ДК №3 История Наследие

Ялта-1945: 8 дней, которые изменили мир

Одна из самых известных фотосъемок в истории: Сталин, Рузвельт и Черчилль позируют в Итальянском дворике Ливадийского дворца в Ялте.

Ялтинская конференция «большой тройки», во многом сформировавшая архитектуру безопасности и правила игры современного мира, стала возможна в результате величайшей трагедии и самого тяжелого испытания в истории человечества. Тяготы перенесенной войны побудили близких к победе союзников искать компромиссы и идти на взаимные уступки.

Текст: Алексей Попов, кандидат исторических наук, доцент Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского
Фото из архива ТАСС

Одним из важнейших итогов Крымской конференции стало безоговорочное признание Советского Союза мировой сверхдержавой. Но переговоры лишь зафиксировали новые геополитические реалии. Статус СССР как одной из ведущих стран мира был завоеван не в Ялте, а на полях сражений Второй Мировой.
Уинстон Черчилль и Франклин Рузвельт на военном аэродроме в Саках после прибытия на Ялтинскую конференцию.

Дороги Победы идут через Крым

Крымская (Ялтинская) конференция состоялась 4–11 февраля 1945 года и стала второй по счету встречей глав держав антигитлеровской коалиции. До этого лидеры «большой тройки» лично встречались только в Тегеране в ноябре 1943 года. Первоначально назывались самые разные места возможного проведения конференции: от Аляски (!) до Афин, от Северной Шотландии до Александрии. Но любой из этих географических вариантов находился в сфере влияния либо США, либо Великобритании. И только уловка Иосифа Сталина, который категорически заявил, что по состоянию здоровья врачи якобы никогда не разрешат ему дальний авиаперелет, помогла сделать окончательный выбор в пользу Южного берега Крыма. Именно решающая роль СССР в приближающемся разгроме фашистской Германии была главным козырем советской стороны во время подготовки и проведения Крымской конференции. Так, премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль в беседах с американскими партнерами несколько раз выражал страх «поссориться с Россией в то время, когда немцы все еще имели на полях сражений 200–300 дивизий».

Пока советские солдаты продвигались на запад, освобождая Европу от гитлеровцев, советский лидер не торопился назначать конференцию. «Все менее и менее полагаясь на переговоры, Сталин передоверил формирование облика послевоенного мира авангардам собственных армий… Он получал наибольший выигрыш, откладывая политические дискуссии и захватывая как можно больше добычи, хотя бы для того, чтобы воспользоваться этими территориальными трофеями, как фишками в азартной игре, во время мирной конференции», – писал о действиях советского лидера американский дипломат Генри Киссинджер. К моменту начала Ялтинской конференции советские войска были всего в 60 километрах от Берлина, а силы союзников только перешли германскую границу – от столицы их отделяло около 500 километров.

Стремление советской стороны провести переговоры на своей территории имело и оборотную сторону.

Буквально за месяц необходимо было обеспечить достаточные меры безопасности, подготовить необходимые объекты инфраструктуры, восстановить коммуникации, а также создать бытовые условия для высокопоставленных участников конференции и сопровождающих их лиц.

Хотя в состав каждой из официальных делегаций входило всего 10–15 человек, фактически в Крым прибыли около 700 английских и американских граждан – дипломатов более низкого ранга, военных, личной охраны глав государств и различного технического персонала, от шифровальщиков до поваров. Интересно также, что глав США и Великобритании сопровождали не первые леди, а их уже взрослые дочери. Всего же с учетом советских специалистов и обслуживающего персонала, значительная часть которого была командирована сюда из других городов страны, количество задействованных в проведении конференции персон составило не менее 2,5 тысячи человек.

Американская делегация была размещена непосредственно в Ливадийском дворце, где проходили официальные заседания конференции. Это было знаком уважения и внимания к президенту США Франклину Рузвельту, который из-за болезни мог передвигаться только на инвалидной коляске. Резиденцией делегации Великобритании стал Алупкинской дворец, построенный в первой половине XIX века по проекту известного английского архитектора Э. Блора. Советская делегация заняла достаточно скромный Юсуповский дворец в Кореизе, который находился между Ливадией и Алупкой. Это было логистически удобно и вместе с тем символически «раскалывало» англосаксонское единство.

«Дух Ялты»: единство и ответственность

Крымская конференция представляла собой 8-дневный марафон практически непрерывных заседаний, переговоров, консультаций и бесед в различных форматах. Видимая часть этого дипломатического айсберга проявлялась ежедневно после 16 часов, когда в Белом зале Ливадийского дворца члены делегаций садились за круглый стол и начинали обсуждение. Однако предварительно каждый вопрос повестки дня рассматривался на заседаниях министров иностранных дел трех держав, которые проводились с 12 часов поочередно в резиденциях каждой из делегаций.

Завтраки и поздние обеды также использовали для консультаций. Даже ночью кипела работа аппарата, связанная с подбором и обработкой необходимой информации, согласованием позиций и документов, их двухсторонним переводом на английский и русский языки. При этом каждый из участников «большой тройки» оставался руководителем огромной страны и Верховным главнокомандующим действующей армии. Поэтому в каждой из трех резиденций были развернуты мощные узлы связи, включающие телефонные коммутаторы, радиостанции, телетайпы, различную шифровальную технику.

Один из руководителей советской разведки Павел Судоплатов впоследствии вспоминал, что во время подготовки конференции советскими спецслужбами были собраны подробнейшие данные о каждом из членов американской и британской делегации, включая даже их подробные психологические портреты, чтобы советские дипломаты могли более эффективно вести с ними переговоры. Также подробнейшим образом были проанализированы все разногласия, которые имелись между самими западными странами. Разногласия Великобритании и США по некоторым вопросам были весьма существенны. Великобритания все еще являлась крупнейшей колониальной империей и традиционно считалась «владычицей морей», однако на самом деле в основных сферах международной жизни уже уступила первенство США.

Судя по стенограммам Крымской конференции, Черчилль очень активно комментировал практически любой вопрос и чаще всего вступал в пререкания с партнерами по переговорам.  Однако, дав ему высказаться, консолидированную позицию Запада формулировал Рузвельт.

За советским лидером, которого партнеры на официальных мероприятиях называли «маршал Сталин», а в кулуарах – «Большой Джо», практически всегда оставалось последнее слово.

В итоге на встречах официальных делегаций Большой тройки все же звучали острые вопросы, иногда происходили словесные дипломатические дуэли, но окончательные решения принимались только в том случае, если не вызывали возражения ни у одной из трех сторон. Причем всего в нескольких случаях такой консенсус не был достигнут и принятие решений было отложено до дальнейшей проработки. То есть фактически каждая из трех сторон обладала правом вето, но ни США, ни Великобритания не злоупотребляли этим правом, руководствуясь как рациональными соображениями, так и признавая моральный авторитет Советского Союза и его лидера.

Именно безоговорочное признание Советского Союза мировой сверхдержавой стало одним из важнейших итогов Крымской конференции. И это право не было получено в ходе дипломатических переговоров, которые лишь констатировали новые геополитические реалии, а завоевано на полях сражений Второй мировой войны.

Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль в беседах с американскими партнерами несколько раз выражал страх «поссориться с Россией в то время, когда немцы вс еще имели на полях сражений 200-300 дивизий».

«Дорожная карта» для войны и мира

После возвращения из Ялты президент Рузвельт в своем выступлении перед Конгрессом США заявил: «Конференция в Крыму ознаменовала, я надеюсь, поворотный момент… в истории всего мира. Крымская конференция должна подвести черту под системой односторонних действий, замкнутых союзов, сфер влияния, баланса сил и всех других аксессуаров, которые использовались на протяжении столетий и всегда безуспешно. Мы предлагаем взамен всему этому всемирную организацию, в которой все миролюбивые государства смогут принять участие».

Хотя содержание и основные итоги ялтинской встречи хорошо известны, напомним основные из них в той последовательности, в которой они обсуждались.

В.М.Молотов и Э.Стеттениус направляются в зал заседаний.

Поскольку на фронтах Второй мировой войны в то время еще активно велись боевые операции, решающие судьбу Победы, первое заседание официальных делегаций, состоявшееся 4 февраля 1945 года, решено было посвятить сугубо военным вопросам. Главное, что волновало западных союзников, – это как быстро советские войска смогут захватить Берлин, а также то, какую территорию будут контролировать к тому времени. Попутно возник, казалось бы, сугубо технический, но на самом деле имеющий большую геополитическую подоплеку вопрос – собирается ли советское командование на освобожденной им территории Европы «перешивать» железнодорожную сеть с европейского стандарта колеи (1438 мм) на русский стандарт (1524 мм). Это могло косвенно свидетельствовать о том, насколько долго Красная армия будет оставаться на данной территории.

Второе заседание (5 февраля 1945 года) касалось судьбы послевоенной Германии. Была согласована позиция, что прекращение военных действий с ней может произойти только после объявления безоговорочной капитуляции. Также обсуждался вопрос о разделении немецкой территории на зоны ответственности союзников (с выделением особой зоны для не представленной в Ялте Франции). Также с побежденной Германии было решено потребовать репарации на сумму около 20 млрд долларов, из которых не менее 50% должен был получить Советский Союз. Однако, учитывая опыт Первой мировой войны, после которой Германия выплатила победившим ее странам Антанты мизерную часть репараций, в этот раз решено была брать их исключительно в «натурной форме» – оборудованием фабрик и заводов, транспортными средствами, а также товарными поставками.

Премьер-министр Великобритании Черчилль до последнего возражал против определения конкретной суммы, по всей видимости, для того чтобы замедлить восстановление СССР.

Однако обычно сдержанный Сталин в этом вопросе проявил особую настойчивость. Его поддержал и Рузвельт, который ранее заявил, что после увиденных им в Крыму по пути в Ялту разрушений он «более кровожаден» по отношению к гитлеровцам, чем когда-либо прежде.

Третье заседание (6 февраля 1945 года) было посвящено вопросу создания новой международной организации безопасности, которая впоследствии получила название Организации Объединенных Наций (ООН). Несмотря на то что никто из участников не сомневался в необходимости создания такого международного органа, острые дискуссии развернулись по поводу состава Совета Безопасности ООН и процедуры голосования в нем, включая предоставление всем пяти постоянном членам Совбеза права вето. Конференцию объединенных наций было решено созвать 25 апреля 1945 года в Сан-Франциско, пригласив туда те страны, которые объявили или к тому времени объявят войну Германии. В целом положительно был решен также болезненный для стран Запада вопрос о том, что две союзные республики – Белорусская ССР и Украинская ССР – войдут в число членов – учредителей ООН и будут иметь отдельное от СССР право голоса в этой организации.

Четвертое заседание (7 февраля 1945 года) было посвящено в основном будущему Польши. Этот вопрос был настолько важен с точки зрения геополитики, что уже несколько раз затрагивался в предыдущие дни. С одной стороны, были определены примерные границы Польши, которые сохраняли за СССР право на Западную Украину и Западную Белоруссию, но с приращением польской территории на севере и западе за счет Германии. Также обсуждался вопрос о восстановлении в Польше легитимной власти, поскольку на руководство страной одновременно претендовало так называемое «люблинское правительство», находящееся непосредственно на территории страны, и так называемое «правительство в эмиграции», сформированное в Великобритании. Британская сторона настаивала, что судьба власти в стране должна решиться на демократических выборах с максимальным участием всех имеющихся политических партий, тогда как советская сторона уточняла, что к выборам не должны быть допущены силы, открыто сотрудничавшие с фашистским режимом.

Пятое заседание (8 февраля 1945 года) уточняло некоторые поднятые в предыдущие дни вопросы, доработанные на встречах министров иностранных дел, в частности о перечне стран, которые будут приглашены на Конференцию объединенных наций в Сан-Франциско, затем вновь обсуждался польский вопрос.

Шестое заседание (9 февраля 1945 года) началось с новых уточнений по польскому вопросу и размеру репараций, после чего впервые лидерами государств был затронут вопрос Югославии, где на власть также претендовало несколько сил, имеющих разную внешнеполитическую ориентацию и различное видение будущего страны. Великобритания считала Балканы сферой своего влияния, хотя советское влияние здесь также было очень велико.

Седьмое (11 февраля 1945 года) и восьмое заседания (12 февраля 1945 года) длились меньше предыдущих и были посвящены редактированию текста официального коммюнике по итогам конференции. Поскольку этот документ имел характер публичной декларации, в него не вошли договоренности о взаимодействии между союзническими войсками в Европе на завершающем этапе разгрома Германии, а также имевший актуальное стратегическое значение дальневосточный вопрос.

Рузвельт получил от СССР обязательство вступить в войну с Японией не позже чем через 2–3 месяца после капитуляции Германии.

Договоренности на этот счет предусматривали возвращение отторгнутых от России в ходе Русско-японской войны 1904–1905 годов. Южного Сахалина и Курильских островов, передачу под контроль СССР нескольких портов и железных дорог в северо-восточной части Китая, а также сохранение прежних границ Монгольской Народной Республики, которая в довоенный период являлась единственным идеологическим союзником Советского Союза.

Беседа И.В. Сталина с У. Черчиллем. Присутствуют: В.М. Молотов, А. Иден.

Мир после Ялты

Принятые в Ялте решения отличались взвешенностью и были способны удовлетворить интересы даже тех стран, представители которых на конференцию приглашены не были.

Уникальность «Ялтинской системы» заключается в том, что ее создатели достаточно быстро сошли с исторической сцены, однако определенные в ходе конференции принципы послевоенного мироустройства оказались чрезвычайно устойчивы и до сих пор во многом определяют архитектуру международной безопасности и стабильности в мире.

«Ялтинская система» не только определила расстановку сил на международной арене в послевоенный период, но и сейчас, спустя более 70 лет, помогает поддерживать стабильность и баланс интересов в мире. И возникновением этой системы мир обязан трудоемкой, напряженной, но необычайно продуктивной встрече глав трех сверхдержав, которая в далеком 1945 году на одну неделю сделала Большую Ялту «планетарной столицей», местом, где надежды на мирную и спокойную жизнь всего человечества наполнялись реальным смыслом.

Подписание протокола Ялтинской конференции. За столом (слева направо): Э. Стеттиниус, В.М. Молотов и А. Иден.

Календарь публикаций

Апрель 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар   Июн »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930