьезно осложняется отсутствием представительств крупных российских банков. Те же банки, которые открыты на полуострове, поставлены в жесткие условия. Система так построена, что банки Крыма не могут получить рефинансирования из ЦБ, и даже собственные средства инвестировать в реальные проекты им непросто, потому что системы резервирования и залога очень сложные.

— Насколько эффективна, на ваш взгляд, созданная в Крыму СЭЗ? Можно ли повысить ее эффективность в нынешних условиях, если да – каким образом?

— Должен сказать, что закон о свободной экономической зоне хоть и принимался непросто, но в итоге в нем смогли предусмотреть очень привлекательные условия для инвесторов. Для малого бизнеса много значит упрощенная процедура регистрации и предоставления необходимых документов. Отмечу, что в СЭЗ смогли уйти от проблем двойного налогообложения, и сложностей в связи с ведением раздельного бухучета не возникает. Есть возможности улучшить условия ведения бизнеса через разработку и внедрение соответствующего программного обеспечения для реализации задачи по созданию «цифровой экономики» и создания условий для развития «виртуального бизнеса».

— Есть ли интерес к работе в Крыму у среднего и крупного бизнеса из других регионов России? На данный момент компании, даже не ведущие внешнеэкономическую деятельность, не торопятся заходить в Крым, есть ли предпосылки для изменения этой ситуации?

Интерес есть и большой, ведь условия СЭЗ в Крыму уникальные для России.

Санкции мешают, но я считаю, что они не вечны, они когда-нибудь закончатся. Рано или поздно все наши компании будут работать в Крыму.

 

Сложно всем, виноделы не исключение

— В ходе форума планируется также ваше участие в дискуссии «Экономические аспекты развития виноградарства и виноделия в России». Как вы, будучи председателем совета Союза виноградарей и виноделов России и совладельцем «Абрау-Дюрсо», оцениваете нынешнюю ситуацию в отрасли и ее перспективы?

— Общее снижение спроса и стремление людей экономить не лучшим образом сказывается на винодельческой отрасли. Есть снижение продаж – до 20 процентов и более – почти на всю линейку вин. А вот продажи винных напитков выросли в 2015 году почти в два раза. Все в сложном положении, и виноделы не исключение. Очень сложно привлекать инвестиции, так как горизонт планирования сейчас маленький, а лоза растет пять лет. Но зато есть огромнейший потенциал импортозамещения.

— В последнее время много говорят о том, что ослабление рубля повышает конкурентоспособность российской продукции на внешнем рынке, – касается ли это вина?

— Касается, но мы еще далеки даже от закрытия потребностей своего рынка как по вину, так и по виноматериалу. Работать еще много. А экспорт пока – скорее задел на будущее, а не существенная статья доходов.

— Какова, по вашей оценке, ситуация с винодельческой отраслью в Крыму? Как изменился российский рынок вина после вхождения Крыма в состав РФ? Не стало ли на нем тесно?

— Рынок России существенно больше по объему, чем совокупные мощности оте­чественных производителей – и до возвращения Крыма, и после этого. Так что тесно на этом рынке не стало. Из 1,1 млрд литров небутилированного вина, потребленного в России в 2015 году, отечественный виноматериал составляет только 0,3 млрд литров. Поэтому мы только рады, что теперь сообщество российских виноделов значительно увеличилось за счет крымских коллег. Теперь нам легче отстаивать свои интересы. В Крыму, как и в России в целом, сохраняются огромные ниши для импортозамещения в виноделии. Ведь страна по-прежнему импортирует виноматериал на миллиарды долларов. Здесь можно было бы инвестировать в виноградарство и заместить эти огромные объемы покупаемого материала.

— Вы участвовали в работе первого форума, сейчас планируете посетить ЯМЭФ-2016. Как вы оцениваете уровень организации форума, интерес со стороны бизнеса к мероприятию?

— Хотел бы отметить очень высокий уровень организации и высокий уровень представительства. Уверен, что в скором времени Ялтинский форум займет место среди самых известных и престижных. Большое спасибо его организаторам.

 

Новости

Календарь публикаций

Апрель 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар   Июн »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930