Выбор редактора ДК №3 Крупный бизнес Промышленность

Большие перспективы большой химии

Кальцинированная сода производства «Крымского содового завода» оказалась востребована на российском рынке

Текст: Петр Алексеев
Фото: пресс-служба ПАО «Крымский содовый завод»

Одно из крупнейших промышленных предприятий Крыма – ПАО «Крымский содовый завод» – после трудностей переходного периода стремится выйти на плановые объемы производства и строит планы по созданию новых мощностей, генерирующих тепло и электроэнергию. Его главная продукция – кальцинированная сода, соль и бытовая химия – пользуется спросом на российском рынке. О перспективах развития предприятия, на котором трудятся около 3 тысяч человек, «Деловому Крыму» рассказал генеральный директор завода Владислав Шмельков.

Полмиллиона тонн в год

— Владислав Валерьевич, для химической промышленности Крыма переходный период оказался непростым. Удалось выйти на прежние объемы производства?

— Мы к ним приближаемся. При установленной мощности производства технической кальцинированной соды 700  тысяч тонн в 2014-м и 2015 годах мы изготавливали более 500 тысяч тонн ежегодно, то есть около 75% от мощности предприятия. Кроме того, «Крымский содовый завод» производит пищевые соду и соль, ежегодные объемы производства которых в предыдущие два года были около 20 и 25 тысяч тонн соответственно. Это практически 100-процентные показатели по мощностям пищевых продуктов.

— Есть ли спрос на вашу продукцию?

— Конечно есть, ведь кальцинированная сода используется во многих отраслях экономики. Хотя есть сезонные колебания спроса: зимой, бывает, приходится корректировать работу производства, выпускать меньше, а вот весна-осень – это наш сезон.

Основные объемы нашей продукции используются в стекольной промышленности, поэтому спрос увеличивается в теплое время года, когда созревает продукция сельского хозяйства и ее консервируют в стеклянных банках, когда растет потребление напитков и производство стеклянной тары, когда увеличиваются объемы строительных работ.

Основные покупатели крымской соды находятся по ту сторону Керченского пролива. Как, в общем-то, и пищевой соды и соли. Их приобретают оптовыми партиями производители пищевой продукции, а также ретейлеры, которые потом фасуют нашу продукцию и продают в розницу.

— А где продают?

— География широкая: Санкт-Петербург, Москва, Краснодарский край, многие другие регионы России. Кроме того, небольшие партии соли и пищевой соды мы самостоятельно расфасовываем в пачки весом 0,5 килограмма, и экспортируем в страны СНГ: Казахстан, Таджикистан, Белоруссию. Объемы поставок невелики, но это способ расширить географию продаж. Стараемся, чтобы и в этих странах знали о том, что у нас хороший и качественный товар.

Энергетическая самодостаточность

— Предприятие уже несколько месяцев работает в условиях ограниченной подачи электроэнергии из единой энергосистемы Крыма. Как спасаетесь?

— Когда случилось отключение электроэнергии из-за диверсий в Херсонской области Украины, мы останавливали производство всего на сутки, чтобы перезапустить свою электростанцию. Она была подключена к общей энергосистеме, поэтому потребовалось время, чтобы выйти в автономный режим работы. Ситуация осложнялась тем, что на электростанции был плановый ремонт. Пришлось спешно его завершать и выходить на плановую мощность 14 мегаватт. Это позволило полностью перевести производство на собственную генерацию, получая от энергосистемы Крыма только около 500 киловатт в час.

— Для того чтобы производить химическую продукцию, предприятию необходима не только электрическая, но и тепловая энергия. Ее тоже самостоятельно производите?

— Да. Причем не только обеспечиваем производство, но и поставляем тепло для жилого фонда Красноперекопска. Это тепло – не излишки производства, как зачастую говорят, – мы специально производим его для города и качаем теплоноситель на расстояние 1,5 километра от заводской котельной до жилого фонда. Так что, можно сказать, у нас есть еще и такой продукт, как тепловая энергия. Хотя этот вид бизнеса вряд ли можно назвать прибыльным, ведь тарифы на услуги теплоснабжения на 2016 год Госкомитет по ценам и тарифам Респуб­лики Крым установил нам даже ниже прошлогодних.

В результате мы понесем значительные убытки. Конечно, мы социально ответственное предприятие и завершим нынешний отопительный сезон, но вот следующий сезон вряд ли сможем начать при таких тарифах.

Кстати, от начала ЧС и до момента по стабилизации энергосистемы Крыма мы отапливали город безоплатно. То есть за период с 21 ноября по 11 декабря 2015 года мы не выставляли счета городскому предприятию тепловых сетей – это был наш вклад в снижение нагрузки на население города, связанной с отключением электричества.

— У завода есть планы строительства второй когенерационной установки. Это связано с осенним прекращением поставок энергии из Украины?

— Отчасти. Эту идею мы рассматривали еще в украинский период, но тогда ее реализация была нецелесообразной, потому что на Украине было перепроизводство электроэнергии. Для экономии построили только одну когенерационную установку, которая позволяет при сжигании природного газа получать электрическую энергию и использовать тепло отходящих газов. Сейчас она очень пригодилась, давая заводу те самые 14 мегаватт электроэнергии и покрывая потребности в тепловой энергии на 10%. Остальные 90% тепла производят обычные котлы, которые сжигают газ и вырабатывают пар.

В перспективе мы хотим полностью закрыть потребности производства в тепловой энергии и генерировать около 150 мегаватт электроэнергии.

Тогда производство будет полностью энергообеспечено, и экономика его станет совсем другой. Такому крупному потребителю энергии, как «Крымский содовый завод», экономически выгоднее работать на собственной генерации, с учетом того, что мы и тепло будем использовать в производстве.

— Но строительство когенерационной установки потребует огромных средств. Где вы планируете брать их и как быстро окупятся вложения?

— По предварительным подсчетам, сделанным в прошлом году, стоимость проекта составит 12,5 млрд рублей.

С учетом инфляции в период строительства и роста стоимости оборудования и работ проект может удорожать примерно до 16 млрд рублей. Реализовать его возможно в течение 4–5 лет. А окупится он через 5–7 лет работы, обеспечив инвестору постоянный доход, в том числе за счет продажи в общую энергосистему 150 мегаватт электроэнергии.

Но для этого нужны средства. На строительство первой когенерационной установки мы брали кредиты в иностранной валюте, которые до сих пор выплачиваем за счет полученной прибыли. Из-за стремительного роста курса доллара в 2014 году мы получили убытки в размере около 3 млрд рублей, а 2015 году – 1 млрд Притом что без учета необходимости обслуживать валютные кредиты мы завершили год с прибылью – около 300 млн рублей. Но долги нужно возвращать, и мы возвращаем. Получить кредит для строительства второй когенерационной установки будет проблематично, значит, будем искать другие источники.

— В середине прошлого века, когда север Крыма отдавали под строительство химических заводов, рассчитывали, что воду они будут брать из Северо-Крымского канала. С тех пор как украинская власть прекратила поставки по каналу, источник остался один – подземные воды. Как «Крымский содовый завод» справляется с этой проблемой?

— Еще в 2014 году Министерство экологии и природных ресурсов Крыма выдало нам разрешение пробурить восемь скважин и поднимать 800 кубометров воды в час: полови ну – с водоносного горизонта глубиной 70 метров и половину – с глубины 270 метров. Все эти скважины распределены по территории завода, на площади 100 гектаров. Они обустроены, оборудованы модулями обессоливания воды, потому что, как и предполагали геологи, подземная вода имеет повышенное содержание соли – от 1,5 до 3 граммов на литр. Так что проблема водоснабжения производства, можно сказать, временно решена.

 

Инвестиционные площадки северного Крыма

— В Министерстве экономического развития РК рассматривают возможность создания в Северном Крыму промышленного парка. «Крымскому содовому заводу» это принесет пользу?

— Да, конечно. Хотя вряд ли это будет индустриальный парк в классическом понимании этого слова, когда разные производства сконцентрированы на отдельной, вынесенной за город территории с подведенными инженерными коммуникациями и транспортной инфраструктурой. Скорее речь идет о том, что нужно задействовать площадки, на которых раньше располагались производства.

В нашем регионе всегда была развита промышленная сфера, поэтому сохранились готовые площадки с подведенными автомобильной и железной дорогами, электро-, газо- и водоснабжением, то есть всей необходимой для производства инфраструктурой.

Таких площадок только в Красноперекопске около девяти. Пока они простаивают, но если создать на них новые производства, выиграют все, в том числе и мы. Сейчас «Крымский содовый завод» приобретает на материке очень много необходимых в производстве материалов начиная от металла и заканчивая упаковочной тарой – это бумажные мешки и полипропиленовые, контейнеры. Если их производство будет располагаться по соседству, мы переориентируемся на него, сократим транспортные расходы. А производитель получит в нашем лице постоянного покупателя.

— «Крымский содовый завод» не является участником СЭЗ Крыма?

— Пока нет, но очень хотим получить этот статус. Нам отказали, поскольку мы используем в производстве природные ресурсы, в частности воду озера Сиваш, которая является сырьем для производства соли и соды. А действующая редакция закона о СЭЗ гласит, что резиденты Свободной экономической зоны не вправе заниматься разведкой и добычей полезных ископаемых. Однако в нашем случае речь идет об использовании поверхностных вод, то есть это специальное водопользование, а не разработка недр. Поэтому мы надеемся, что все же станем участником СЭЗ, ведь создавали ее в том числе для того, чтобы поддержать действующие на территории Крыма предприятия, попавшие в сложные условия работы.

Благодаря налоговым льготам для участников СЭЗ мы сможем экономить около 20 млн рублей в месяц и направлять эти средства на модернизацию производства.

— В прошлом году вы начали реализацию пятилетнего плана модернизации производства. Что планируете сделать в нынешнем году?

— Нестабильность последних нескольких лет не позволяла строить большие планы развития. Нужно было пережить переходный период, затем – блокады со стороны руководства Украины, пришедшего к власти незаконным путем и ведомого Западом. Нам приходилось спешно решать текущие проблемы и не было возможности мешки смотреть вперед. Надеюсь, в 2016 году сложный период для нас завершится, и мы сможем уверенно смотреть в будущее. Направлений, которые можно развивать, очень много. Например, мы планировали создать производство хлористого кальция в порошке, который используют и в медицине, и в ЖКХ как посыпочный материал во время гололеда. Его можно добывать из нашего же накопителя – техногенного месторождения полезных ископаемых. Не секрет, что любое химическое производство имеет за собой «хвост»: на 1 тонну произведенной соды приходится 8–10 кубметров жидкости, которую завод размещает в специальном пруде-накопителе. Из этой жидкости можно получать хлористый кальций. Но пока мы не занимались даже проектированием этого производства. В нынешнем году продолжим начатую в 2015-м году модернизацию действующего производства, предусмотренную пятилетним планом развития. Это позволит сделать его более эффективным. Кроме того, ведем теоретическую работу для подготовки строительства электростанции.

Реклама

РИА Новости Крым

Календарь публикаций

Апрель 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар   Июн »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930