Виноделие ДК №2 Инвестпроекты Международное сотрудничество Сельское хозяйство

Санкции как стимул развития

Шведский винодельческий холдинг Inkerman International, объединяющий три хозяйства в Крыму, из-за санкций не может выплачивать акционерам дивиденды, поэтому вся прибыль вкладывается в развитие предприятия

Текст: Владислав Осипов
Фото: Игорь Смирнов

Компания, которой принадлежат 100% акций Инкерманского завода марочных вин, 75% акций севастопольской агрофирмы «Качинский плюс» и 96% акций агрофирмы «Черноморец» в Бахчисарайском районе, осваивает российский и азиатский рынки, сажает новые виноградники и намерена выкупать у государства производственные мощности, сегодня находящиеся в аренде. Об особенностях работы предприятия с иностранным капиталом в Крыму в условиях санкций «Деловому Крыму» рассказал Алексей Липко, генеральный директор ООО «Инкерманский завод марочных вин».

Вся прибыль – на капитализацию

«В прошлом году мы получили приличную прибыль и могли бы выплатить дивиденды, – вспоминает господин Липко. – Но вместо этого всю прибыль направляем на развитие предприятия, поскольку наши иностранные акционеры не имеют права получить дивиденды от нас. Будем развиваться, тем самым увеличивая капитализацию предприятия. Это выгодно инвесторам, ведь продавать акции никто не мешает».

— Получается, несмотря на санкции, бизнес стран ЕС может работать в Крыму?

— Все зависит от того, какие целевые установки имеет этот иностранный бизнес. Если инвесторы нацелены на капитализацию предприятия, получение дохода от капитализации, то это вполне рабочий механизм. А вот если они нацелены на получение текущих доходов, то, скорее всего, их получить не удастся – конечно, если источник инвестиций находится в стране, участвующей в санкциях. Ведь большинство стран в них не участвуют: Латинская Америка, Африка, Индия, Китай, вся Юго-Восточная Азия.

— Как компания завершила 2015 год?

— С очень хорошими показателями. Прибыль порядка 100–150 млн. рублей – это только с инкерманского завода, не считая «Качинского» и «Черноморца». Налогов и прочих платежей уплачено более 600 млн. рублей. Это в три раза больше, чем в 2014 году. Существенно увеличились зарплаты сотрудников. Средняя зарплата на предприятии – 30–33 тысячи рублей. Минимальная зарплата – 16–18 тысяч.

— Год назад, в марте 2015-го, Правительство Севастополя намеревалось национализировать завод в Инкермане. Как сейчас развиваются отношения предприятия и властей?

— У нас с Правительством города деловые отношения, продуктивные.

Да, было постановление Правительства Севастополя о создании ГУП «Инкерманский завод марочных вин», но эта структура так и не была зарегистрирована. Государственное имущество – это одна треть всего имущества, которым обладает Инкерманский завод марочных вин. Это гос­имущество арендовано до 2040 года (по данным «ДК», стоимость аренды – 1 млн рублей в месяц). Две трети предприятия – это инвестиции и основные фонды, которые приобретены собственником.

— По закону алкоголесодержащую продукцию в РФ нельзя выпускать на арендованном оборудовании. Переходный период в этом вопросе для Крыма тоже однажды закончится. Что потом?

— Правительство Севастополя и Законодательное собрание города готовы продать нам технологическое оборудование после проведения его оценки. Принципиальная договоренность об этом есть.

 

О морали в бизнесе и помощи государства

— Инкерманский винзавод не стал получать статус резидента соз­данной в Севастополе Свободной экономической зоны. Почему?

— Не стали по моральным соображениям. Мы эффективное предприятие. Если мы не будем платить налоги, тогда кто их будет платить?

— Это одно из условий ваших договоренностей с Правительством Севастополя?

— Нет. Губернатор Севастополя Сергей Меняйло, когда был у нас на предприятии, задавал этот же вопрос: «Почему не оформляете резидентство СЭЗ?» Я ему объяснил: мы имеем возможность платить налоги и мы их платим.

СЭЗ ведь создается для новых инвестиций. А мы работаем далеко не первый год, прочно стоим на ногах. Тем более что мы арендуем государственное имущество. Поэтому пытаться минимизировать налоги – это не совсем правильно, с нашей точки зрения, с точки зрения наших акционеров.

Если бы мы создавали новое предприятие в группе, инвестировали в него, разбивали виноградники на новом предприятии, строили еще один завод – тогда участие в СЭЗ было бы целесообразно. Возможно, если мы разовьем производство вакуум-сусла (концентрированный виноградный сок, используется в виноделии и как самостоятельный продукт. – «ДК»), создадим специальное предприятие для производства сусла, то это предприятие, может быть, попытается получить статус участника СЭЗ.

— А вообще создание СЭЗ в Крыму – это, на Ваш взгляд, правильный шаг?

— Да, это хороший, оправданный проект. Государство вообще здорово помогает аграрному сектору. Например, возмещаются затраты на посадку виноградников – нам компенсируют 70–80% затрат.

В прошлом году мы посадили 120 гектаров. А в нынешнем будем сажать минимум 200, а может, – и 200 гектаров.

— При Украине было сложнее виноградники сажать?

— Конечно. Тогда и компенсации были меньше, и чтобы их получить, приходилось платить деньги. Это все знают, этого даже никто не скрывал. А сейчас коррупционная составляющая абсолютно отсутствует.

 

Поставки в Китай – 1 млн. бутылок в год

— Что изменилось в деятельности завода после марта 2014 года?

— Изменения были не такими уж грандиозными. Мы и при Украине пытались развиваться в направлении российского рынка – тогда в РФ уходило около 6 млн. бутылок в год. Теперь мы полностью переориентировались на российский рынок и продаем в Россию в два раза больше. Да, у нас были поставки в Западную Европу, но небольшие, так что говорить о больших потерях не приходится. Inkerman – это международный бренд, потребности украинского рынка теперь удовлетворяет украинский завод (находится в Херсонской области. – «ДК»). Общие объемы производства группы компаний Inkerman даже выросли.

— Сейчас зарубежный рынок для вас – это…

— … страны СНГ, прежде всего – Белоруссия, Казахстан. Плюс Китай.

— Соглашение с Китаем недавно подписано. Какие результаты по нему уже есть?

— Соглашение на поставку миллиона бутылок. Это солидная цифра, если учитывать, что мы ориентируемся на производство 22–25 млн. бутылок в год. Пока поставили пробные партии – несколько фур. Причем по предоплате и контракты в рублях – на этом настояла китайская сторона, никаких долларов.

— В какие регионы России вы поставляете больше всего продукции?

— Это, безусловно, Северо-Запад и центральный регион – Москва, Московская область. На Дальнем Востоке мы неплохо представлены. А так, конечно, территорию еще осваивать и осваивать, есть куда двигаться. Например, в Тюмень за год поставили всего 5 тысяч бутылок. Хотя, учитывая качество нашей продукции и соотношение цена-качество, там должно быть не 5, а 150 тысяч.

— Каковы предпочтения россиян в вине, отличаются ли они по регионам?

— Самые популярные наши марки называть не буду, это коммерческая тайна, мы эту информацию не афишируем. Но в целом региональных предпочтений нет. В России любят полусладкие вина, мускатные. Именно они вместе с каберне «Качинское» являются нашими лидерами продаж. А вот крымчане больше пьют сухие вина. В Крыму мы продаем более 5 млн. бутылок.

— Где закупаете виноматериалы сейчас?

— И в крымских хозяйствах, и в Испании, Южной Африке. На Украине после 2014 года не закупаем – а раньше везли из Одесской области.

— Сколько винограда сейчас собираете на собственных виноградниках?

— У нас был гигантский урожай в 2014 году, виноматериал остался даже на этот год. В этом году был серьезный неурожай на «Качинском» – из-за заморозков мы собрали 40% от плана. Но на «Черноморце» урожай был хороший. В целом собрали порядка 10–12 тысяч тонн, а в 2014-м было 18–20 тысяч тонн. Для выращивания винограда Крым – зона рискового земледелия, как ни странно.

— Как повлияли на работу сложности с электроснабжением Крыма?

— Со светом проблемы иногда. Но у нас есть своя электрогенерация, так что производство не останавливается. Правительство предоставило нам дизельный генератор на новую площадку, а здесь (на Инкерманском заводе марочных вин. – «ДК») у нас старый дизель еще с советских времен. Работает нормально. Всего предприятие потребляет чуть более 600 киловатт электроэнергии.

— Планируете заявлять убытки?

— Совхоз «Качинский» уже заявил убытки, а мы еще формируем объективную картину. Но ничего катастрофического нет. Да, выше себестоимость электроэнергии, получаемой на дизель-генераторах, перебои были – это простои в производстве. Не работали серверные, простаивал офис, и были проблемы с отгрузкой, с оформлением документов. Были вынуждены создавать рабочую смену, которая заканчивает работу в 2 часа ночи.

— Какие планы по развитию предприятия?

— Собираемся расширять производство, увеличивать количество линеек. Хотим удовлетворить спрос как на доступное вино, так и на дорогое, даже супердорогое. Готовим единый для всех продуктов дизайн этикеток. Будем высаживать красные и мускатные сорта винограда.

Наша программа – в ближайшие два-три года посадить 800 гектаров.

А всего за время аренды, с 2005 года, мы посадили более 1000 гектаров новых виноградников.

Календарь публикаций

Март 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Апр »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031